Проповедь У. М. Бранхама "Когда проявляется Божественная любовь, суверенная благодать находит свое место" 1957-01-26в

КОГДА ПРОЯВЛЯЕТСЯ БОЖЕСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ, СУВЕРЕННАЯ БЛАГОДАТЬ ЗАНИМАЕТ СВОЕ МЕСТО
1 Добрый вечер, друзья. Так счастлив снова находиться здесь сегодня вечером в Присутствии Господа! И я уверен, что это великая привилегия для нас – быть собранными вместе во Имя Господа Иисуса. И я так счастлив от этого и знаю, что вы также.
И вот, завтра дана огромная привилегия нанести визит в баптистскую церковь Спенсервилла утром. Я должен провести служение с моим добрым братом доктором Ли Вейлом, который является пастором Первой баптистской церкви в Спенсервилле, Огайо. И завтра утром я должен проводить его, служение, в главной аудитории; полагаю, завтра утром, служение проповедью.
И затем завтра после полудня, в два тридцать, другое служение проповедью в церкви здесь. У меня есть послание для церкви на завтрашний полдень, если Господу угодно.
И затем завтра вечером заключительный вечер кампании – служение исцеления, или молитва за больных, я имею в виду, завтра вечером. И мы ожидаем ныне великих дел.
2 А неделю назад у нас были служения проповедью Слова и помазания Святым Духом в различении, или пророческом даре Господа Иисуса, и была привилегия видеть Его, вернувшегося к нам и совершающего те же самые дела, которые Он совершал, когда был здесь, на земле. И я уверен, что наши сердца трепещут, когда видим, как Он это совершает.
И обычно на собраниях у нас есть то, что мы пытаемся называть “комнатой скорой помощи”. Однако, не имея ее на этот раз, в прошлый вечер мы решили, если Господу угодно, что сегодня вечером у нас будет то, что называется “очередью скорой помощи”. И это было бы… Обычно когда… при различении она проходит медленно и видения случаются в здании, по всему зданию.
3 Еще бы, Господь совершает именно то, что совершал прежде Своего распятия, – в качестве доказательства, непогрешимого доказательства Своего воскресения. Он не мертв, но жив во веки веков. И это дает нам такое великое утешение знать, что Тот, Кого мы любим, что Он почтит нас, присутствуя с нами и показывая Себя живым спустя две тысячи лет. Поэтому Он бессмертный Бог, бесконечный, непогрешимый, всемогущий Бог.
А сейчас, сегодня вечером мы собираемся испытать нечто новое. Как кажется (и я говорю это с почтением, с любовью), американцы, кажется, не способны ухватывать это так, как за границей. То же самое, что происходит здесь, случилось однажды в Южной Африке, и тридцать тысяч невежественных язычников пришли к Христу за один раз. Видите? Задумайтесь над этим.
4 И только-только остановился на третьем человеке и предложил за него помолиться, и в массивном собрании по оценкам одновременно получило исцеление двадцать пять тысяч. Задумайтесь над этим. Семь фургонов, груженых костылями и инвалидными колясками, и… поднятыми с земли и убранными прочь, с как будто бы армией, марширующей вслед за ними, воспевая “Только верь” на африкаанс.
Сразу затем была Индия, намного больше. Но здесь, кажется, американцы научены столь многим различным способам, что для них тяжко как-то это ухватить. Прекрасные люди, но тяжко это ухватить, просто простереться верой… Кажется… И это создает хорошую мишень для фантасмагорий (понимаете, понимаете?), для какого-нибудь человеческого фактора.
Мы хотим воздержаться от человеческого участия. Это Бог. Вас касается не человек – вас касается Бог. Видите? Это… это законченный труд. Это нечто такое, что Христос уже для вас совершил. И это ваша личная собственность, каждого верующего. И это взирать и жить. Медный змей не мог ни за кого помолиться, не мог ни к кому прикоснуться. Однако они смотрели и жили, а он был прообразом Христа. И если прообраз мог делать то, что он делал, что же сделает Образ, когда Он придет, чрез то, чтобы взирать и жить?
5 Теперь я хочу поговорить с вами на тему совсем маленького Евангельского послания. А затем мы собираемся вывести людей, если Господу угодно. Мой сын сказал, что раздал пачку молитвенных карточек для чрезвычайных случаев, таких, которые не могут подождать до завтрашнего вечернего кульминационного служения, которое мы, верим Богу, проведем. И мы собираемся привести этих людей, и я попытаюсь за них помолиться без того, чтобы видеть о них видение. Просто так я смогу взять и пройти и за них помолиться, потому что это неотложные случаи, и мы не сможем взять слишком много. Тогда это просто невозможно сделать.
Сейчас я просто хочу прочесть часть Писания. И прежде чем мы это сделаем, давайте только минутку поговорим с Автором, когда склоняем головы.
6 Наш благой Небесный Отец, со всем обожанием наших сердец мы выражаем благодарность Тебе, живому Богу, за то, что Ты был так заботлив, что послал нам Своего возлюбленного Сына как Искупителя, чтобы искупить нас, негодных тварей земли, возвратив к общению с Тобой.
И когда наш разум сегодня прочесывает прошлое по коридорам вечности, возвращаясь к ранним временам, какое же это должно было быть чудесное общение, когда Бог звал Своих детей в вечерней прохладе и беседовал с ними! Затем целовал их, так сказать, в щечки и укладывал их спать для ночного отдыха. И зверей полевых Он укладывал без всякого беспорядка, без всякого вреда. Там не было ни вреда, ни смерти, ни болезни, ни проблем. И будил их в новый день, чтобы ходили в Присутствии их Творца без страха, без болезни. О Боже, наш дух стенает о том, чтобы снова настало то время! Ибо для этого мы и созданы.
7 И мы молим сегодня вечером, небесный Отец, если смерть сегодня вечером отбрасывает тень возле какого-то человека, который не готов вернуться к этому великому благословению, что было приготовлено для нас прежде основания мира, пусть это будет тот вечер, в который они примут окончательно вечное решение, говоря Тебе: “Да, мой Господь, я буду теперь верить Тебе и приму Тебя как своего Спасителя”. И пусть затем Ты наполнишь их Святым Духом, крестя их в Свое возлюбленное Тело святых, и разместишь их позиционно, чтобы они могли стать работниками в сем великом Твоем труде на земле.
Будь милостив и исцели больных и страждущих, ибо для сего Ты искупил на Голгофе, и мы чувствуем, что это наша личная собственность, что Ты дал это благословение искупления каждому, кто был искуплен. И мы чувствуем, что имеем право приходить к живому Богу и просить этих благословений, ибо Он так любезно предложил нам делать это, сказав: “Чего ни попросите у Отца во Имя Мое, Я это сделаю”.
И теперь, Отец, пусть Святой Дух возьмет Слово, откроет Книгу и освободит силу Духа, находящуюся в Слове, и пусть оно найдет место покоя в каждом сердце, ибо мы просим это во Имя Твоего возлюбленного Сына, Господа Иисуса. Аминь.
8 Сегодня вечером я назначил совсем короткое время, потому что есть довольно многие, за которых сегодня мы должны помолиться. И я хочу, чтобы сегодня вечером все вы молились со мной в молитвенной очереди. А на сей раз давайте не думать о молитвенной очереди, но давайте направим наши помышления на нечто более великое, чем молитвенная очередь. Давайте направим наши помышления на Господа Иисуса, и Его возвращение, и Его любовь к нам.
Я собираюсь прочесть всем вам старый знакомый текст, который вам весьма знаком. Возможно, ваши пастора и так далее множество раз его читали. Вероятно, его смогут процитировать и самые маленькие находящиеся здесь дети. Это золотой текст Библии – Иоанна, 3:16.
Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
9 Когда я сидел в своей комнате… совсем недавно, после того как провел время в общении с моим хорошим другом пастором Боузом из Чикаго, я размышлял: “Боже, что я скажу сегодня вечером о приобретении Твоей Крови?” Потому что приходишь к аудитории, а маленькая она или большая – не имеет значения.
Вчера вечером у нас было, говорили о том, как Бог встречается с большим количеством или с малым количеством, где действительно сердца оказывают ему радушный прием. И, понимая, что вы, кто пришел сегодня вечером, чтобы выразить свою веру и открыть свои сердца, чтобы услышать Слово Божье, вы…
10 Я часто задавался вопросом, какие бы у меня были чувства, если бы у меня была привилегия держать в руке блюдо или бокал с двумя каплями буквальной Крови Иисуса? Что сделал бы я с двумя каплями буквальной Крови Христа? О-о, я верю, что прижал бы их к сердцу и хранил их, и я рыдал бы. Но, знаете ли, в очах Того, Кто щедро пролил Свою Кровь, у меня сегодня вечером есть большее, ибо у меня была, была дана привилегия говорить о приобретении Его Крови. “Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную”.
Так что этот маленький кусочек Писания, совсем крошечный, с квадратный дюйм, просто на кусочке бумаги, все же, если с правильным отношением взяться за то место Писания, оно может изменить… оно изменит вечное назначение этого мира. Дело не в размере, дело в качестве.
11 Какое-то время назад я читал о том, как маленький мальчик был на старом чердаке. И на этом чердаке он перебежал через почтовую марку размером меньше квадратного дюйма. И он взял ее к филателисту, и этот филателист дал ему за нее доллар. Позже она была продана за сто долларов. И она переходила от филателиста к филателисту. И насколько я понимаю, теперь та же самая почтовая марка стоит почти четверть миллиона долларов, совсем маленький кусочек бумажки. Но такой ценной делает ее не бумага. Такой ценной ее делает то, что находится на бумаге.
И именно так с Иоанна, 3:16. Дело не в том, сколько Писания написано. Дело в том, что в этом содержится. В этом содержится послание к миру, который Бог так возлюбил.
12 И теперь я хочу взять в качестве темы, если это можно так назвать, для нескольких последующих мгновений “Когда проявляется Божественная любовь, суверенная благодать занимает свое место”. И когда Бог так возлюбил мир Божьей Божественной любовью к расе Адама, когда Он так возлюбил его, Христос выступил и Божественная благодать заняла свое место. Божья любовь встретилась с суверенной благодатью – Бог отдал Своего Единородного Сына. Вы видите это?
Так вот, раньше я думал, что Бог гневался на меня, однако Бог любил меня. Однако пришлось узнать, что Христос – это само сердце Бога. И в этом прекрасном прообразе исхода сынов Израилевых, то есть Христом в виде прообраза была пораженная скала. И единственный способ, которым те люди… После повсеместных безуспешных поисков воды они гибли. И Моисей, Божий слуга, взял жезл суда, которым была палка суда… Он произвел суд над неверующими Египта: мухи, комары, всевозможные болезни, скорби. Палка Божьего суда, которой размахивала рука Его слуги: ударил в скалу, и скала дала воду, и погибающие люди были спасены. Какой замечательный прообраз Иоанна, 3:16!
13 Бог возлюбил мир, который Он… Удары праведного суда, которые предназначались нам, все пришлись на Христа. И из Него вышли реки воды живой, говоря духовно, которой могут жить погибающие люди. Воды жизни, изошедшей из Него, пораженной Жертвы, принятой Жертвы… И неважно, насколько мал… Я люблю Бога за это.
Некоторые люди говорят: “Ну, не будет большой разницы, получу я Это или нет”. Будет.
“Ну, я всего лишь скромная домохозяйка”.
“Я всего лишь незначительная цветная леди, что живет на окраине в переулке”. Это… Неважно, кто вы, так как “всякий желающий пусть приходит”. Неважно, насколько мал, как и этот текст: неважно, насколько он невелик.
Я часто задавался вопросом, когда отправлялся в лес по весне после холодной и бурной зимы и замечал малюсенькие, крошечные цветочки, не больше полудюйма. И мне иногда приходилось опускаться, чтобы их увидеть. Насколько они ничтожно малы в сравнении с рядом стоящим огромным величавым дубом! Однако Бог настолько внимателен, что видит этот крошечный, малюсенький цветочек, что заботится о нем зимой, чтобы он снова смог восстать и раскрыть свою красоту. И иногда они раскрашены в синий и в красный цвет. Бог знает каждый из них. Бог печется обо всех нас.
14 Некоторое время назад маленькая девочка преподала нам урок, когда знаменитый король Георг… или тот, за которого я имел привилегию молиться, когда Господь исцелил его от рассеянного склероза… И он наносил визит в канадский город, и все школы повысыпали на улицу. И они взяли канадский флаг и разошлись по перекресткам.
И когда король проезжал мимо… Я никогда не забуду выражение лица моего менеджера, мистера Эрла Бакстера, канадца. И когда король проезжал мимо (страдая в это время от болезни желудка и рассеянного склероза), и он стоял… или сидел возле своей красивой королевы в синем одеянии, я увидел затем, как этот мужчина весом в двести сорок фунтов , когда экипаж завернул за угол, этот человек закрыл лицо руками и зарыдал. И он сказал: “Подумайте, мимо проезжает король!” А затем…?… “О-о, как же это будет однажды, когда мимо пройдет Царь царей!”
15 Там была маленькая девочка, которую нашли, поле того как улица опустела. Она стояла возле телеграфного столба, прижав к столбу ручонки, рыдала, всхлипывала так, что ее сердечко выскакивало. А учительница пыталась этого ребенка найти. У нее через плечо был перекинут канадский флаг, и она рыдала. И эта леди спросила, учительница: “Дорогая, почему ты рыдаешь? Разве ты не махала королю флагом, чтобы показать, что ты патриотка?”
Та ответила: “Да, учительница, я махала флагом”.
Она спросила: “Ты тогда не увидела короля?”
Та ответила: “Нет, учительница, не в том дело, что я не увидела короля. Короля-то я видела”.
Она спросила: “Тогда почему же ты рыдаешь?”
Та ответила: “Король меня не видел!”
16 О-о, как же это отличается от Царя царей! Вы не сможете быть настолько маленькими. Он видит каждое движение, которое вы совершаете. Он знает обо всем, что в вас. Он… Даже воробей не может упасть на улицу, чтобы Он об этом не знал. Не смог бы взойти маленький цветок, маленький крокус, чтобы Он об этом не знал.
А насколько же вы больше цветка! И если вы лежите здесь больным или страждущим, разве вы не знаете, что Царь царей наблюдает за вами? Разве вы не знаете, что Он заинтересован в вашем исцелении и в вашем благоденствии? Вы можете быть таким грешным, но знаете ли вы, что Он заинтересован в том, чтобы вы стали предметом Его заботы? Вы скажете: “Но я совсем ничтожно малая личность”. Но не в Божьем взоре. Бог желает вас. Он любит вас. И Бог так возлюбил вас, что, когда Его любовь проявилась, суверенная благодать заняла свое место и был послан Спаситель, чтобы искупить вас Себе.
И в этом Спасителе Он был изранен за согрешения ваши, потому что Бог вас возлюбил. И Бог увидел страдания Его народа, и ранами Его вы исцелились. Божья благодать проложила путь, ибо этого потребовала Его любовь.
17 И когда Его любовь проявила Его чувства, Христос выступил, чтобы занять Свое место. Требуется нечто, чтобы занять место. Его любовь сама пошла за вами, и благодать усмотрела для вас Жертву. Так вот, вас только просят этому верить. “…всякий, верующий в Него, не погиб, но имел Жизнь Вечную”. Доверяя, что вы постигнете ви́дение…
Любовь – один из величайших инструментов, имеющихся в великом Божьем хозяйстве. Бог есть Любовь. Библия говорит, что Он есть Любовь. И когда ты становишься одним из Его детей, ты становишься частью той Любви. Ты часть Божьего домостроительства. Ты становишься предметом Его собственности. И когда ты это делаешь, ты становишься сыном и дочерью Божьей. И Он сказал, что даст тебе Жизнь Вечную.
18 Теперь, если я не ошибаюсь и если я понимаю это правильно (у меня нет образования, только общеобразовательная школа, однако я изучал у ученых, которые должны знать), то слово, употребленное в значении “давать Вечную Жизнь”, по-гречески называется “зое”, что означает “Жизнь Бога”.
Затем Божья любовь проявляется для вас, чтобы привести вас и сделать вас частью Его в новом рождении. Тогда вы становитесь ребенком, который “рожден от” или “происходит от”. И это помещает вас в такие отношения с Богом, что вы теперь сыновья и дочери.
И Бог, Творец, сотворивший все силою Своею, посредством Своего изреченного Слова… И все существующее – это Слово Божье, ставшее проявленным, им был создан весь мир. И какую же ошибку мы совершаем, когда пытаемся игнорировать Слово или пытаемся ограничить Божью силу своими собственными представлениями! Ибо сама земля, на которой вы находитесь сегодня вечером, всего лишь Слово Божье, ставшее проявленным. Бог создал мир посредством Своего изреченного Слова. О-о, вот это да! Грязь, все минералы, золото, все воды и все существующее – всего лишь Божье изреченное Слово. Если не так, откуда Он это взял? Откуда это пришло? Бог сказал: “Да будет так”, и стало так. В таком случае какую веру должны иметь мы в Него и в Его Слово?
19 И когда вы становитесь сыном или дочерью Божьей, меняется ваше поведение, меняется ваше отношение, все в вас, меняется ваш взгляд в отношении жизни и в отношении других. Это не значит, что вы должны просто присоединиться к церкви. Это значит, что вы должны быть возрождены. Вы должны стать новым творением во Христе Иисусе, чтобы вы имели… Древнее прошло, и Бог проговорил к вам, и вы стали новым творением. Я хочу, чтобы это вошло глубоко даже в церковных членов.
Тогда, когда вы будете любить находиться в Присутствии Христа и вы станете частью Христа, тогда люди станут любить приходить в ваше присутствие – потому что вы становитесь частью Христа, сыном и дочерью Божьей.
Вы когда-нибудь видели людей, в присутствии которых вы действительно любите быть? В них есть нечто такое, что излучает свет, отчего вы действительно любите с ними разговаривать. А другие люди, приятные люди (мы все-таки не говорим об этом недоброе), однако вы едва-едва можете возле них находиться. Дело в атмосфере, которую вы творите. Ибо вы, как сын Божий, – творец в миниатюре, потому что вы часть Бога.
И именно по этой причине вы можете верить Библии во всем, что она говорит, ибо Слово – это Божье Слово. Вы, будучи частью Бога, будете соглашаться со Словом.
20 Тогда вам становится понятно, что причина, по которой люди говорят: “Это было не вдохновлено, и то было не вдохновлено, а это для другого дня”, в том, что они никогда не вступали в контакт. Ох, не имеет значения, сколько они вам могут показать степеней. Это не имеет к этому никакого отношения. Но они никогда не вступали с Богом в контакт, чтобы быть рожденными свыше. Ох, они, возможно, скакали, и они, возможно, делали это, они, возможно, были докторами философии, они, возможно, отплясывали в Духе, но Иисус сказал: “По плодам их узнаете их”. Ибо где Дух Божий, там любовь, там понимание, там нечто такое, возле чего вам нравится быть.
И, ох, какая жалость, что в сей час, в который мы живем, Церковь живого Бога пока это не встретила. Ибо, если Бог обильно обитает в сердцах наших, деноминационные барьеры никогда нас не разделят, границы цветов кожи или что-нибудь еще никогда нас не разделят, ибо ни настоящее, ни будущее, неважно, голод это или что бы то ни было – не смогут отлучить нас от любви Божьей, что во Христе Иисусе.
21 Вся великая избавленная Церковь Божья стоит вместе единым фронтом, позволяя Слову Божьему быть планом или картой, с которой мы маршируем в направлении славы. Еврей или язычник, раб или свободный, католик или протестант должны стоять в одной великой, огромной армии по причине нашей взаимосвязи. И если мы дети Божьи, то мы братья. Не сыновство Божье по всякой всячине, но мы сыны Божьи по возрождению. Мы сыны Адама по естеству, Божьи сыны по рождению.
Это работает, даже очень. И я замечал в своей жизни (поскольку я уже становлюсь стариком), наблюдая за тем, как это работает. Я говорю вам по опыту, и это в точном согласии со Словом Божьим.
22 В нашем собственном доме… И испытайте это в своем доме. И был ли когда-нибудь где-то дом, перевернутый вверх дном и раздираемый так сильно, как наш? Люди отовсюду, со всего мира приходят вовремя и не вовремя, днем и ночью, каждый час. И некоторое время назад я заметил, что моей любимой женушке тридцать семь лет, а она совершенно седая. Она стоит между мной и обществом. И если какие-то хвалы и должны быть возданы семье Бранхам, воздайте их ей.
Телефон дико гоняет тебя к себе днем и ночью. И наш… Дом был переполнен весь день напролет. И я вышел на улицу, а мои маленькие детки – малышки Сарра и Ревека – дерутся за какие-то кубики, малютка Иосиф сидит на полу и во всю глотку орет, жена на кухне, закрыв лицо руками, рыдает. Когда в конце концов дом опустел, кто-то остался в этой комнате, кто-то – в той комнате, кто-то – на цокольном этаже. И я зашел в дом и подумал: “Ох, ну и бардак!”
Она обняла меня, она сказала: “Билли, я схожу с ума”. Она сказала: “Я даже не была в состоянии приготовить детям какой-нибудь обед”.
23 Временами бушуют маньяки, и (говорю это с почтением) куча периодически впадающих в фанатизм бегает по дому взад и вперед, говоря: “Господь сказал это! И Господь сказал, что, если я не твой менеджер… Господь сказал это!” Так вот, не скажет ли Господь об этом мне, если Он должен что-то сказать? Но ты не можешь этому помочь. Это просто человеческая натура.
И она сказала: “Детям нечего было поесть, и я не знаю, что делать”.
Ну, я подумал: “Так вот, есть одна вещь, которую нужно сделать. Теперь я устал, но я это сделаю. Итак, небесный Отец, помоги мне быть таким, чтобы Ты желал, чтобы я находился на этой сцене”. И я подумал: “Так вот, если я только смогу заставить ее успокоиться”. И я сказал: “Возлюбленная, ты не хочешь помчаться со мной поужинать?”
“Ох, мне нужно привести в порядок детей”, и это и то. А ты едва слышишь собственные мысли: малютка Иосиф изо всей мочи лупит по полу.
24 Так что я прошмыгнул, взял фартук, нацепил его на себя и принялся ей помогать. И я сказал: “Милая, знаешь что? На днях я видел прелестненькое платье. Я просто так хотел его для тебя взять. А дело было в одном городе совсем близко отсюда, и мы за ним съездим”. А все это время в сердце молился: “Небесный Отец, успокой эту дорогую женщину”. И просто продолжал, знаете ли, а она и не ведала. Что я делал? Проявлял, творил другую атмосферу. Ходите в любви Божьей, имейте общение.
И в течение нескольких мгновений она успокоилась. И когда она успокоилась, Сарра и Бекки поделили кубики, Иосиф нашел, чем поиграть, – и в доме воцарился мир.
Что это было? Проявленная любовь. Они были моими: мои дети, моя жена, а я был богом. И затем Бог дал Свой Дух, и через этот Дух, с любовью к моей семье, суверенная благодать вошла и успокоила семью. Она это сделает. Я знаю, что сделает.
25 А некоторое время назад я был вовлечен в великое дело с мистером Краузе из Христианских бизнесменов Полного Евангелия (многие из вас его знают), очень хорошего друга нашего наиболее почитаемого и возлюбленного брата Орала Робертса. И вот, когда мистер Краузе был таким хорошим другом Орала Робертса: “О-о, – говаривал он,– если со мною что-то будет не в порядке, я друг Орала Робертса”.
И в конце концов у мистера Краузе однажды развилась почечнокаменная болезнь. Вот он идет, чтобы пообедать с братом Робертсом. И брат Робертс сказал: “Ох, брат Краузе, это такой пустяк для Бога!” Возложил руки… И брат Орал с той реальной (извините за выражение), но бульдожьей верой стремительно возложил на него руки и сказал: “Я запрещаю этому”. Сказал: “Брат Краузе, не волнуйся. С тобой все будет в порядке”.
26 И брат Краузе сказал: “Я действительно почувствовал себя лучше, но через несколько дней это снова вернулось”. Сказал: “Я опять пошел к брату Робертсу, и, – сказал, – произошло то же самое”. Сказал: “Затем я подумал, что был знаком с Уильямом Бранхамом, так что поеду к нему”. И сказал: “Он видел видения, поэтому я встану перед Уильямом Бранхамом (он мой хороший друг), а затем Уильям Бранхам будет в состоянии мне помочь”.
Вот он обзвонил повсюду и узнал, что я находился в Шривпорте, в Луизиане. Мистер Краузе с женой полетели в Шривпорт, и они приходили на собрания. И он сказал: “Брат Бранхам, у меня совсем мало времени. Давайте отойдем в сторону, и мне хочется увидеть, что Господь мне скажет”.
И я сказал: “Хорошо, брат Краузе, давайте отойдем в сторонку”. Я стоял там минут сорок пять, и Господь ничего не сказал. Я сказал: “Я помолюсь за брата Краузе”.
Он сказал: “Если Господь вам что-нибудь скажет, позвоните мне”. Я помолился за него. Он сказал: “Вы знаете, я чувствую себя лучше. Я верю, что Господь только что исцелил меня, не показав мне ни одну проблему”.
Я сказал: “Ну, мы благодарны Богу”.
27 А я в ту ночь, будучи дорогим другом брату Краузе, я молился за него, все время молился. И примерно через несколько недель он снова вернулся. Он сказал: “Давайте встанем перед Господом и посмотрим, что Он мне скажет. У меня критическое состояние”. Я постоял еще час или больше, а Господь так ничего и не сказал.
Поэтому затем он отправился к доктору. Доктор сказал: “Этот труд выше моих сил. Вам лучше отправиться к Майо”. Он поехал к Майо. У Майо обследовали его, и он сказал: “Сэр, у вас шанс выжить один из тысячи. Требуется немедленная операция”.
Ну, он сказал: “Я ложусь на нее”.
И он вышел за дверь. И он сказал: “Я подумал, что близок к смерти, что мне бы лучше проверить свои отношения с Богом”. Поэтому он сказал: “Господь, Ты знаешь, что я люблю Тебя, и я всем сердцем пытался поддерживать все, что правильно”. Он состоятельный человек. И он сказал… Он изготавливает плуги. Вы, вероятно, его знаете. Он из Канзаса.
28 И он сказал: “Я пытался жить правильно, и Ты знаешь, Господь, что я люблю Тебя. Так вот, если Ты уготовал мне прийти домой, я желаю этого. Я прожил много добрых дней, и я хочу прийти. Но, Господь, если Ты можешь использовать меня, я этого желаю”. Он сказал: “Я стоял перед Твоим слугой Оралом Робертсом и перед Уильямом Бранхамом, и, кажется, их молитвы не произвели такой эффект, чтобы меня исцелить”. И сказал: “Возможно, я нечто должен сделать, но, несомненно, Ты открыл бы это, когда я стоял там перед различением”. Он сказал: “Но если мне время прийти, я готов идти. И я люблю Тебя, поэтому я иду в операционную – единственный шанс, что у меня есть”.
И врачи снова его обследовали и спросили: “Мистер Краузе, вы уверены, что хотите ее сделать?”
Он ответил: “Я помолился, и я уверен, что хочу ее сделать”.
29 Вот они вошли в операционную. И последнее, как он сказал, что он помнил, были слова: “Господь, если Ты готов меня принять, я люблю Тебя, Господь. Я люблю Тебя, Господь”. И его погрузили в сон. И когда он очнулся, вся операционная стала покрываться светом. И он видел, как вокруг стояли врачи. И они подбежали к нему, и они сказали: “Мистер Краузе, нечто произошло. Мы никогда не видели такой совершенной операции. И мы думали, что вы умирали, но совсем внезапно вы пришли в нормальное состояние”.
Что это было? Когда Божественная любовь проявилась, суверенная благодать вошла и заняла свое место. Она должна. Она обязана это сделать.
30 Несколько месяцев назад на юге, в Мехико, я проводил собрание. И однажды… Я не могу сказать, что это истина. Единственное, что я знаю, – это то, что я собираюсь сказать. Там был младенец, от которого отказался врач, умерший днем прежде.
Шел дождь. Они не сидели на сиденьях, как вы. Они стояли как овцы на пастбище, друг возле дружки, придя в то утро в девять часов, чтобы послушать, как я буду проповедовать в девять того вечера. Находились на жарком солнце: калеки, страждущие… И когда я вошел… В прошлый вечер Господь совершил одно великое чудо, и на платформу на той огромной арене свалили груду старой грязной одежды, навалили ее высоко-высоко, чтобы я за нее помолился, – старых шляп, платков. Мое сердце пылало. А на улице шел дождь. Мы все были снаружи, на открытом воздухе.
31 А затем молоденькая мать кричала, когда я вызвал молитвенную очередь. И Билли подошел ко мне и сказал: “Папа, ты должен что-то сделать”. Сказал: “Малыш этой матери умер этим утром в девять часов. Она молоденькая католичка. И ее малыш мертв, и она закутала его”. И сказал: “Когда брат Эспиноза раздавал молитвенные карточки, она ее не получила. Но там не хватает ашеров, чтобы дольше не пускать ее на платформу. Она держит того малыша и кричит во весь голос: “Падре! Падре!” (Что значит “отец”).
И я посмотрел вниз сквозь эту длинную “полосу жизни” – и та молоденькая женщина в отчаянии (красивая молодая леди, слезы текут по щекам, и в руках у нее комок), кричит во весь голос. И я сказал брату Моору, который стоял на платформе, одному из менеджеров, я сказал: “Спустись и помолись за малыша, и, может быть, это ее утешит”. И любовь молоденькой матери к тому ребенку…
32 И когда я повернулся к аудитории, чтобы служить снова, я взглянул и над аудиторией увидел маленького испанского ребенка, который сидел и гулил. Брат Моор пытался успокоить ее, но это не удовлетворяло ее сердечко. Материнская любовь проецировалась к Богу.
И я сказал: “Минуточку, брат Моор”. И я спустился. А малыш был завернут в какое-то одеяло. Я не мог ни говорить, ни понимать по-испански, но я просто возложил руки на одеяльце, которое было мокрым.
Так вот, мне рассказали, что ребенок был мертв с трех часов. Я не знаю. Я не могу сказать. Мертвые люди, которые описаны в моей книге, подлинно воскресли, были воскрешены Господом. Об этом должен сказать доктор или гробовщик.
Но когда возложил руки на малыша, что-то стало брыкаться под тем одеялом и раздался такой крик, который вы никогда в жизни не слышали.
Что это было? Божественная любовь проецировалась к сердцу Бога любви, и суверенная благодать послала в ответ видение для исцеления ребенка. Конечно.
33 Я помню, как часок спустя, почти час, на платформу пришел бедный мексиканский старик. Его ноги были морщинистыми, он был босиком, на лице седые усы, голова седая. И он был слеп. И когда он подошел ко мне (его вели), и я взглянул, и я подумал: “Если бы был жив мой отец, он был бы примерно такого же возраста”. И он что-то бормотал. И когда он оказался возле меня, он достал парочку… набор этих четок.
И кто-то из находившихся здесь сказал ему, брат Эспиноза… Он хотел знать, где я был, и вот он ощупывал мое лицо. А я просто стоял тихо. И его старые, слабые, трясущиеся руки и глубокие борозды на щеках, слезы катились по щекам. И я подумал: “Это чей-то папа, это дитя какой-нибудь матери”.
34 И он начал перебирать четки, и я сказал: “В этом нет необходимости, отец”. И он стал рыдать, и он нашел мое лицо, и он похлопал по мне, и он стал становиться на колени. Я поставил его снова. Я подумал: “Взгляни, там…”
Видите ли, друзья, если вы не войдете в общение, если нечто в вас не воззовет друг за друга, если нечто не проявит любовь… Знаете, люди не настолько глупы, потому что они понимают, притворяешься ты или нет. Они это понимают. Живая природа это понимает. Поэтому ты… ты должен войти в то общение.
35 И когда тот старик стоял там, я смотрел на него, и мое сердце начало гулко стучать, и я подумал: “Бедный старик! Природа была так жестока к тебе. Ты, наверное, никогда в жизни не ел хорошей еды. Ты, наверное, никогда в жизни не носил костюм”.
Я поставил свою ногу рядом с его. Я собирался снять свои туфли и надеть их на его старые, грязные, морщинистые ноги. Но я видел, что они не подходят. Оттого что его плечи шире моих, ему бы не подошел и мой пиджак. Поэтому я заплакал. Я подумал: “Ох, и после всего этого ты находишься в мире темноты. Ты не можешь видеть, куда идешь. У тебя никогда не было хорошего костюма. Ты, наверное, никогда не лежал на хорошей кровати. Ты никогда не ел хорошей еды и, возможно, никогда не носил хорошей пары обуви. И сейчас ты во тьме”. Ох, каким же жестоким может быть дьявол!
36 В этом проявлялась любовь к старику. И когда я обхватил его руками и прижал его к груди, не ожидая никакого видения, просто держа его у своей груди, я сказал: “О Отец Бог, будь милостив к этому бедному старику, чьему-то папе!”
И я услышал, как он закричал: “Глориа а Диос!” И он отскочил от меня, он протирал глаза, он упал на пол, он целовал мою руку, он орал: “Глориа а Диос!”, что значит “Слава Богу”. И он пошел по платформе, видя так же хорошо, как любой в аудитории.
Что это было? Божественная любовь проявилась, в результате чего суверенная благодать заняла свое место. Божественная любовь может дойти всего лишь настолько. Но когда она продолжает быть истинной до конца, суверенная благодать занимаете свое место и производит то, что не может совершить любовь.
О-о, друзья, это то, в чем нуждается церковь! Не в новой организации, не в куче фанатизма, не в аргументах, не в дебатах. Она нуждается в крещении любовью, в любви друг к другу. Она не нуждается в новых дарах – она нуждается в любви, чтобы оперировать теми дарами, которые уже есть. Вот в чем она нуждается.
37 Это может показаться довольно странным, и если это так, ну, однажды мы снова встретимся. Животная жизнь знает любовь. Я наблюдал за этим. Будучи охотником и рыболовом, я наблюдал за тем, как усмотрел Бог. Я наблюдал за рыбой с крючком во рту. Не беспокойтесь о ней. Кислота в ее теле разъест его за считанное время. Я наблюдал за тем, как собака проглотила кость. Не волнуйтесь за нее. Кислота в ее теле позаботится об этом. Бог усмотрел путь.
Какое-то время назад в моем доме у меня было… У меня есть одна из этих механических газонокосилок. И я косил двор у пасторского дома. И я делал парочку кругов, и кто-то заходил. Я прошмыгивал за дом и переодевался, и вбегал и молился за больных, а затем, возможно, выходил на улицу и прокашивал еще круг – и приходил кто-нибудь еще. И, знаете, трава на переднем дворе вырастала прежде, чем я мог снова добраться до заднего. Это было так тяжко.
38 Так получилось, что я был на заднем дворе в жаркий августовский день. И я только что обогнул круг. Никто меня не видел, и я стащил майку и был по пояс голым. Было так жарко, и шел жар от движущегося механизма… И шел, напевая “Люблю Иисуса”, размышляя о благости свыше Творца. И так погрузился в Дух от размышления о Господе, и я совсем забыл, что внизу в углу забора находилось большущее гнездо, полное шершней. И, толкая косилку и напевая с закрытыми глазами, молясь, я въехал прямо в гнездо этих шершней. И совсем внезапно, без раздумий шершни полностью облепили меня, а они могут отнять у тебя жизнь. Они огромные. Один из них может свалить тебя на землю.
Так вот, это действительно может показаться вам немножко выдуманным, но знаете ли вы, что истина более удивительна, чем выдумка? Но нечто случилось. Я хочу, чтобы это могло оставаться таким.
39 Вы когда-нибудь читали мою книгу о маньяке там, в Вашингтоне? Вы ее читали? Тот маньяк выбежал на платформу, мужчина весом в двести шестьдесят фунтов или больше, и сказал: “Я переломаю каждую косточку в твоем теле!” А полиция со служителями разбежались в разные стороны, и я остался на платформе с маньяком. Нечто случилось.
Я в то время весил сто двадцать восемь фунтов . И этот маньяк стоял вот так, зубы сомкнуты, его глаза… Он сказал: “Ты, змей подколодный, прикидываешься здесь человеком Божьим”. Сказал: “Я покажу, какой ты человек Божий. Я переломаю каждую косточку в твоем теле”. И он занес свой кулачище, и он был вполне способен физически осуществить свою угрозу.
Нечто случилось. Вместо презрения к этому человеку я почувствовал к нему жалость. Я подумал: “Бедный человек, ты не хотел бы так ко мне относиться. Ведь ты точно такой же человек, как и я. Ты не был создан, чтобы так себя вести. Ты был создан, чтобы любить, и быть отцом своим детям, и… и любить их, и любить всех людей. Ты был создан, чтобы быть сыном Божьим, но дьявол овладел тобой”. Я почувствовал жалость к этому человеку.
И он сказал… Подошел ко мне поближе и стал [Брат Бранхам изображает плевок.] плевать мне в лицо. Я смотрел на него. Ох, у меня это случалось со знахарями и тому подобными. Не волнуйтесь. Если Бог с вами, кто может быть против вас?
40 Вот я смотрел на этого человека и размышлял: “Бедный человек! Я люблю тебя, мой бедный потерянный брат”, не говоря ни слова. А он подошел ко мне и занес для удара свой кулачище. А толпа сидела, затаив дыхание: шесть тысяч внутри и примерно столько же стояло на дожде. Он занес свой кулачище.
Он только что ударил проповедника. Он был из сумасшедшего дома. Мы можете спросить у местной полиции. Это было в записях за тот день. И он ударил служителя и сломал тому челюсть и ключицу.
Вбежал туда, и он побежал к платформе, и он сказал: “Этим вечером я переломаю каждую косточку в твоем теле”. А я смотрел на него не с ненавистью, но с любовью. И когда он это сделал и начал приближаться ко мне, нечто внутри меня сказало: “Но сегодня вечером ты падешь к моим ногам”.
“Паду к твоим ногам? – сказал он. – Я тебе покажу, ты, змея подколодная, к чьим ногам я паду!” И он побежал ко мне и занес кулачище, чтобы меня ударить. Я сказал: “Сатана, выйди из этого человека”. И его глаза застыли, его голова откинулась назад, и он упал и придавил мои ноги к полу. Полиции пришлось его откатить. О-о, вот что такое любовь!
41 Когда те шершни меня облепили и я знал, что в течение нескольких мгновений буду зажален до смерти, вместо того чтобы бояться…
Есть только два элемента, которые могут вас контролировать: вера или сомнение. И это… Сомнение будет сопровождать… страх будет сопровождать сомнение. Так что, если вы… Иисус сказал: “Не бойся”. Не бойтесь. Бог держит Свое Слово. Неважно, в каком состоянии вы сегодня вечером, Бог держит Свое Слово.
Сейчас в заключение, в течение нескольких мгновений послушайте внимательно. Что случилось? Я любил этих приятелей. Это может показаться странным, но я их любил. И вот почему… Я… я разговаривал с ними. Я не говорю, что они меня понимали, но кто-то все же понял меня, потому что я сказал: “Маленькие Божьи твари, я вам помешал. Вы спали, а я вам помешал. Но я слуга вашего Творца, и Его дети находятся в моем доме, чтобы за них помолились. И я косил траву, и я сожалею, что потревожил вас, маленькие Божьи твари. Теперь во Имя Иисуса Христа, вашего Творца, моего Господа, поспешите обратно в свой дом, и я больше вас не побеспокою”.
И когда я встречусь с вами на суде… Эти роящиеся надо мной шершни так ко мне до сих пор и не прикоснулись. И они выстроились в одну линию и направились прямиком обратно в свое гнездо. Любовь проявилась – суверенная благодать заняла свое место.
42 Семь лет назад я работал егерем в Индиане. Однажды, когда я запускал какую-то рыбу в воду… Я не знаю, почему я говорю об этих вещах. Но, пересекая поле, где был огромный бык, который только что убил цветного человека, и он принадлежал к пастбищу мистера Гарнси в Селлерсбурге, штат Индиана, я забыл, что там был этот бык, потому что повсюду были надписи: “Вход воспрещен”. А у меня был пистолетик, который я обязан был носить, а я бросил его в машине. И я шел через поле за холм, чтобы помолиться за больного человека, которого я знал.
И я шел через поле, ничего не замечая, и вдруг справа из кучи кустов выпрыгнул этот огромный убийца. И он посмотрел на меня, он взревел, он резко опустил голову и зацепил рогами землю, а затем откинул их назад. Я сразу же стал нащупывать свой пистолет. Он был в машине. Я стоял там один-одинешенек. Забор был примерно в двухстах пятидесяти ярдах , бык – примерно в тридцати ярдах ; ни дерева, ничегошеньки. Я сказал: “Ну вот и конец”. Я сказал: “Я не хочу умирать как трус, но я встану и умру, как должен умереть христианин”. И когда я просчитал свои силы, и эта громадина развернулась, я знал, что должен умереть, будучи забоданным до смерти в течение нескольких мгновений. Я… Ох, он был мне не по силам.
43 И я благодарен, что у меня не оказалось пистолета, потому что нечто случилось. Сошла любовь. Так вот, это может показаться странным, но это истина. Я заговорил с тем быком. Я сказал: “Я потревожил тебя, но я слуга твоего Творца. Я иду, чтобы помолиться за моего больного брата. Я сожалею, что потревожил тебя. Теперь ты мне не повредишь, потому что я люблю тебя. И как ты можешь мне повредить, когда я тебя люблю?”
44 И вот он подходит. Я боялся того животного не более, чем боюсь моих братьев, которые здесь сидят. Он подошел, а я просто там стоял. И я сказал: “Я люблю тебя, потому что Бог сотворил тебя. Я потревожил тебя, и я сожалею”. И когда он подошел ко мне близко, я стоял тихо, а он стоял примерно в десяти футах . Он развел ноги, и остановился, и посмотрел так опустошенно. Он смотрел то туда, то сюда. Я сказал: “Во Имя Господа Иисуса Христа, ты, тварь Божьего творения, иди и снова ляг”. И (Бог мне судья) бык развернулся и лег, и я прошел в пяти футах от него.
Что это было? Смерть была при дверях. Любовь проявилась, и суверенная благодать остановила быка.
45 Кто не слышал историю об опоссуме? Поскольку я заканчиваю… Она разошлась по всему миру. Прошлым летом… Здесь сидят Лео и Джин, мои два помощника, что записывают ленты. Вон там сидят брат и сестра Вуд. Лео и Джин – два прекрасных парня, которые ходят с аппаратурой на собрания (один из семьи католиков, а второй сформировал их собственное маленькое ФБР). Они собирались меня выследить. И они “выследили”. И с тех пор они ездили со мной, записывая пленки. И они замечательные парни-христиане. И когда они это сделали, они сидели на крыльце, и я назвал их своими учениками. И я преподавал им любовь Божью.
Мистер Вуд и миссис Вуд. Миссис Вуд была в Церкви Божьей, а мистер Вуд – свидетелем Иеговы. И у них был мальчик-калека, который волочил ногу. И они пришли на собрание в Луисвилле, и они видели, как Господь совершал труд. Мистер Вуд очень известный подрядчик в Севером Кентукки. Он сказал: “Я, может быть, и был свидетелем Иеговы, но это от Бога”. Поэтому он отправился в Хьюстон, штат Техас, на следующее собрание, а на нем сошел Ангел Господа, и была сделана Его фотография. Вуды присутствовали и это видели.
46 Я отправился за океан в Швецию. На обратном пути я начал собрание на севере, в Огайо, в Кливленде, в Огайо. В тот вечер они пришли на собрание, сидели далеко сзади и молились сидя. И когда я находился на платформе, Святой Дух развернул меня к их вере и нечто сказал (возможно, не эти слова, но нечто в этом роде): “Сзади сидят леди, мужчина и маленький мальчик. Он подрядчик из Кентукки, и у них есть маленький мальчик, который искалечен параличом, у которого волочится нога. Но ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: он исцелен”. Они не знали, что сказать. Через несколько мгновений они сказали: “Дэвид, поднимайся”. И Дэвид был таким же нормальным, как и любой другой мальчик. Любовь проявилась.
Он прекратил заниматься подрядами, распродался, купил местечко по соседству со мной и стал моим соседом. Миссис Вуд ветеринар. Она любит животных и открытый воздух, очень замечательная леди. А их родственники методисты, полагаю.
47 В то утро я преподавал этим парням урок на тему любви. Теперь в заключение, прежде завершения… Я наблюдал, как по дороге приближается… И я видел, как по дороге, приближаясь, катится и кувыркается какой-то маленький объект. И я посмотрел, и дело было около, полагаю, десяти часов, ребята. И вот что это было: это был опоссум. Вы здесь, на севере, знаете, что такое опоссумы. Так вот, каждый, кто знаком с дикой природой, знает, что опоссумы путешествуют по ночам. Днем они слепы.
А здесь опоссум путешествовал в дневное время. И он спустился туда, где не было заборов у двух или трех домов, пройдя от леса примерно пятьсот ярдов и перейдя через автостраду. Вот он поднимается по тропинке. А у меня дом огорожен и каменные ворота. И когда этот опоссум поравнялся с моим домом, он завернул внутрь. И я взглянул и подумал: “Там опоссум, и что-то стряслось. У него, возможно, бешенство. И посмотри, как он себя ведет: кувыркается, катится, дерется, пытается забраться внутрь”.
48 А миссис Вуд подгребала двор, и у нее на дворе лежали грабли. И я сказал парням: “Выйдите отсюда только на минутку”. И я побежал, взял грабли и накрыл ими опоссума. В это время подошел молочник, мистер Гилмор. Мы посмотрели на опоссума, и я сказал: “У него, наверно, бешенство. Ох, – сказал я, – нет. И взгляните-ка…” Ох, простите за это, но вся его нога была покрыта личинками, опарышами. Его погрызли собаки или переехала машина и расплющила на куски.
“Ох, – сказал я, – взгляните, как она распухла: эта огромная нога такой величины, а эта другая – такой”. Я сказал: “Он… он умирает”. И когда я прижимал граблями опоссума, к моему удивлению… Опоссум и кенгуру – единственные животные, которые носят детенышей в сумке. И ее сумка раскрылась, и у нее было девять маленьких, крошечных, голеньких малышей. И я сказал: “Подойдите сюда, ребята. Я еще вас поучу Библии”. Я сказал: “Возможно, эта опоссумиха зашла во…”
49 Накануне очень изящная, красивая молодая цветная леди из нашего города, у которой был внебрачный ребенок, завернула его в одеяло и задушила до смерти, отвезла его в такси к реке и бросила в реку.
И мы об этом говорили. Поэтому я сказал: “Та прекрасная юная леди совсем не походила на такую мать, которой является эта опоссумиха”. Не потому что она была цветной девушкой, нет. Белые девушки, коричневые девушки, желтые – все они точно такие же без Христа. А я сказал: “Мораль этой опоссумихи больше морали той женщины, потому что та женщина не хочет ребенка, и она отняла у него жизнь”. Полиция посадила ее в тюрьму. “Но, – сказал я, – этой матушке-опоссумихе осталось жить не больше тридцати минут”. И она кусала грабли, потому что это было все, что она могла делать.
Обычно, когда ты дотрагиваешься до них, они, которых вы называете “играющимся опоссумом”, падают. Однако она куда-то прокладывала себе путь. И я сказал: “Она кусает эти грабли и так бесится, но она настоящая мать. Она отдаст последние тридцать минут своей жизни, сражаясь за своих малышей”. Я сказал: “Это материнская любовь”. Она любила своих малышей.
50 Я приподнял грабли. Опоссумиха покатилась дальше и докатилась прямо до моей двери. И там она упала и обессилела. Я сказал: “Она мертва”. И я подошел туда и попинал ее граблями. Но я увидел, что она не была мертвой. Она все еще могла… легкий оскал сбоку. И я смотрел на ту ногу, полностью вытянутую, а эти крошечные малыши сосали ту умирающую мать.
А затем подошли мистер и миссис Вуд. И миссис Вуд, дорогая, очаровательная женщина-христианка, но из-за своих понятий, будучи ветеринаром, она сказала: “Брат Бранхам, убей эту опоссумиху и избавь ее от мучений”. И сказала: “У малышей кругленький ротик. Они не могут сосать из бутылки, и они все равно слишком маленькие. Им всего лишь несколько часов. Поэтому ты должен взять этих малышей и убить”.
“Ох, – подумал я, – я не могу это сделать”. Я сказал: “Я просто не могу”.
Ох, она сказала: “Брат Бранхам, ты же не собираешься оставить эту бедняжку вот так лежать, а этих маленьких опоссумов – сосать молоко у этой мертвой матери. Они умрут ужасной смертью”.
51 Так вот, эта женщина была права, однако нечто во мне не позволяло, чтобы это случилось. Она сказала: “Ведь ты охотник! Возьми ружье и застрели ее”.
Я ответил: “Я охотник, а не убийца”. Я сказал: “Но я не могу это сделать”.
Она сказала: “Пусть Бенкс…” Это ее возлюбленный муж, мой приятель. Сказала: “Пусть он ее убьет”.
Я ответил: “Я не могу”.
Сказала: “Ты имеешь в виду, что ты собираешься оставить это бедное животное лежать на том жарком солнце, а этих малышей – опаливать свои маленькие голенькие тельца, которые сегодня находятся под прямыми солнечными лучами, и ее лежать там и стонать, фыркать, умирать?”
52 Это выглядело гуманно, но я просто не мог это сделать. Я разговаривал с Лео и Джином. Спустя какое-то время они ушли. Она лежала там весь день. Я пошел… Маленькие опоссумы по-прежнему пытались сосать.
В тот вечер зашел мистер Вуд и сказал: “Так вот, брат Бранхам, ты весь день был занят. Тебе просто надо оставить все в покое. Давай, я собираюсь немножко с тобой прокатиться”. Мы взяли жену и пошли кататься. И я обнаружил щеночка, который лежал на обочине и чесался, изъеденный, искусанный блохами. И я приподнял его, а блох было столько, что они бегали по моим рукам. И моя жена сказала: “Билли, ты же не собираешься его брать?”
Я сказал: “Но, милая, он же совсем маленький. Кто-то его выбросил, потому что он паршивый”. Я сказал: “У него есть право на жизнь”. И я взял его домой, вымыл его и пролечил хорошенько, помолился за него. Теперь он замечательный крупный колли.
53 Когда я примерно в одиннадцать часов вернулся, там лежала, развалившись, опоссумиха. Брат Вуд сказал: “Ну, теперь-то она отходит”. А малыши все еще сосали… Я сказал: “Ну да, может, и так”.
Спросил: “Почему ты ее не убьешь, Билли?”
Я сказал: “Я просто не могу”.
А около полуночи с реки, где рыбачил, пришел мой сын, и там лежала эта опоссумиха, по-прежнему там лежала. Всю ночь я размышлял о той опоссумихе. Я совсем не мог выбросить ее из головы. А на следующее утро я встал рано и вышел на улицу. И когда я вышел на улицу, там лежала эта опоссумиха. Миссис Вуд сказала мне в тот вечер: “Знаешь ли, брат Бранхам, если бы та опоссумиха собиралась уйти, она бы пошла, когда зашло солнце”. Сказала: “Ты достаточно долго охотился и ставил капканы, чтобы это знать”.
Я сказал: “Верно”.
54 И на следующее утро я вышел из дома. А у меня есть маленькая девочка, которая совсем недавно видела свое первое видение, девчушка лет одиннадцати. Она вышла на крыльцо, малышка Ревекка. И она взглянула на это и начала плакать. Она спросила: “Папочка, она настоящая мать, правда?”
Я сказал: “Да”.
Я пнул ее ногой. Она вся была мокрая от росы, и на ней все еще были мясные мухи.
Спросила: “Папочка, что ты собираешься сделать с этой матерью-опоссумихой?”
Я ответил: “Сладкая, папа не знает”.
Она спросила: “Папочка, ты собираешься ее убить?”
И я сказал: “Папа не может это сделать, сладкая”. Я сказал: “Дорогуша, ты слишком рано встала”, на ней только пижамка… Я сказал: “Иди в дом и забирайся в кроватку к мамочке”. И я погнал ее в комнату. А я пошел в рабочий кабинет и присел. И я подумал: “О Боже, как пострадала эта мать-опоссумиха! Как же, должно быть, она любит своих малышей!” И когда я там сидел, я подумал: “Ну, я надеюсь, мне не доведется видеть, как ее убьют”.
55 И когда я там сидел, Нечто проговорило ко мне: “Ты вчера о ней проповедовал . Ты использовал ее в качестве своей темы”.
Я сказал: “Верно”.
“Ты сказал, что она была настоящей матерью”.
Я сказал: “Верно”.
Сказал: “Я послал ее к твоему порогу, и она лежит у твоей двери как леди двадцать четыре часа, ожидая, чтобы за нее помолились, а ты даже слова не сказал”.
Я сказал: “Ну, я не…” Я сказал: “С кем я разговариваю? Я разговариваю с собой?” Я вскочил. Я подумал: “О-о, это Ты, Боже?”
56 И я вышел на крыльцо, а малышка Ревекка стояла там и все еще смотрела на эту матушку-опоссумиху. Она вышла из дома. Я пошел во двор к опоссумихе. Я сказал: “Боже, я знаю, что Ты знаешь каждый цветок. Ты знаешь каждого воробья. И дело в том, что очень ужасная вещь случилась с женственностью этой красивой юной девушки, которая убила своего ребенка. И Ты желал показать, что можешь вести даже животных. И она пришла и лежала у моих ворот, ожидая, чтобы к ней повернулись и помолились”. Я сказал: “Я сожалею, Боже, что я это сделал”. Я сказал: “Я этого не знал, Боже. Я должен был это сделать”. Но я сказал: “Если это Твое Божественное провидение, что Ты прибег к этому и желаешь, чтобы я помолился за эту опоссумиху, я делаю это во Имя Христово. Помоги ей, Отец. Ее любовь к ее малышам была так велика…” Я подумал: “О Боже, совершишь ли ты это?” И когда я это сказал…
57 Так вот, это может показаться странным. Это пошло… Ох, я получил письма из Африки, из Индии, со всего мира. “Ассошиэйтед пресс”, я думаю, подхватила это. И та мать-опоссумиха поднялась, запихала своих малышей в сумку, пошла по дорожке точно так же нормально, как может идти любой другой опоссум, дошла до ворот и обернулась, как бы говоря: “Спасибо, милостивый государь”, – и, перейдя дорогу, пошагала в лес. И насколько мне известно, на сегодняшний вечер счастлива со своими малышами.
Если Бог может думать такое об опоссуме, насколько же более Он может думать о вас, когда ваша любовь вырабатывается и проецируется к сердцу живого Бога? Если Бог… Лишь инстинктом, у той опоссумихи нет души. Это было немое животное. И если это смогло так свершиться через инстинкт, и Святой Дух смог вести ту мать-опоссумиху туда, зная, что у Него был я, чтобы помолиться за ту опоссумиху, и ее жизнь была сохранена, насколько же больше вы опоссума?
58 Почему бы вам не прийти сюда сегодня вечером, чтобы за вас помолились? Где находится ваша душа по отношению к Богу – вот мой вопрос. Давайте только на мгновение склоним головы. Я долго проповедовал, не знаю почему. Вы такие чудные. И я знаю, что однажды, начиная с завтрашнего дня, мы, возможно, будем за мили друг от друга.
В то время как мы сидим со склоненными головами, я задаюсь вопросом, поскольку я вас спросил, если “Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел Жизнь Вечную”, я задаюсь вопросом, признательны ли вы за это в такой мере, что приняли Его дар Вечной жизни для вас?
Так вот, будьте честны, все склоните голову, все закройте глаза. Вы размышляли о чем-то необычном? “Ох, я был церковным членом, я никогда не принимал Твою любовь ко мне, чтобы сделать мою жизнь такой, какой она должна быть. Мне бы хотелось это иметь. Я хочу, чтобы Бог пришел ко мне сегодня вечером, и наполнил меня Своим Духом, и простил мне мои грехи”. Вы хотели бы поднять руку к Богу, пока все головы склонены? Я подниму. Да благословит Бог вас. Да благословит Бог вас, леди. Да благословит Бог вас, вас, и вас, брат, и вас ,и вас, брат, и вас, сестра, вас, брат, вас.
59 О-о, они по всему зданию! Да благословит Бог вас, мой брат. Да благословит Бог вас, моя сестра, там. Теперь вверху на балконах, сколько хотело бы сказать: “Брат Бранхам, я собираюсь быть честным с Богом. Нечто проговорило к моему сердцу, с тех пор как я здесь нахожусь. В действительности я не полностью таков, как мог бы быть”.
Да благословит Бог вас, брат. “Я теперь поднимаю руку…” Да благословит Бог вас, леди. Да благословит Бог вас, леди. Да благословит Бог тебя, сынок. О-о, вот это да! Да благословит Бог тебя, маленькая девочка. Да благословит Бог вас, леди. Да благословит Бог вас. Да благословит Бог вас, там, вверху. Я… Да благословит Бог вас, мой брат. Да благословит Бог вас, мой брат.
60 “Каким-то образом, брат Бранхам, глубоко в моем сердце…” Да благословит Бог вас, сестра. “Я ощутил очень необычное тепло, но есть нечто, чего мне недоставало. Я хочу, чтобы Бог прямо теперь наполнил его Своей любовью”. Да благословит Бог вас, сестра. Да благословит Бог вас. Да благословит Бог вас, и вас, и вас, и вас, и вас. О-о, мой Боже! Просто повсеместно.
“Я хочу, чтобы Бог прямо теперь в Своей милости, ибо я люблю Его, я хочу, чтобы Он дал такую Божественную любовь, чтобы суверенная благодать в ответ послала на меня крещение Святым Духом, чтобы сделать меня другим человеком”.
Сколько здесь уже принявших Христа, которые никогда не были наполнены Святым Духом, и вы желаете любви Божьей так сильно, что Он наполнит вас Святым Духом, вы поднимете руку? О-о, по всему зданию, повсеместно, по меньшей мере двести или сто пятьдесят с гаком грешников подняли руку, где-то двести, или триста, или даже больше людей ищет крещения Святым Духом!
61 Если Бог так думал о бедной матери-опоссумихе, насколько же более Он любит вас? “Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного…”
Вы спросите: “Что это значит, что я поднял руку?” Для вас это разница между жизнью и смертью.
“Ой, это совсем мелочь”. Я знаю. Так и Иоанна, 3:16. Но это разница между жизнью и смертью. Вот что это значит.
Иисус сказал в Святого Иоанна, 5:24: “Слышащий слова Мои и верующий в Пославшего Меня имеет Жизнь Вечную и на суд не придет, но перешел от смерти в Жизнь”.
Будет еще кто, кто вне Христа, кто ни разу не поднимал руку, хотел бы поднять ее сейчас и сказать: “Вспомни меня. Боже, вот я. Вот я”? Вверху, на балконе? Да благословит Бог вас. Да благословит Бог вас, сэр, вас. Это хорошо. Один… Будет еще один, обязательно, где-нибудь вне Христа? Да благословит Бог вас, сэр. Бог видит вашу руку. Да благословит Бог тебя, молодая леди.
О-о, это настоящее дело – распознать, что живой Бог присутствует теперь, чтобы сделать для вас то, чего вы не смогли бы сделать сами. Да благословит Бог вас, сэр. Это означает для вас различие между жизнью и смертью.
62 Кто-нибудь внизу (снова) хотел бы сказать: “Вспомни меня, Боже. Я поднимаю руку не настолько, не для того, чтобы меня видел брат Бранхам, но я хочу, чтобы меня видел Ты, Боже”. Да благословит Бог вас, далеко у стены. Да благословит Бог эту цветную леди, я вас вижу. Да благословит Бог вас. Да благословит Бог вас, сэр.
Внизу, в холлах, снаружи и в коридорах, кто не может попасть внутрь, вы поднимете руку…?… скажете: “Вспомни меня”? Да благословит Бог вас, мужчина. Бог вас видит. Бог вас видит…?…
Внизу, в этом другом коридоре и в этой стороне, вы хотели бы сказать: “Боже, вспомни меня. Я хочу быть упомянутым, Господь. И в этот вечер я поднимаю руку в знак того, что теперь я верю и принимаю любовь Божью”.
Если вы принадлежите к церкви, вы церковный член – с этим все в порядке. Однако я хочу, чтобы вы были христианином плюс церковным членом.
63 Хорошо, есть там кто-нибудь еще, прежде чем мы помолимся? Да благословит Бог этого мальчугана, сидящего здесь. Да благословит Бог маленького…?… там, вверху. О-о, конечно, еще только один, который покается. Да благословит Бог тебя, сыночек, что стоит там, маленький мальчик примерно десяти лет. Библия говорит: “Позвольте маленьким детям приходить ко Мне, не препятствуйте им”. Да благословит Бог вас, мой брат, стоящий там. Конечно.
64 “Было необычное движение в моем сердце, брат Бранхам. Нечто пришло ко мне и сказало: “Сделай это прямо сейчас. Я – Любовь Божья, стучащаяся в твое сердце. Я… Я желаю, чтобы сегодня вечером ты вошел. Я так возлюбил тебя, что даю лучшее, что имею. Отдашь ли ты Мне теперь свою жизнь?”
Что Он желает сделать с ней – уничтожить ее?
Нет, снова ее воскресить.
65 Когда закончится студеная зима, ты придешь прямо к этому…?… Ты возвратишься новым человеком: молодым мужчиной, молодой женщиной – и будешь таким вовек. Нет больше ни старости, ни морщин, седых волос, разрушенных тел, и болезни не потревожат вас в воскресении. Ты будешь бессмертным, созданным по Его подобию. У тебя сегодня вечером есть выбор. Хорошо, пока мы склоняем головы, и если сестра, что за фортепиано…
66 О Боже, это час, это время, когда многие руки были подняты… Они искренни, Господь. И я, как Твой слуга, я ходатайствую за них. Я прошу милости. Боже, даруй это. И пусть все они будут спасены и наполнены Святым Духом. И пусть любовь Божья, которая излилась Духом Святым, наполнит каждое сердце. И пусть они выйдут из этого здания, и пусть со всеми их обидами и их различиями будет покончено.
Мы знаем, что грех черен и мрачен, однако самые большие части греха – это всего лишь капли, когда они падают из чернильницы в огромную ванну отбеливателя. Попытайтесь найти их снова. О-о, их невозможно найти! Когда чернила падают в отбеливатель, чернила становятся отбеленными. И когда неправедность кающегося грешника падает в Кровь Праведного, она становится праведностью Божьей. Иисус, для этого мы принимаем Твое Слово. Слово Твое вовеки истинно.
Когда Ты сказал: “Слышащий Слово Мое, верующий в Пославшего Меня имеет Жизнь Вечную и на суд никогда не придет, но перешел от смерти в Жизнь”… И я молю, как только и может делать слуга, за каждую поднятую руку. Ты, зная их сердце, дашь им истинное удовлетворение каждой нужды, которая у них есть.
67 Возможно, даже на этой земле я никогда не пожму им руку, но когда вся жизнь пройдет, и однажды, когда мы соберемся в конце дня, и накроется великая Брачная Вечеря, и мы увидим за столом искупленных всех веков… И мы посмотрим через стол друг на друга, по щеке скатится слезинка, когда мы увидим своих друзей, которые благополучно перешли. Затем придет Царь и сотрет слезы с наших очей, говоря: “Не плачь. Все закончилось. Войди в радость Господа, которая была приготовлена для тебя с основания мира”.
Боже, даруй каждому человеку, который сегодня вечером находится в Божественном Присутствии, быть в Божественном Присутствии тогда. Если мы обрели благодать во взоре Твоем, мы предлагаем Тебе эту молитву ради них во Имя Твоего возлюбленного Дитя, Господа Иисуса. Аминь.
68 Я не имею в виду быть ребенком, чтобы плакать. Но есть нечто в Святом Духе, что воистину заставляет вас плакать не от скорби, но от радости. Просто нечто струится. Подумайте, как прямо сейчас должны радоваться Ангелы.
Сколько чувствует себя действительно, действительно хорошо в своей душе, вы просто вознесете руки к Богу? О-о, вот это да! Мне интересно, сможем ли мы спеть еще раз, как в прошлый вечер, “Буду славить”? Вы дадите нам аккорд, сестра, если желаете? Теперь все вместе.
Кто-нибудь, помогите мне здесь. Я не певец. И если кто-нибудь поможет мне вести пение: или доктор Вейл, или вы? В то время как мы поем “Буду славить, славить Агнца, Кто за грешных был казнён. Люди, честь Ему воздайте, Может Кровью смыть все пятна Он”, давайте поднимем руки, пока мы это поем. Теперь каждый.
Буду славить, славить Агнца,
Кто за грешных был казнён.
Люди, честь Ему воздайте,
Может Кровью смыть все пятна Он.
О-о, разве это не прекрасно? Давайте споем это снова. Вперед, каждый.
Буду славить, славить Агнца,
Кто за грешных был казнён.
Люди, честь Ему воздайте,
Может Кровью смыть все пятна Он.
69 О-о, просто протяните руку и пожмите руки кому-нибудь, кто сидит рядом с вами, и скажите: “Хвала Господу!” Все вы: методисты, и баптисты, и Полное Евангелие, и все вместе – просто пожмите руки. О-о, разве это не чудесно? Как хорошо быть христианином! О-о, разве Он не чудный?
Так вот, друзья, слегка поздновато, и мы собираемся попросить, так как, возможно, некоторым надо уходить, и мы позволим им разойтись, пока мы будем вызывать молитвенную очередь. И сейчас, сегодня вечером мы собираемся попробовать нечто новое, что я не делал долгое время. Доктор Вейл возьмет микрофон, и пойдет к углу, и будет встречать людей и называть, что у них. А я попытаюсь без различения, если Святой Дух мне позволит, помолиться и возложить руки на тех, кто должен вернуться.
70 Так вот, завтра утром идите в свою церковь. А если вы здесь гостите, сходите в какую-нибудь здешнюю хорошую церковь. Пастор будет рад вас видеть. Подойдите и пожмите ему руку. Скажите ему, что вы были здесь на собрании, передайте ему сердечное приглашение на завтрашнее дневное собрание.
Если вы с юга, из Спенсервилла, там есть методистская церковь. У цветного брата есть методистская церковь. И я уверен, что он будет счастлив вас видеть. Этот человек обычно сидит здесь, очень замечательный человек. Я не уверен, что сегодня вечером он здесь, хотя был каждый вечер.
И, кроме того, поблизости есть другие церкви. И завтра утром, если вы хотите сходить в Первую баптистскую церковь, я буду проповедовать в ней с десяти часов до одиннадцати. И затем завтра после обеда в два тридцать снова вернусь в это здание для служения, послания, и завтра вечером – служение исцеления обычным способом. А сегодня вечером мы собираемся попытаться взять неотложные случаи через молитву и возложение рук на них.
71 Теперь, где Билли? Какие… какие нельзя отложить на потом? “Y”? Нельзя оставить на потом “Y”. У вас карточки, на которых “Y”. Сколько? С 1-й по 50-ю. Ну, давайте сразу же начнем с 1-й. И у кого “Y” номер 1, вы могли бы поднять руку? Леди там, номер 1. Номер 2? Номер 3? 4? 5? 6, 7 , 8, 9, 10? “Y” с 1-й по 10-ю, становитесь вот здесь, если сможете.
Хорошо. А сейчас мы собираемся помолиться. И я собираюсь попросить вас об одном одолжении. Вы, люди, что только что пришли к Христу, вы хотели бы это сделать? Сделайте это. Завтра утром, если вы живете в здешнем районе, сходите в какую-нибудь хорошую церковь и скажите: “Пастор, я… я хочу присоединиться к этой церкви. Я хочу креститься. Я хочу стать здешним членом”.
Теперь есть церковь, которая здесь сотрудничает. Она называется церковью Форксвер. Есть одна, называемая Полной, Церковь Божья. Брат Вейл…?… Вы это объявляли? Хорошо. Найдите себе место и вселитесь… [Пробел на ленте.]
Однажды в индейской резервации в Ари… [Пробел на ленте.] …?…нашу сестру, да будет совершено в Имя Христово.
72 Теперь со склоненными головами только минутку… Какое у вас состояние, сестра? О-о, горло…?… Я… я, честно говоря, я… я не вижу никакой разницы. Я хочу, чтобы вы обратили внимание на то, что опухоль, маленькая шишка, которая располагалась вот здесь, на этой веночке в горле вот здесь, прямо сейчас была убрана Господом Иисусом. Примерно вот такая шишечка, торчащая здесь, на ее горле, была убрана нашим Господом. Давайте воздадим Ему хвалу и скажем: “Благодарим Тебя, Господь!” Хвала Богу!
[Брат Вейл говорит: “Состояние инсульта, брат Бранхам”.] Ох, инсульт…?… Так вот, сэр, мы знаем, что только Бог может это сделать. И я… я знаю, что Он действительно умер для этой цели. И теперь я… Ангел Господа послал меня молиться за больных. Это я знаю. Теперь… И сказал мне, если я заставлю людей поверить и буду искренним, то Он будет исцелять больных. Не потому, что я молился, а потому, что Слово Его должно быть исполнено.
Итак, вы восхвалите Его, если Он вас исцелит, воздадите Ему всю славу за это? Я молю, чтобы Он даровал… Теперь, это…?… Вы были здесь в прошлые вечера? Это ваш первый вечер. Вы никогда не видели видения труда Господа.
73 Теперь я попрошу каждого склонить головы за этого парализованного инсультом человека, чтобы вы могли помолиться всем сердцем со мной, чтобы ваши молитвы смогли помочь этому бедному дорогому брату. Вы христианин.
Теперь, благой небесный Отец, мы так любим Тебя, и мы знаем, что у Тебя вся власть на небесах и на земле. И я размышляю об этом дорогом человеке, который стоит здесь, волочит эту ногу, и эта рука свисает, качаясь, сбоку. Сатана нацелился покалечить его и застопорить его. И мы молимся всем сердцем, просим, чтобы любовь, что в сердцах наших, ради него проецировалась к престолу Твоему, и пусть суверенная благодать Христа возвратится, и коснется его тела, и уберет этот инсульт. О благословенный Спаситель, пусть наша вера будет сильна! И пусть наш брат станет здоровым. Во Имя Иисуса мы просим это.
74 А сейчас я собираюсь попросить аудиторию, чтобы они только миг подержали головы склоненными. Пожалуйста, не смотрите, потому что, поступая так, вы действительно немножко мешаете. Вы будете просто продолжать держать голову склоненной? Я не знаю, что Бог коснется этого человека. Я не знаю. Я просто прошу Его. И, пожалуйста, теперь, если вы слышите мой голос, продолжайте держать головы склоненными.
Итак, я собираюсь попросить вас…?… Я собираюсь попросить поднять…?… Поднимите руку. Вы можете это сделать…?… Хорошо, вы можете поднять руку. Он уронил шляпу, его рука поднята. Его ногу отпустило, и Бог исцелил этого человека. Возвращайтесь своей дорогой. Вы можете уходить с платформы счастливым. Ходит как юноша…?… Давайте скажем: “Хвала Господу!”
Вот женщина с фиксирующими устройствами на ней, которая только что их сняла. Благодарение Богу! Аминь.
Давайте произнесем молитву, помолимся молитвой благодарения Богу. Небесный Отец, во Имя Иисуса Христа мы воздаем Тебе хвалу, благодарения за все то, что Ты совершил. Ты живой Христос, и мы просим Твоих вечных благословений на тех, кто ожидает. Во Имя Иисуса мы просим это. Аминь.
75 [Брат Вейл говорит: “Это сестра…?… слепнет от почечной инфекции”.]
Подойдете, сестра? Теперь, пожалуйста, молитесь. Тяжело удержать видение. Понимаете? Но я… я… Видения – это пророческий дар, который посылает Присутствие Святого Духа через аудиторию, и вы это получаете. Это же дар исцеления. Ангел Господа… Вы читали мою книгу? Он сказал с… А я не пользовался этим какое-то время. Но Он сказал: “Если ты заставишь людей поверить…”
Я сказал: “Они мне не поверят, потому что у меня нет образования”.
Он сказал: “Тебе даны два знамения для совершения перед людьми, и чрез это они будут тебе верить”.
76 И доктор Ли Вейл, который сидит сегодня, рассказывал мне, как он наблюдал за мной в Портленде, Огайо… или Вашингтон, на большой ледовой арене и в Ванкувере, как исцелялись люди. Он спросил: “Брат Бранхам, что происходило?”
Я ответил: “Люди собираются ради видений”.
Он сказал: “Есть ли какой-нибудь способ, чтобы ты смог…?… отвлечься только на немножко и применить дар, который Бог тебе дал?”
Я сказал: “Он сказал мне: “Если ты будешь искренним, ничто не устоит перед молитвой”. И я полагаю, что я, возможно, пролетал мимо многих вещей. Американцы должны иметь на себе возложенные руки. Это их уклад.
77 Так вот, сестра, слепота – это ужасно, и я, конечно же, не желал бы видеть вас слепой. Однако Иисус из Назарета прикоснулся к слепому человеку возле ворот Иерихона, и он обрел зрение. Вы верите, что Бог может исцелить вас сегодня вечером? Теперь давайте только на минуту склоним головы.
О милостивый Отец Бог, Кого мы любим и верим, мы воздаем Тебе хвалу и славу! В присутствии этой аудитории мы благодарим Тебя за Иисуса, Сына Твоего, и восхваляем Тебя за Его искупительную благодать для нас. И если Твое Присутствие находится здесь, исцеляя больных и делая страждущих здоровыми… И теперь эта дорогая сестра приходит в исповедании своей веры, зная, что она слепнет. Но она пришла к Тебе, и, как Твой слуга, я веду ее к Христу, и с возложенными на нее руками, как поручением Божьим, я прошу, чтобы слепота ушла с ее глаз, и инфекция оставила ее тело, и чтобы она в течение всей своей жизни оставалась с хорошим зрением. Во Имя Иисуса это пройдет.
78 Теперь только минутку со склоненными головами и с закрытыми глазами. Итак…?… Итак, сестра, не зная, насколько хорошим было ваше зрение, я хочу, чтобы вы посмотрели в мою сторону. Вы прямо сейчас видите все? Вы видите меня хорошо? Вы можете видеть меня лучше, иначе, чем тогда, когда пришли на платформу? Можете мне сейчас сказать, сколько я поднял пальцев? Что говорите? Вы можете верить, что ваша слепота исчезла? Можете сейчас это прочесть?
Хорошо, вы можете поднять голову. Эта леди не могла читать, она была слепой без очков. И вот теперь она может читать Библию. И она не могла… Можете видеть все прямо теперь? Поднимите руку, если это так. Теперь давайте воздадим Богу хвалу и благодарения за Его благость, за исцеление этой леди.
О-о, наши сердца счастливы, Отец, от Твоей исцеляющей благодати…?… И пусть наша возлюбленная сестра будет полностью здоровой с сего вечера и впредь. Пусть это никогда больше ее не потревожит. Пусть ее доктор напишет нам свидетельство, как инфекция оставила ее тело. Мы молим во Имя Христово и воздаем Тебе благодарения. Аминь. Да благословит вас Бог, сестра, и я верю, что все будет хорошо.
79 [Брат Вейл говорит: “Это миссис Браун из Адриана, Мичиган. У нее болезнь желудка”.]
Болезнь желудка – это ужасная вещь, сестра. Во время еды… В желудке есть нервная система, и когда желудок киснет, пища не переваривается правильно, и это ужасно. Я так много страдал от этого, когда был юношей. Но затем Господь меня исцелил. И я уверен, что Он желает исцелить и вас.
Вы христианка, и вы верите, что Господь сделает вас здоровой. И вы осознаете, что я всего лишь ваш брат, однако Иисус является Христом. Он здесь, чтобы сделать вас здоровой. Аудитория должна склонить головы и помолиться теперь со мной.
Наш благой небесный Отец, поскольку эта нервная леди приходит ко мне, склонив голову… И она знает, что Ты – великий Врач. И ее любовь простирается…?… это может. И вот почему она стоит здесь. Ее любовь простирается. И Твоя любовь нисходит. И когда любовь вот так проявляется, суверенная любовь занимает свое место и исцеляет ее. Даруй это, Господь. Я прошу это во Имя Иисуса и ради Его и этой леди. Аминь.
Так вот, сестра, конечно, прямо сейчас ничто видимое не может мне показать, что вы можете есть, что ваш желудок исцелен. Но вы действительно верите, что он исцелен…?… всем сердцем? Хорошо. Теперь вы просто идите вперед и ешьте, точно как ели всегда, воздавая Богу хвалу. И вы передайте нам свое свидетельство. Вы это сделаете? Благодарения Богу за ваше исцеление! Благослови вас Бог.
80 [Брат Вейл говорит: “…?…Вебстер, страдает от нервного расстройства”.] Это ужасная вещь. Это внушающая опасения вещь, что…?… Это ужасная вещь, похожая на тень смерти, и это всегда заставляет вас расстраиваться. Но, знаете, все постоянно говорят: “Ох, в следующий раз возьми себя в руки”. Как? Как вы можете это сделать, когда что-то вас преследует? А вы говорите: “Возможно, вы не чувствуете себя связанными”. Но…?… все это истина. Однако вы знаете, что Иисус может сделать вас здоровой? Не так ли, сестра? Да, да благословит вас Бог. Теперь давайте только на минутку склоним головы за эту нервную сестру.
И, Отец, это драгоценный ребенок какой-нибудь матери; возможно, жена какого-то мужчины; может быть, мать какого-нибудь ребенка. И она стоит здесь подавленная. Сатана заставляет ее нервничать. Ох, он хотел бы, чтобы она совершила самоубийство. Он хотел бы отправить ее в психиатрическую лечебницу, заставить ее сидеть в обитой войлоком комнате…?… у стены. Однако она вышла, чтобы исповедовать свою любовь. И, простираясь прямо теперь…?… О Боже, пошли ей суверенную благодать. И пусть Святой Дух вытащит из нее этого врага. И пусть прямо сейчас это оставит ее, и пусть это никогда не вернется снова. И пусть она будет счастлива весь остаток своей жизни и свободной от этой болезни и страдания через Имя Иисуса.
Теперь только на миг со склоненными головами. Итак, сестра, не хотите посмотреть в эту сторону? Это оставило вас? Вы сейчас хорошо себя чувствуете? Все ушло? Аминь. Теперь можете поднять голову. Так вот, вы можете уходить с платформы счастливой, радуясь, воздавая хвалу Богу…?… Позвольте нам услышать от вас. Да благословит вас Бог.
81 [Брат Вейл говорит: “Маленький Дэвид…?… шишка на запястье”.] Маленький мальчик приходит, чтобы за него помолились. Хорошо…?… Шишка на запястье этого мальчугана. Склоним головы?
Вы его отец? Вы христианин? Вы верите, что Бог удалит эту шишку? Вы будете любить Его, и восхвалять Его, и растить этого мальчика для служения Ему, если Он позволит этой опухоли уйти с его тела?
Дорогой небесный Отец, когда этот светловолосый голубоглазый мальчик стоит, я думаю о своем собственном маленьком Иосифе дома, который, возможно, сегодня вечером плачет: “Где папа?” Однако я здесь как слуга моего Господа, молясь за сокровище этого человека, которое значит для него столько же, как мой ребенок для меня. И, Боже, Ты так возлюбил нас и наших детей, что отдал Сына Своего Единородного, чтобы через Его жертву…?… чтобы Он мог спасти нас и исцелить наши тела.
И эта опухоль, что на запястье этого ребенка, я сейчас как слуга Христов приговариваю ее на основании исповеданий этого человека, который пришел, который предложил ребенка, чтобы я за него помолился, и прошу во Имя Иисуса, Божьего возлюбленного Сына, чтобы Он убрал эту опухоль с запястья этого ребенка для славы Божьей и свидетельства Христова. Ибо мы просим это во Имя Иисуса, поскольку ваша любовь (малыш не понимает), мы…?… к концу ее сил. И теперь пусть суверенная благодать дарует то, о чем мы просили.
Со склоненной каждой головой, все глаза закрыты в молитве…?… Шишка исчезла с запястья этого маленького мальчика…?…
Мы воздаем Богу хвалу и благодарения за Его исцеление…?… милостивый государь. И более того, с этим теперь будет все в порядке. И да будет теперь благословенно ваше сердце. Да благословит вас Бог, сэр.
Видите, как велик наш Господь? “Как Ты велик, как Ты велик!” Так вот, мы благодарим Бога за Его благость. Хорошо, брат Вейл…
82 [Брат Вейл говорит: “Миссис Холстром из Колумбуса. У нее припухлости на ногах”.] Миссис Холстром. Я… Вы… Вы христианка…?… Ваша экспрессия на этом собрании даст нам знать, что вы были верующей. И теперь вы пришли, поскольку вы любите Христа, зная, что эта припухлость – это зло. И вы любите Господа. И вы пришли теперь, чтобы проявить свою любовь к Нему. И я пришел, чтобы предложить мою с вашей. И пусть суверенная благодать сойдет и исцелит вас, и пусть у вас никогда больше не будет этой припухлости. Вы верите, не так ли? Я могу взять вашу руку для точки соприкосновения?
Дорогой небесный Отец, когда сотни людей в этом здании, верующих христиан, рожденных свыше мужчин и женщин, мальчиков и девочек, которые проявляют свою любовь к Тебе наряду с этой сестрой, у которой на теле припухлость… И она здесь, чтобы верить, и чтобы принять это, и чтобы направить свою любовь к Тебе, веруя, что Ты осудишь болезнь ее тела и прострешь ей ее доброе здоровье. О Боже, всем сердцем я молю, чтобы Ты даровал ей это благословение. В дорогое Имя Иисуса я прошу это.

КОГДА ПРОЯВЛЯЕТСЯ БОЖЕСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ, СУВЕРЕННАЯ БЛАГОДАТЬ НАХОДИТ СВОЕ МЕСТО
(When Divine Love Is Projected, Sovereign Grace Takes Its Place)
Эта проповедь была проповедана братом Уильямом Маррионом Бранхамом в субботу вечером 26 января 1957 года в “ Memorial Hall” в г. Лима, штат Огайо, США.
Перевод выполнен в 2014 году.
Длительность ленты – 121 минута.

Прикрепленный файлРазмер
57-01-26в Когда проявляется Божественная любовь, суверенная благодать занимает свое место.doc215.5 кб
смотри и живи.JPG62.96 кб

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya