Проповедь У. М. Бранхама "Аудио ПИСЬМО ЛИ ВЕЙЛУ" 6-я часть

E-91 И она была очень взвинчена. И она хлопнула дверью прямо перед моим носом. И она сказала: "В таком случае ты должен какое-то время оставаться дома, чтобы заботиться о них". Сказала: "Ты не порешь их и ничего не делаешь, когда они приходят домой и когда приходишь домой ты. А они знают, что за это они от тебя могут получить. Ох, он мне говорит то же самое, а затем возвращается и все равно делает это". "Хлобысь!" - она хлопнула дверью прямо перед моим носом.
Ну, бедненькая женушка. Я… я… Ты знаешь, Ли, кто она? Она… она для меня - царица земная, настолько она для меня. Поэтому я подумал: "Ну, бедняжечка. Она не смогла… Она так взвинчена…" И я пошел и отправил Джо в школу. И я… А затем я вышел, чтобы помыть свою машину. И когда я начал мыть машину, прямо из-за того куста пришел голос и сказал: "Пойди скажи ей прочесть…" Я думаю, что это Паралипоменон, 2-я Паралипоменона. Я не знаю точно главу. В любом случае, это там, где Мариамь насмехалась над Моисеем. "Пойди прочитай ту главу".
Ну, я подумал, что это был всего лишь своего рода… И Это снова проговорило. Ну, я подумал, возможно…
Ты знаешь, как это, Ли. Я просто… Иногда на тебя может находить воображение. И мы не… Вот в чем дело сегодня с людьми. Они получают… принимают воображение вместо того, чтобы реально быть уверенными в том, что это Слово Господа.
E-92 И затем Это очень четко проговорило в третий раз. Итак, я вошел в дом. И я взял Библию и вначале это прочел. Это было там, где Мариамь издевалась над Моисеем, ты знаешь. А Мариамь, помнишь, была пророчицей. И она была той, которая нянчила Моисея и нашла дочь фараона, ты знаешь. Итак…?… И она пророчица. И она отчитывала его из-за женитьбы на той… той эфиопской девушке.
И вот это разгневало Бога. И Мариамь была поражена проказой. И сказал… проговорил… сказал: "Было бы лучше, чтобы ее отец плюнул ей в лицо, когда она родилась, чем совершить подобное".
Поэтому он взывал… они взывали… Моисей призывал Бога сойти. Столп Огненный стоял в скинии. И Бог сказал Моисею: "Иди позови Мириамь и Аарона, приведи их внутрь".
И там была… там была Мариамь, белая от проказы. И сказал… и Бог сказал так: "Если среди вас будет духовный или пророк, Я, Господь, откроюсь ему в видении и проговорю ему в снах", или как это там читается. И сказал: "Но о рабе Моем Моисее: нет подобного ему на земле. (Видишь?) Разве ты не боишься Бога?" - сказал Бог Мариами.
Итак, запомни, это ее брат, и она - пророчица. И Моисей умолял о ее жизни, и она была исцелена.
E-93 Так вот, я тогда перепугался. И я отправился к Меде и сказал: "Меда, впусти меня". Она заперла дверь. Она сидела за швейной машиной. Я сказал: "Позволь мне войти, милая".
Она сказала: "Чего ты хочешь?!"
И я сказал: "Возлюбленная, впусти меня. У меня есть для тебя слово от Господа". И поэтому она меня впустила. Доброта ее немного отрезвила. И я сказал: "Меда, я был там, моя свою машину", и рассказал ей эту историю. Она испугалась.
И я спустился и взял ее за руку. И я сказал: "Господь Бог, пожалуйста, пусть ничего не будет".
Примерно два дня спустя она получила серьезное повреждение на боку, на левом боку. Когда мы из-за этого пошли домой к доктору на обследование, он обнаружил, что на левом яичнике была киста размером с лимон. Видишь, я говорил ей об этом за пятнадцать-шестнадцать лет до того. Она была все время. Видишь?
Доктор сказал… "Я не знаю, что с этим делать, док". Он сказал: "Ее надо удалить, брат Бранхам". И он сказал: "Она начинает расти. Ее надо удалить, она превратится в злокачественную".
И я сказал: "Хорошо, док, оставь… оставь ее в покое только на немножко".
E-94 Итак, мы пошли немного… примерно три месяца спустя вернулись. Она стала размером с апельсин. Он сказал: "Брат Бранхам, ее необходимо удалить".
Я сказал: "Док, я… Она не хочет, чтобы ее удаляли". Я сказал…
Он сказал: "Ладно, я пошлю…" Видишь, тогда он сбыл меня с рук. Доктор Артур Шин, в Нью-Олбани… в Луисвилле. Он послал меня к гинекологу. И тот обследовал это. Он сказал… И он написал письмо и… к нему туда и рассказал ему о случае. И вот они нарисовали диаграмму и как она росла.
Итак, этот гинеколог обследовал ее, и она была там. Он сказал: "Да". Сказал: "Миссис Бранхам, это нужно удалять".
"Хорошо, - сказала, - ну, мы уезжаем в Тусон, Аризона", полагая, что мы оттуда вернемся.
Сказал: "Хорошо, - сказал он, - у меня там есть дамский доктор, один из лучших в стране". Этот известный доктор в Луисвилле сказал: "Я… я отправлю вас к нему".
E-95 Итак, он написал маленькое письмо. И мы посмотрели внутрь. Он его запечатал, однако мы заглянули через свет. И там говорилось: "Миссис Бранхам и мистер Бранхам. Он миссионер, очень прекрасный человек, Божественный исцелитель. И он доверяет своей вере против этой… этой кисты, а она растет". Сказал: "Тем не менее они хотят попытаться еще немного протянуть". Сказал… назвал доктора по при… по имени. Сказал, вроде Джон или Джонет, или… неважно как. Сказал: "Это… это надо оперировать. Миссис Бранхам должна быть прооперирована. Так вот, ее муж - прекрасный человек. Но он Божественный исцелитель, и он проверяет свою веру на этой растущей опухоли".
Итак… вот мы пошли к здешнему доктору и вручили ему записку. И он ее обследовал, и тогда она оказалась размером примерно с грейпфрут. Видишь? Итак, у него были все бумаги и тому подобное об этом, которые ему послал другой доктор, - размером с грейпфрут. Он сказал: "Нужно удалять".
Ну, я собирался в Канаду, и я сказал: "Ну, не… не удаляйте ее теперь, доктор".
И вот, затем мы вернулись домой, и она снова была им обследована. Он сказал: "Ее необходимо удалить".
Вот, затем меня позвали на восток для собрания. И по дороге обратно я сказал: "Хорошо…"
И Меда позвонила мне. И это стало таким скверным, что она едва ли могла поднять левую ногу. Она просто изнемогала, когда шла, поддерживая левую ногу.
E-96 Таким образом… А я хотел взять ее домой на Рождество, на это последнее Рождество, перед операцией. И я тогда был дома. Я остался там на три дня один, отдыхал. А затем отправился в Шривпорт с собранием брата Джека. Я приехал с севера от брата Боуза, с севера, из Нью-Йорка.
И вот я позвонил ей в то утро… в тот вечер. И она сказала: "Билл, я собираюсь утром".
(До конца теперь осталось не слишком мало? Ты дай знак, когда останется.) Я разговариваю с парнем, который делает пленку, Ли.
E-97 И вот я… я сказал: "Хорошо, я утром еду в Шривпорт, так что я лучше позвоню Меде сегодня вечером. Я покидаю Джефферсонвилл". Итак, она в это время находится в Тусоне. Ты видишь?
А она с сестрой Норманн в следующее утро шла на обследование. Прошло около трех недель, и доктор сказал, что она стремительно растет.
И я позвонил ей. И бедная женушка, она сказала: "Билл, я почти всю эту неделю только лежала". Сказала: "Я совсем не могу двинуться. Она выступила из моего бока примерно на два дюйма ввысь. Мое платье стало топорщиться".
Я сказал: "О-о, милая. Он захочет ее удалить". И я сказал: "Возлюбленная, ты хочешь рискнуть, чтобы приехать домой на Рождество?" Я сказал: "Это всего лишь около… около трех или четырех недель, и мы будем дома и вернемся. И ты ради Рождества сделаешь операцию дома. Затем сразу же после Рождества тебе ее удалят".
И она сказала: "Если он остановится на этом".
Ну, я сказал: "Я, конечно, надеюсь, что он это сделает, милая". И я сказал: "Ты пойди и увидься с ним. А затем ты… и ты приходи и, знаешь… А затем… а затем я тебе позвоню, после того как я поеду в Шривпорт. Я буду в дороге дня два, а затем я тебе позвоню". И на следующее утро она пошла. И я… я сказал…
Она сказала: "Хорошо".
E-98 Итак, на следующее утро я встал и пошел к креслу. Там мы всегда, я и моя семья, становимся вместе на колени, когда я уезжаю на собрание. И мы всегда молимся прямо тут, перед той картиной Иисуса - "Голова Христа в тридцать три" Хоффмана.
И я встал там на колени, чтобы помолиться. И когда молился, я сказал: "Господь, вспомни о ней сегодня". Я сказал: "Боже, пусть доктор будет в состоянии отложить операцию, - сказал я, - потому что, если что-то случится с нею, и тогда… тогда я бы… она бы стала злокачественной, а я вот так удерживал от этого…" Я сказал: "Мы молились, и рыдали, и… и все делали". И я сказал: "Она сотни раз исповедовала это. Она… она не хотела говорить это в то утро, Господь. Она… она стоит между мной и обществом. И бедняжку резали два или три раза, - сказал я, - из-за этих младенцев". И я сказал: "Она боится операции". И я сказал: "Пусть это задержится. Пока мы не сможем приехать домой и вернуться. И позволь ей снова увидеть дом". Я сказал: "Господь, если она станет злокачественной, о-о, тогда пусть доктор идет и удалит ее". Я сказал: "Я… я… я просто молю, Боже, чтобы Ты помог ей в этом действии".
E-99 И примерно в то время там, в комнате, был тот Столп Огненный. Сказал: "Встань на ноги свои". Я встал. Он сказал: "Что бы ты ни сказал, это так, как с ней будет".
И я не мог перевести дух едва ли на мгновение, зная, что стоял в Присутствии Бога. И я сказал: "Хорошо, когда она сегодня придет на обследование, рука Божья должна быть там. Прежде чем рука доктора коснется ее, эта большая злокачественность, или опухоль, или что бы то ни было исчезнет". И это все.
И я забрался в машину, поехал в Шривпорт. И вот я сказал, каким образом это будет.
Итак, когда мы оказались готовыми на следующее утро, утро после того, чтобы позвонить ей… или на следующий вечер после того, скорее. Я проехал весь тот день и всю ту ночь. И в следующий вечер, когда я ей позвонил, я сказал… А Лойс и Билли, ты знаешь, по правде говоря, меня навестили. И я сказал… я сказал: "Итак, вы послушайте и посмотрите, случится ли… ли это. Доктор не сможет… не будет в состоянии ее найти".
Вот я ей позвонил. Я сказал: "Как ты, милая?"
Она сказала: "О-о, я чувствую себя прекрасно". Так вот, она сказала: "Билл, я хочу тебе рассказать".
Я сказал: "Да, опухоль исчезла".
Она спросила: "Откуда ты узнал?" И я просто… Он сказал… Она сказала: "Милый, я едва смогла туда добраться".
E-100 Наша здешняя сестра Норманн, очень прекрасная женщина, пошла с ней. И они ее одели, и они вызвали… Когда доктор вошел, медсестра уже ее приготовила. И когда… Она едва могла приподняться на столе.
И он спросил: "Миссис Бранхам, как вы себя чувствовали на этой неделе?"
Сказала: "Ну, доктор, мне было хуже, чем когда-либо". Сказала: "Мой бок вздулся".
Сказал: "Да, миссис Бранхам. Мы оказываемся перед необходимостью удалить ее".
Итак, как только он начал помещать свою руку на ее бок, под это платье и простыню, что была на ней, начал помещать руку на ее бок, она сказало, что было прохладное странное чувство. И, ох, все исчезло.
А доктор надавливал и мял. Он спросил: "Миссис Бранхам, это было на левом боку, не так ли?" Он вытащил все свои диаграммы того, как она росла. Сказала: "Да". Поэтому он прошелся по другому обследованию, взял какие-то рентгеновские снимки, которые у него были, взглянул на них, провел другой рентген. Он сказал: "Миссис Бранхам, я не могу этого объяснить, но у вас нет никакой кисты". Сказал: "Там… там больше ничего из этого нет. Она пропала".
E-101 Видишь, Ли, точно как это было сказано, таким же образом это было. Видишь? Точно как это было сказано. Видишь, это было сказано. У нее была киста. Прошли годы. Киста была там. Она сделала нечто неправильное. И затем Он сказал мне просто сказать слово. И это то, как это было бы.
И вот, затем есть нечто, что идет в промежутке между этим, Ли. Я мог бы привести это тебе. Конечно, это было в четвертый раз (видишь?), то есть эта вещь.
Итак, четвертый раз. Я мог бы также донести это тебе как… как рывок, начав с того, что это - третье служение. И, Ли, я мог бы никогда тебе об этом не рассказывать. Понимаешь? Но ты Библейский человек. Ты можешь увидеть, что случилось там с белками и так далее, что это такое. Понимаешь?
E-102 И вот я был в Колорадо. Так вот, это было прежде, чем это происходило: прежде чем имело место это… это видение о ее исцелении.
И ты знаешь, Ли, когда я женился на ней, у меня совсем не было денег. Я хранил свои деньги в коробке из-под соды. И я не мог взять ее на медовый месяц и также пойти поохотиться, поэтому я просто взял ее в качестве медового месяца на охоту. И вот… И маленькая спутница, она, во всяком случае, была совсем крошечной женщиной. Вот я… я взял ее туда, и я убил медведя.
И я переносил ее через те бревна и препятствия. И у меня есть ее фотография, как она там стоит. И я встал… Это было в горах Андирондак в Нью-Йорке .
Итак, когда я вернулся в это Колорадо… Я не был дома ни в одну из наших годовщин. Видишь ли, она двадцать третьего октября. А это как раз тогда, когда в Колорадо охотничий сезон. И начиная с того времени я никогда на нашу годовщину не был с ней дома.
E-103 Так и на сей раз я подумал: "Ну, я поднимусь туда". И я стрелял в своего оленя. Так что я сказал: "Ну, я…" Это наше ежегодное время.
Итак, там, вверху, так сухо и все остальное. Ох, там была большая группа охотников, примерно, я полагаю, примерно сто пятьдесят охотников повсюду там, вдали. А я в своем роде слегка не при деле, потому что я уже подстрелил оленя, которого собирался добыть. И я просто ждал с остальными братьями.
И очень много лет назад, ты знаешь, когда я убил большую группу оленей… Я думаю, что убил за год шестнадцать голов дичи для тех христианских бизнесменов, как будто бы оказавшихся следом за мной. Поэтому я пообещал Господу, что больше не буду этого делать.
Так что я просто ходил с братьями и позволял им…
Фрэд, ты там был? Нет, ты не был в той поездке. Нет.
Ну, тебе полагалось быть там, Ли. Тебе полагалось приехать с… И я ожидал, что ты будешь там с Джоном и… и… и… Как зовут другого мальчика? Мартин, Джон Мартин, и маленький Мартин, и… и брат… Как зовут того молодого проповедника из Ассамблеи Божьей, ты знаешь, который… который в течение года всегда посылает мне костюм, из той маленькой церкви там, знаете? Как его зовут? Палмер, брат Палмер. Он был там. И, ох, там было около пяти или шести различных представителей от методистских служителей и так далее из Индианы. И я подумал, что ты также собирался там быть. Ли.
E-104 Вот. И они сказали, что ты не приехал. Итак, затем я… Ты знаешь, ты сказал, что желаешь приехать просто ради общения, чтобы посидеть рядом. Ну, я бы… Ты хочешь какое-то время поговорить. Это то, что я собирался сделать. Но так или иначе, ты не приехал с Мартинами, как предполагалось.
И вот, почти у всех них был олень. Но… И было так сухо. Ох, было ужасно сухо. У них с весны не было дождя. И листья были сухими и все остальное.
Итак, мы получили предупреждение, что приближалась снежная буря… приход. В тех горах должно было выпасть двадцать футов снега в ту ночь или на следующее утро.
Ну, Джон Мартин с ними - они могли бы добыть двух оленей на каждого. Так что они хотели уйти, потому что у них только что была передача в прямом эфире. Итак, мы подходим… В тот вечер они подходят к лагерю. И… и вот Дэвид с ними убили там, в округе, несколько оленей. Поэтому мы дали им тех оленей, которые были у нас, потому что они хотели остаться, чтобы они… парни в моем лагере. Но Джон с ними хотели убраться прочь из-за той передачи в прямом эфире.
И у нас были… у меня был грузовичок Фрэда, у которого четыре передачи. А… а… а у другого брата был с пятью передачами. Так что мы смогли бы выбраться.
E-105 И… все начинают выметаться оттуда. Ой, в этой местности не осталось ни охотника. Все, кроме нас, уехали. Но они хотели каких-нибудь трофеев, поэтому они захотели остаться немного подольше.
А у меня здесь, в Тусоне, на следующей неделе было собрание. И оно было примерно в среду, во вторник или в среду. И я знаю, что должен был выехать оттуда в понедельник, или я… я пропустил бы это здешнее собрание. Поэтому я пошел и позвонил… двинулся в город и позвонил Меде, и позвонил миссис Эванс, и имел… Я не смог дозвониться Меде по телефону. Я позвонил ей, чтобы сказать миссис… чтобы сказать миссис Эванс сказать Меде, что если я не буду там в воскресенье, чтобы Тони провел то собрание.
Таким образом, когда я в то утро поднялся на гору, начал взбираться, Билли шел со мной. Итак, мы поднимались вдоль тропы и…
И затем, вот я… я сказал этим братьям, я сказал: "Итак, взгляните…" Следующее утро… Ох, милые. На всем протяжении были тучи и черно. Я сказал: "Эй, когда я… я был пойман здесь снежной бурей…" Я сказал: "Вы можете умереть здесь за несколько минут". Понимаешь? Я сказал: "Всего лишь менее… в пределах полутора минут вы не сможете увидеть перед собой руку, и ветры кружат".
Ну, они были… Я сказал: "Не… Если вы выйдете, не отходите очень далеко". Видишь? И повсюду воют койоты. Я сказал: "Видите, погода изменится". И я сказал: "Так вот, приходит большая снежная буря".
E-106 А в то же самое время Том Симпсон ехал из Канады. И он получил предупреждение не ехать через Колорадо. Предсказывали двадцать футов снега. Поэтому ему пришлось повернуть и поехать каким-то другим путем.
И поэтому все подготовились. И все охотники уехали, потому что, если бы они остались там, ох, ты можешь оставаться там всю зиму, что этого касается.
Однако я знал, что смог бы смастерить какие-нибудь снегоступы, и выбраться наружу, знаешь, и добиться, чтобы прибыла какая-нибудь помощь, или дать возможность, чтобы какой-нибудь вертолет прилетел и забрал их, если они впутаются слишком серьезно.
Поэтому они хотели рискнуть, чтобы добыть какие-нибудь трофеи. Итак, они…
Я сказал: "Итак, все вы находитесь прямо у подножия этого холма. Я поднимаюсь на вершину холма. И если будет какая-то дичь, переполошится теперь, то они переполошатся в это утро, потому что они будут загнаны, те олени, готовясь к тому… готовясь".
Было так много стрельбы и всего остального, что они как бы перепугались. И все они прибыли туда, знаешь, со всей страны , стреляя и грохоча. Примерно четыреста или пятьсот выстрелов в той округе, и стреляют самок и молодняк, и гонят их по всей местности, убивая дичь также случайно.

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya