Колодец клятвы

И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его Господь.
И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим.
У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей, и Филистимляне стали завидовать ему.
И все колодези, которые выкопали рабы отца его при жизни отца его Авраама, Филистимляне завалили и засыпали землею.
И Авимелех сказал Исааку: удались от нас, ибо ты сделался гораздо сильнее нас.
И Исаак удалился оттуда, и расположился шатрами в долине Герарской, и поселился там.
И вновь выкопал Исаак колодези воды, которые выкопаны были во дни Авраама, отца его, и которые завалили Филистимляне по смерти Авраама; и назвал их теми же именами, которыми назвал их отец его.
И копали рабы Исааковы в долине и нашли там колодезь воды живой.
И спорили пастухи Герарские с пастухами Исаака, говоря: наша вода. И он нарек колодезю имя: Есек, потому что спорили с ним.
выкопали другой колодезь; спорили также и о нем; и он нарек ему имя: Ситна.
И он двинулся отсюда и выкопал иной колодезь, о котором уже не спорили, и нарек ему имя: Реховоф, ибо, сказал он, теперь Господь дал нам пространное место, и мы размножимся на земле.
Оттуда перешел он в Вирсавию.
И в ту ночь явился ему Господь и сказал: Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою; и благословлю тебя и умножу потомство твое, ради Авраама, раба Моего.
И он устроил там жертвенник и призвал имя Господа. И раскинул там шатер свой, и выкопали там рабы Исааковы колодезь.
Пришел к нему из Герара Авимелех и Ахузаф, друг его, и Фихол, военачальник его.
Исаак сказал им: для чего вы пришли ко мне, когда вы возненавидели меня и выслали меня от себя?
Они сказали: мы ясно увидели, что Господь с тобою, и потому мы сказали: поставим между нами и тобою клятву и заключим с тобою союз,
чтобы ты не делал нам зла, как и мы не коснулись до тебя, а делали тебе одно доброе и отпустили тебя с миром; теперь ты благословен Господом.
Он сделал им пиршество, и они ели и пили.
И встав рано утром, поклялись друг другу; и отпустил их Исаак, и они пошли от него с миром.
В тот же день пришли рабы Исааковы и известили его о колодезе, который копали они, и сказали ему: мы нашли воду.
И он назвал его: Шива. Посему имя городу тому Беэршива до сего дня.
(Бытие 26:12-33)
Приведенный мной выше отрывок об Исааке начинает повествование о нем с того момента, когда он получил плод. Во время жизни Авраама Исаак жил в месте под названием Беэр-лахай-рои (Бытие 16:14). Это было место, где Господь увидел убегающую Агарь и повелел ей вернуться к госпоже своей. И она назвала это место Беэр-лахай-рои, что означает «источник Живого, видящего меня».
Бог не благословлял Исаака, пока он жил там. Он начал благословлять его только после смерти Авраама.
По смерти Авраама Бог благословил Исаака, сына его. Исаак жил при Беэр-лахай-рои.
(Бытие 25:11)
Этот сторичный плод Исаак получил, вероятнее всего, именно в тот год, когда умер Авраам. Исаак стал уходить, подобно Аврааму, из Земли Обетованной, потому что был голод еще более сильный, чем в дни Авраама.
Был голод в земле, сверх прежнего голода, который был во дни Авраама; и пошел Исаак к Авимелеху, царю Филистимскому, в Герар.
(Бытие 26:1)
С ним произошло то же самое, что прежде было с Авраамом в тот момент, когда после знамения из Луки 17:30 должно было исполниться обетование. Почему? Потому что когда ты становишься носителем тайны Седьмой Печати, носителем тайны Христа, с тобой происходит то же самое, потому что внутри тебя тот же Христос. У тебя те же самые дела, то же самое избавление. И тот же самый дух Авимелеха встает у тебя на пути, чтобы воспрепятствовать тебе получить обетованное Семя, как Авимелех встал на пути Авраама, чтобы отнять у него жену, и чтобы Сарра не забеременела от Авраама и не родила Исаака, и чтобы обетование, данное Аврааму с клятвой, не было исполнено. Именно так сатана в Эдеме поступил с Евой.
Но здесь было отличие. Завет с Авраамом был без условий. Клятва Богом была дана, Слово было сказано, и Авраам, отдав Сарру, по сути ничем не рисковал. Это был точно такой же поступок, как тогда, когда он приносил в жертву Исаака, хотя внешне Авраам выглядел мерзавцем. У Авраама уже было слово от Бога, что именно Сарра родит ему сына, и он был вполне уверен, что Бог силен исполнить обещанное.
И Авимелех, имея самые чистые намерения, становится врагом Богу. Слово говорит:
Есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их – путь к смерти.
(Притчи 14:12)
Этот дух действует через людей, которые обольщены, которые абсолютно уверены, что совершают правое дело, что популяризируют Послание.
А затем, когда они это сделали (пусть это будет все что угодно), женщина согрешила, мужчина никогда не согрешал… я имею в виду, что согрешил мужчина, женщина же никогда не согрешала. В действительности женщина была обольщена. Адам не был обольщен – он знал, что делал. Ева действительно думала, что была права. Она получала какой-то «новый свет», который давал ей сатана. Он по-прежнему дает ей «новый свет». Оставайтесь с Библией. Вот именно.
(«Что требуется для создания христианской жизни», перевод Гродно)
Земля Филистимская входила в обетование Авраама. Это не грешники и не деноминации. Это те, кто вместе с тобой принимают то же самое Послание.
Имя Авимелех переводится как «Отец мой – царь». Это дух, основанный на физической или духовной «апостольской преемственности» от чего-то подлинного, что являло собой «Царский Дух». Это дух лютеран после Лютера, методистов – после Уэсли, пятидесятников – после Азуза-Стрит, бранхамовцев – после Уильяма Бранхама. Это дух, который опираясь, на физическую или церковную преемственность от пророка, пытается внести в Невесту свое семя, семя обольщения, семя разногласия, чтобы лишить ее Семени, обещанного ей после Луки 17:30, которое даст ей обращение к вере отцов Пятидесятницы. Современные «авимелехи» объявляют себя наследниками пророка, продолжателями и развивателями Послания, привносящими в Послание «новый свет» и исправителями «ошибок», эдакими «корректорами» Послания. Я не буду вдаваться в подробности. Достаточно только проанализировать «деятельность» ведущих течений в Послании, как этот дух Авимелеха очень легко обнаруживается.
Но их деятельность, точно как и деятельность Авимелеха, абсолютно бесполезна. Они обольстят всех, кроме Невесты, кроме Избранных, потому что Ангел в 10-й главе Откровения, как в случае с Авраамом, клялся Живущим во веки веком, т. е. Самим Собой, поскольку Он прежде запретил в Нагорной проповеди клясться человеку. Восхищение Невесты основано на клятве, поэтому она точно в такой же безопасности от обольстителей, в какой была Сарра. И точно в такой же безопасности находилась и Ревекка. Бог обязан был вмешаться в ситуацию, чтобы не нарушить Своей клятвы.
И вот Исаак, получив Ревекку обратно, избежав привнесения в родословие Христа сатанинского семени, остается на этой земле, на земле филистимлян. И Авимелех с филистимлянами, прообразы все той же организованной религии, подобравшейся максимально близко к избранным, находились рядом. Филистимляне, подобно евреям, пережили исход из Кафтора.
и Аввеев, живших в селениях до самой Газы, Кафторимы, исшедшие из Кафтора, истребили и поселились на месте их.
(Второзаконие 2:23)
Не таковы ли, как сыны Ефиоплян, и вы для Меня, сыны Израилевы? говорит Господь. Не Я ли вывел Израиля из земли Египетской и Филистимлян – из Кафтора, и Арамлян – из Кира?
(Амос 9:7)
Они также пережили исход, и этот исход из Крита (Кафтора), как говорит Амос, был делом Божьим, и перебили жителей земли, в которую вселились. Они были представителями крито-микенской культуры, их ближайшими родственниками были пеласги (народ, населявший Грецию до эллинов, обратите внимание на созвучие с филистимлянами и Палестиной), союзники Трои, и этруски, населявшие Италию во времена раннего Рима. Согласно Гальфриду Монмутскому, бриты, предки современных жителей Уэльса, имели также этих предков, как и, согласно Вергилию, императоры из рода Цезаря. Историки, расшифровывая древнее филистимское письмо, свидетельствуют о том, что оно идентично этрусскому.
Эта культура, как и римская, была железной, что свидетельствует о Риме, об организованной религии.
Филистимляне жили в том месте, который мы называем сегодня сектором Газа. И они знали, что Бог благословляет Исаака.
Мы всегда сталкиваемся с этим. Они всегда идут рядом: человек, несущий обетование, человек, имеющий Тайну Христову, и те, которые представляют собой те или иные направления организованной религии, становящиеся орудиями сатаны против того, кто имеет обетование.
Бог не мог благословить Исаака до смерти Авраама, потому что в одно и то же время не может быть двух или более человек, в которых в одинаковой степени действует Бог.
Так вот, у Него никогда не было два основных пророка одновременно, никогда в мире. Понимаете? Не имеет значения, сколько есть… две-две головы не могут… Голова должна быть одна. Бог должен взять под Свой контроль одного человека. Понимаете?
(«Пытаясь служить Богу без воли Божьей на то», издание VGR)
Бог всегда использует только одного человека. Если Он переходит к другому человеку, Он перестает использовать первого. Именно так произошло с Петром, когда двери для евреев, самарян и язычников были открыты, и Бог окончательно после получаса безмолвия (по Библейским часам двадцать с чем-то лет, что точно соответствует периоду между Пятидесятницей и началом Ефесского Периода) повернул к язычникам, избрав для этого Павла. Иерусалимская церковь из-за того ,что вынесла из своей сокровищницы не только новое, но истарое, продолжая придерживаться правил и традиций закона, не могла идти дальше. Они не могли полностью отойти от закона и перейти к благодати. И Бог, сменив Свой промысел, вместе с этим сменили основного человека, в котором Он мог действовать.
Петр не смог двигаться дальше. Петр в Антиохии, подобно Моисею, ударившему в скалу, подвел Бога.
Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию.
Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных.
Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием.
Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?
(К Галатам 2:11-14)
Когда незадолго до этого Павел с Варнавой пришли в Иерусалим, Бог еще действовал только в Петре. Он был основным голосом часа.
Именно в это время Ирод Агриппа I воздвиг гонения на христиан, убив Иакова Зеведеева и посадив Петра в темницу.
Тогда ученики положили, каждый по достатку своему, послать пособие братьям, живущим в Иудее,
что и сделали, послав [собранное] к пресвитерам через Варнаву и Савла.
(Деяния 11:29,30)
В то время царь Ирод поднял руки на некоторых из принадлежащих к церкви, чтобы сделать им зло,
и убил Иакова, брата Иоаннова, мечом.
Видя же, что это приятно Иудеям, вслед за тем взял и Петра, - тогда были дни опресноков, -
и, задержав его, посадил в темницу, и приказал четырем четверицам воинов стеречь его, намереваясь после Пасхи вывести его к народу.
Итак Петра стерегли в темнице, между тем церковь прилежно молилась о нем Богу.
(Деяния 12:1-5)
А Варнава и Савл, по исполнении поручения, возвратились из Иерусалима в Антиохию, взяв с собою и Иоанна, прозванного Марком.
(Деяния 12:25)
И Ангел Господа пришел к Петру, проигнорировав находившегося в то же самое время в Иерусалиме Павла. Но когда Бог, закончив с Петром, перешел к Павлу, тогда Петр, имеющий ключи, вынужден был канонизировать послания Павла.
Итак, возлюбленные, ожидая сего, потщитесь явиться пред Ним неоскверненными и непорочными в мире;
и долготерпение Господа нашего почитайте спасением, как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости, написал вам,
как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания.
(2-е Петра 3:14-16)
Петр стал эдаким поддерживающим голосом.
Исаак после смерти Авраама стал основным голосом того часа. Он был пророком, он был Божьим представителем и носителем Семени. Он не был обетованным Семенем.
Итак, мы здесь видим истинное откровение истинного прообраза. Три женщины были носительницами естественного семени, пока оно, возмужав, не стало Иисусом. Как… Измаил не мог им быть, потому что на самом деле он родился, как мы бы сегодня считали, вне брака, потому что он был сыном рабы. Затем появился чуть больше похожий на Него, на Иисуса, то есть появился Исаак. Но всё равно это было не то, потому что он родился от половой связи Сарры с Авраамом. Но потом появилась Мария и через девственное рождение родила Иисуса Христа, верно, Бога, Слово, ставшее плотью.
(«Семя не является наследником вместе с шелухой», Вильнюсское издание)
Он был всего лишь прообразом Иисуса Христа, тенью того, Кем будет Христос.
Тень не существует сама по себе. Должно быть тело, которое отбрасывает тень. И тень не движется сама по себе. Она повторяет движения тела.
Поэтому Исаак был вынужден повторять то, что делал Христос. Тень напрямую связана с телом. Поэтому, как рожденный по обетованию, рожденный от свободной, он выражал в себе то, что Христос.
И такой человек получает урожай, который был сторичным, т. е. во сто крат от того, что он посеял.
Мы помним притчу о сеятеле и помним, что Господь говорит в ней о принесении плода семенем, посеянном в добрую землю.
иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать.
(От Матфея 13:8)
И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто.
(От Марка 4:8)
а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
(От Луки 8:8)
Исаак получает максимальный урожай, который может быть принесен по этой притче. Почему? Потому что Бог выражал Себя в Исааке. Он видел Исаака еще во время жизни Авраама, Он предсказал его приход. Бог пророчествовал о нем, Он дал обетование Аврааму.
Исаак появился. Бог показал, что относится к нему точно так же, как относился к Аврааму.
Авимелех дал команду филистимлянам, чтобы его не трогали, потому что он видел, что с Исааком, точно как и с его отцом Авраамом, был Бог. Почему? Бог говорил:
"не прикасайтесь к помазанным Моим, и пророкам Моим не делайте зла".
(Псалтирь 104:15)
В Исааке был Христос. Он сеял – и получил максимальный урожай. И что делает этот религиозный мир? Что он всегда делает? Они не трогали колодцы, выкопанные Авраамом, во дни Авраама. Почему? Потому что была клятва между Авраамом и Авимелехом. Когда церковный религиозный мир смиряется перед кем-то, у кого есть обетование, когда Бог заставляет их признавать того, у кого есть откровение, кто получил обетование, как это произошло с братом Бранхамом в городе Чикаго или в Хьюстоне, они боятся вредить в открытую. В дни Авраама с вырытыми им колодцами филистимляне не смели ничего делать. Не всеми из них Авраам пользовался. О многих они спорили с ним, чтобы отнять их у Авраама, кроме колодца в Вирсавии, где была произнесена клятва, и где были выставлены отдельно семь агниц. Поэтому Вирсавия переводится то как «колодец клятвы», то как «колодец семи», что собственно, духовно говоря, одно и то же.
Там Авраам поставил семь агниц отдельно, передал их в руки Авимелеху в доказательство того, что именно он, а не филистимляне, выкопал этот колодец.
Этот колодец в прообразе представлял стоящих вне всей религиозной системы семь агниц, семь маленьких овечек женского пола, которые представляли собой искупленную Невесту всех Семи Периодов. И это было связано с клятвой, как с клятвой представлены Голоса Семи Громов, о которых брат Бранхам говорил, что они пробудят Невесту.
И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего.
И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу
и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;
но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам.
(Откровение 10:4-7)
Вот почему сегодня пробуждения, которые у нас должны быть… У нас деноминационные пробуждения, настоящего оживления у нас ещё не было. Нет-нет, нет. Никак нет. Не думайте, что у нас проходят пробуждения. У нас их нет. О-о, у них миллионы, миллионы и миллионы церковных членов, но пробуждения нигде нет. Нет. Нет.
У Невесты ещё не было пробуждения. Понимаете? Ещё не было никакого пробуждения, не было проявления Божьего, которое взбудоражило бы Невесту. Понимаете? Мы ждём этого сейчас. Только эти семь неизвестных Громов смогут снова пробудить Её. Понимаете? Да. Он это пошлёт. Он это обещал. Теперь смотрите.
(«Третья Печать», Вильнюсское издание)
Но после смерти Авраама мы видим, что филистимляне засыпали все колодцы, в том числе и этот колодец клятвы в Вирсавии, связанный с грядущим пробуждением Невесты и с таинственными Семью Громами. Филистимляне не пользовались им.
Когда уходит человек, через которого действует Бог, когда уходит тот, через кого Он проявляется, через которого выражает Христа, все присоединившиеся и присоседившиеся к нему духовные «филистимляне» разрушают и уничтожают все, что он сделал. Не удивляйтесь.
Пока мы живем на этой земле, мы должны действовать, взаимодействуя с церковным миром, в церковном мире, рядом с церковным миром. Уильям Бранхам был баптистским пастором у миссионерствующих баптистов, он пошел пятидесятникам, к единственникам. Когда лидеры пятидесятников и единственников попытались в противовес брату Бранхаму предъявить права на Семя, на правильное истолкование Слова, Бог становился на сторону Уильяма Бранхама. В самой Скинии Бранхама было подпольное, полуподвальное противодействие ему. Он даже вынужден был хорошенько припугнуть оппозицию в своем собрании.
Пусть это будет только между вами. Это не для посторонних. Это для этой скинии. Мы хотим провести собрания с этой скинией, чтобы всё и все ошибки, всё, что уже долго тянется, и, может быть, неприязнь друг ко другу — я собираюсь затронуть всё это без исключения и поставить вопрос ребром. Так что, если вы не хотите с этим сталкиваться, то лучше уезжайте из этой местности, потому что вы встретитесь со всем этим лицом к лицу, как мы раньше делали здесь в скинии. И всё должно быть улажено, потому что мы — братья и сёстры, которые преломляли причастие, тело Христа, за столом благословений. И только дьявол станет делать что-нибудь нехорошее, и вызовет неприязнь, или испортит отношения, или что-то в этом роде. И я возьму с собой нашего брата Невилла, и мы будем ездить с места на место и сводить людей с людьми, пока эта старая скиния снова не встанет на свои ноги, чтобы идти вперёд для Царствия Божьего.
(«Верою Моисей», Рижское издание)
Они ничего не могли сделать при его жизни. Бог поставил его на служение, и это служение продолжалось.
Точно такое же происходило и с братом Павлом Пецевичем. Как ни донимали его присоседившиеся филистимляне, они ничего не могли сделать при его жизни. Одни бегали к ему по ночам и просили себе служения, вторые ставили ему палки в колеса, когда он начал проповедовать Послание, и даже до этого момента, третьи начинали церковные восстания ради «новых откровений» и т. д.
Когда рядом с тобой человек, о котором ты можешь сказать, что он содержит в себе Семя Авраамово, происходит одно и то же. Пока он жив, духовные филистимляне не могут ничего сделать. Но такой человек уходит, Бог меняет маску, меняя форму своего выражения. И у Него в этой новой форме выражения новый человек, в котором Он выражает Себя. Хороший он или плохой, в том ли месте живет он или не в том, на «земле обетованной» человеческих понятий или не на «земле обетованной» – это не имеет значения. Беэр-лахай-рои был по плотскому разумению именно этим непонятным местом, говоривший вроде как больше об рожденном по плоте Измаиле, чем о духовном откровении Семени.
Он находится между Кадесом и между Баредом.
(Бытие 16:14)
А Кадес сами знаете, где находится. Он в пустыне, а не на Земле Обетованной. Но Бог ввел Исаака в Землю Обетованную, дал ему жить на этой земле. Бог вошел в него, стал благословлять его и дал ему плод сторичный, стал распространять его более, чем живущих рядом с ним филистимлян, невзирая на то, что те позакапывали все вырытые Авраамом колодцы.
Уходит человек, в котором действует Бог, и все его поплечники, соратники, сподвижники, «духовные наследники» и прочие товарищи теряют все то, над чем он трудился. Бог действует только через одного человека. Они сразу от зависти засыпают все то, над чем он трудился. Они понимают, что это не их благословляет Бог. Если эти колодцы останутся не засыпанными, люди всегда будут помнить о том, кто их вырыл, и они всего лишь будут ходить в тени славы того, кто вырыл колодец. Если колодцы останутся действующими, то человек, в котором действует тот же самый Дух, сможет предъявить на них права.
Филистимляне увидели, что в Исааке был именно этот Дух. Авимелех не был дураком. В те времена даже враги Божьи могли общаться с Богом. Это было обычным делом.

Три тысячи лет назад человек мог встретиться с Богом почти везде. Для человека встречать Бога было обычным делом. Но почему они не встречают Его сегодня? Сейчас больше людей, на тысячи тысяч и миллионы больше людей, чем было три тысячи лет назад, и при этом Бог — это какое-то ископаемое нечто, о котором рассказали, какая-то древняя история. Они не встречаются Богом лично, как встречали много лет назад, как я сказал — три тысячи, около трёх тысяч лет назад. Не встречают. Для человека встречать Бога стало необычным. Если человек об этом говорит, он считается сошедшим с ума, кем-то, кто потерял свой рассудок. Для них это так необычно!
В случае с Авраамом и его станом, да это было почти каждодневным делом, чтобы Авраам встречался с Богом. Он разговаривал с Ним. Не только это, но когда они пошли в Герар, временно пожить, мы обнаруживаем прямо там, что Бог был в стане у Авимелеха, филистимлянина. Это было обычным делом. Они жили в стане Его Присутствия.
Сегодня они живут в своём собственном стане и они не имеют ничего общего со станом Божьим. Они не хотят иметь с ним ничего общего, потому что это фанатизм для мира. Для них это фанатизм. Но помните: когда Бог устроил для людей первый стан, Он укрепил их Своим Словом. Он всегда укрепляет. Но сегодня в своих станах они этого не делают. Вот почему вы не слишком много услышите о Боге.
(«Выходя за стан», перевод VGR)
Тогда люди не были настолько зашорены неверием и религиозными предрассудками, что Богу до них невозможно было достучаться. Они знали, с Кем имели дело.
Хороший ли был Исаак, плохой ли был Исаак, правильно себя он вел или неправильно, что бы ни казалось остальным – Бог был с Исааком, Бог видел Исаака. Исаак начал свое хождение в благословении с источника, где Бог его видел, с источника, который был расположен примерно в том же месте (возле Кадеса), где находилась скала, к которой Моисей должен был проговорить, скала, которая была уже поражена, что говорит об уже совершенном искуплении. Он начал свое движение с Беэр-лахай-рои. Бог видел его. Он участвовал в его жизни. Почему? Потому что в нем было Семя Христа. Христос должен был прийти именно через него, именно через его родословие, ни через чье-то другое. И это вызывало зависть у остальных.
Почему весь этот церковный мир, который присоседился к Посланию, начинает засыпать все, что работало в дни пророка? Филистимляне пили, пока был жив Авраам. Современные филистимляне будут пить до тех пор, пока они знают, что Послание живо, что оно действует. Пока был жив Уильям Бранхам, они ничего не делали, боясь возмездия Божьего, Его Присутствия. Когда он умер, его последователи стали методично и последовательно засыпать все источники, которые прекрасно функционировали при его жизни. Несмотря на предупреждение пророка, они делали именно то, о чем говорил пророк Софония.
Я говорил: "бойся только Меня, принимай наставление!" и не будет истреблено жилище его, и не постигнет его зло, какое Я постановил о нем; а они прилежно старались портить все свои действия.
(Софония 3:7)
Вы скажете, что это не так? Но ни в одном направлении последователей брата Бранхама не работает то, что было обычным делом в Скинии Бранхама и даже у пятидесятников при его жизни, что четко и ясно говорит о том, что современные бранхамовцы, не говоря уже об остальных религиозных течениях, дальше от Послания, чем были пятидесятники при жизни пророка. Это ясно и четко свидетельствует о том, что собрания «в Послании» переполнены духовными филистимлянами, которые в этих собраниях правят бал.
Это удивительно, ведь они сами могли из них пить. Люди отказываются от Воды Живой, от того, что приносит подлинное благословение, от того, что приносит исцеление, что убирает грех из их жизни и приносит Святой Дух, радость спасения. Они отказываются от этого сами из-за зависти, потому что прекрасно знают, что в них не было Семени.
Почему это происходит в Послании? Потому что те люди, которые были рядом с Уильямом Бранхамом, которые в настоящее время возглавляют все самые известные группы его последователей, уже в дни пророка поняли, что они не смогут достичь того, что было в нем. Бог отверг их и избрал пророка, как Бог избрал Авраама и отверг Авимелеха, повелев тому возвратить Сарру. Люди это прекрасно понимают. Авимелехи, Фихолы и Ахузафы, что ходят вокруг да около христианства прекрасно понимают, чему они могут подражать, а на что у них не хватит сил. Есть вещи, которых они могут добиться, но есть то, чего они добиться не могут.
Авраам выкапывал эти колодцы. Сами они выкопать их не могли, как любой подражатель не может получить подлинного откровения. Но они сделали то, что они могли сделать. Они засыпали землей то, что уже было вырыто Авраамом. Они сделали колодцы Авраама бездейственными. Для чего? Только для того чтобы из них не пил Исаак, наследник завета с Авраамом. Их мало волновало то, будут пить они из них сами или не будут. Если бы они хотя бы пользовались тем, что уже было открыто и предоставлено им на блюдечке с голубой каемочкой. Они спорили с Авраамом из-за этих колодцев, они изгнали Авраама оттуда, где эти колодцы были вырыты, в Вирсавию. Но Авраам умер – и они засыпали землей все колодцы до Вирсавии, а также колодец клятвы, колодец семи, колодец Семи Громов, дающий пробуждение Невесте, в Вирсавии из-за обычной зависти к тем, кто представляет из себя подлинную Невесту нашего периода. Им бы радоваться, что с ними жил такой человек, как Исаак. Им бы радоваться его благословениям и греться в его лучах. Им бы радоваться оттого, что им будет хорошо рядом с ним, что он им поможет, что он поделится с ними хлебом и т.д., но этого не произошло.
Авимелех, который понял, что Исаака трогать нельзя, приходит к Исааку и говорит ему: «Удались от нас, ибо ты сделался гораздо сильнее нас. (Бытие 26:16) Давай сделаем так: ты отдельно, а мы – отдельно. Мы будем любить тебя на расстоянии. Я понимаю, что Бог тебя благословляет, что Он открывает тебе Слово. Но ты сделался сильнее нас. Ты приедешь на наши конференции, приедешь на служение в нашу церковь – и что после тебя делать нашим пасторам и служителям. Люди же поймут, что они дураки и не имеют понятия ни о Боге, ни о Послании. Нас же после тебя никто не станет слушать. Все сразу поймут, что мы совсем не помазанные, не такие уж благословенные и совсем не следуем за пророком».
Чего они боятся? Когда пришел брат Бранхам, все в тогдашнем религиозном мире поняли, кто есть кто. Но как поймешь? Когда у них была безвыходная ситуация, все бежали к Уильяму Бранхаму. Когда все было легко и замечательно, люди шли к Оралу Робертсу, к Тони Осборну, к Джеку Коу, к Аллену и всем остальным. Тоже самое практиковали и его последователи.
А теперь представьте ситуацию, когда рядом с ними вновь появляется нечто подобное. Чего все эти люди боятся? Они боятся того, что Христос сменил маску и вновь обошел их стороной, что Бог начинает действовать в ком-то за пределами их религиозных рядов, их церковных станов, и что этот кто-то начинает приносить плод, достойный принятия Послания. Они боятся, что тот самый Дух, Который действовал в Уильяме Бранхаме, Который действовал в Павле Пецевиче, будет действовать вновь. Ведь они ничуть не обольщаются тем, что Он начнет действовать в них. Неизменный Бог обошел их стороной в дни пророка, следовательно, Он обойдет их стороной в дни после пророка. Они точно знают, что они не носители Семени.
Все товарищи, которые после смерти пророка начали различные движения «в Послании», прекрасно знали, что они не христиане. Они прекрасно знали, что при жизни Уильяма Бранхама вставляли ему палки в колеса.
Все люди, что начали распространять Послание после смерти Павла Павловича, тоже это прекрасно знают. Все эти люди, которые держат его портреты в своих Библиях, которых Бог заставил и вынудил почитать Пецевича при его жизни , прекрасно осведомлены о своем отвержении.
Все люди, которых Бог вынудил от страха перед наказанием, от страха перед адом почитать Авраама и заключить союз с Авраамом, прекрасно знали, что они были филистимлянами и были врагами Божьими, что их удел – только на этой земле. Но удел Авраама находился в Вечности. Хотя филистимляне владели этой землей в настоящее время, владели этими церквями, этим пасторатом, этими сектами движений «в Послании», они прекрасно знали, что они такие же филистимляне, как и римляне, только предки многих римлян были потомками пеласгов физически, а они потомки и наследники филистимлян духовно.
Теперь смотрите. Исаак уходит от филистимлян, потому что его к этому вынудили. Человек, в котором есть обетованное Семя, не спорит с филистимлянами. Говорят: «Удались. Не участвуй в нашем шестипечатном движении, в нашем громовском движении, в движении Парузии. Ты нам здесь не нужен. Ты нам не нужен на наших конференциях. У нас будет „больше Божьего“, но только без тебя. У нас будет „Невеста и Жена Иисуса Христа“, но без тебя. У нас будет „чистое место“, но без твоего участия».
Не нужен, значит, не нужен. Не приглашают – пусть так и будет. Не нужен на собраниях – ладно. И Исаак отставил филистимлян с их засыпанными колодцами, перешел в долину Герарскую и остановился там. Но Бог по-прежнему видит Исаака, Бог его знает.
Чем же занимается Исаак в долине Герарской? Он выкапывает те колодцы, которые засыпали филистимляне. Он не участвует во всех их движениях, во всей их грызне за наследство пророка. Он просто уходит, оставшись в одиночестве, оставляет всю эту суетную церковную жизнь. Он выходит за пределы их станов и выкапывает свой первый колодец с живой водой.
И вновь выкопал Исаак колодези воды, которые выкопаны были во дни Авраама, отца его, и которые завалили Филистимляне по смерти Авраама; и назвал их теми же именами, которыми назвал их отец его.
И копали рабы Исааковы в долине и нашли там колодезь воды живой.
(Бытие 26:18,19)
Смотрите, они не могут найти Источник Воды Живой, а он может Его найти прямо у них под ногами. Со всем своими лозунгами, скачками, воплями, песнопениями, конференциями, сайтами, каналами на YouTube они не могут, а для него это не составляет проблем. Почему? Потому что Беэр-Лахай-Рои, Источник Живого, видящего меня, находившийся примерно там, где была последующая за израильтянами пораженная скала, следует за ним, подобно той уже однажды пораженной Скале. Бог не видел и по-прежнему не видит филистимлян, а его видит. Исаак был в Его планах, в завете с клятвой, в завете без обязательств, заключенном с Авраамом, а они не были.
Филистимляне его и так уже изолировали и удалили. Но он копает прямо у них под ногами, находит колодец с живой водой и называет его Есек (Эйсэк). И как только он вырыл этот колодец, Боже, что стряслось! Филистимлянам этот безводный Герар сто лет был не нужен, а тут, надо же, источник живой воды – и без их участия и там, где они все до этого перерыли!
И спорили пастухи Герарские с пастухами Исаака, говоря: наша вода. И он нарек колодезю имя: Есек, потому что спорили с ним.
(Бытие 26:20)
Есек переводится как «спор», «раздор». Как только у Исаака опять что-то начинает получаться, филистимляне вновь принимаются за прежние раздоры с ним. Исаак не был виноват в этом раздоре. В нем были виноваты филистимляне, неспособные достичь чего-то сами. Они начали спорить. Они начали спорить, они начали враждовать только оттого, что они выкопать не смогли, а Исаак – смог. Мало того что Исаак пооткапывал все колодцы, закопанные ими, мало того что он назвал их теми же самыми именами, показав, что это именно то и именно так, как было во дни пророка, он еще вырывает какой-то колодец, о котором они, перелопатив Писание и Послание, разложив все Послание по полочкам в своих «духовных строительных камнях», понятия не имеют. Это же их земля, филистимская, это же их Послание, их Абсолют! И они ничего не получают, потому что завидуют. Именно о таких людях писал Иаков.
Желаете - и не имеете; убиваете и завидуете - и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете - и не имеете, потому что не просите.
Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений.
(Иакова 4:2,3)
Все зависит от мотивов. Если бы филистимляне искали Бога, этот колодец уже давно был бы у них.
Но как только Исаак вырывает колодец, сразу же раздается крик: «Это наше! Это питает наши реки! Это из нашей церковной системы водоснабжения! Этот родник находится на нашей земле и течет в нашу речку. Это связано с нашим движением в Послании, потому что мы центр распространения Послания и пуп земли. Это из того учения, которое начали мы». Они берут что-то, что открывает кто-то другой, воруют у этого человека откровение, беззастенчиво им пользуются и называют это своим.
Это похоже на то, как барсук вырывает нору, а затем в нее врывается лиса и его оттуда изгоняет. Тогда барсук уходит и вырывает себе еще одну нору. Скиния была покрыта не лисьими, а барсучьими кожами. Бог ходил под покровом из барсучьих кож, но Он ни разу не забирался под покров из лисьих.
Что делает Исаак? Он тахаш (барсук), точно такой же барсук, каким был Авраам. Он барсук, сын барсука. Он не спорит с ними, удаляется от них и вырывает себе очередную нору. Именно в таких людях действует Бог.
У филистимлян были колодцы, которые они могли содержать, были колодцы, которые они содержать не могли по причине отсутствия Божьего благословения. Когда в их земле появился источник воды живой, они предъявили на него права, воспользовались уже кем-то открытым откровением, очередной струей жизни, и все проповедники в русскоязычном «Послании» или где-то еще начали усиленно это обсасывать, обгладывать и обживать, оставив Исаака не у дел.
Но Исаак уходит от них и сразу же вырывает еще один колодец.
выкопали другой колодезь; спорили также и о нем; и он нарек ему имя: Ситна.
(Бытие 26:21)
И они опять об этом не знают! Как?
Поймите, у Исаака было только одно, что отличало его от филистимлян: в нем был Христос. Это самое важное. На него пало Божье избрание. Бог избрал его, чтобы через его родословие пришел Христос. А дары и призвания Божьи непреложны. Ты не можешь это приложить. Ты не сможешь этому подражать. Почему-то ты не можешь вырыть этот колодец, а он, вследствие своего дара и призвания, вырывает его, не прилагая к этому никаких усилий. Опять вырыл – и очередные лисы вновь отобрали у него этот колодец, и он назвал его Ситна («вражда», «враждебность», «ненависть»).
То, что Бог кого-то благословляет, то, что Христос в ком-то открывается, вызывает ненависть в плотских подражателях. Это не просто какие-то раздоры, которые то вспыхивают, то затихают. Так филистимляне грызутся между собой, сразу же объединяясь, чтобы воспрепятствовать откровению и избранию Божьему. Это не просто споры «по Посланию» насчет того, открыта или не открыта Седьмая Печать, проговорили или не проговорили Семь Громов. От таких споров никому ни жарко, ни холодно. Они ничего не дадут людям в плане спасения. Это споры о безжизненных теориях, не имеющих отношения к реальному положению дел. Неприкрытую ненависть вызывает не это, а подлинное проявление Жизни Христовой в человеке.
Исаак не враждовал с ними. Человек, которого избирает Бог, не враждует и не является зачинщиком и начинателем вражды. Почему? Потому что его ведет Дух Христов. Именно филистимляне, именно подражатели ненавидят Божье избрание. Именно духовные филистимляне ненавидят Семя Христово. Именно плотские гонят рожденных по Духу. Это не брат Бранхам кого-то гонял и кого-то ненавидел. Он говорил пятидесятникам следующее:
Я сравнивал это с колодцем, который выкопал Иаков. (Я не буду… Наверно не удастся высказать это как надо, не подберу подходящие слова, но я скажу это, чтобы вы поняли.) Он выкопал один колодец, и филистимляне прогнали от него… прогнали его оттуда. И он назвал его “злобой”. Он выкопал другой и назвал его “спор”. Затем он выкопал следующий колодец, сказав: “Для всех нас будет место”.
Так что я думаю, что здесь то же самое — есть место для всех нас (так точно), и мы можем собираться вместе, и восседать вместе в Небесных местах. Никакие деноминационные барьеры нас не беспокоят, просто мы единая группа во Христе.
Если бы я увидел, как все большие церкви, духовные церкви, которые прилагают усилия, настоящая истинная Лоза, исходящая из Христа Иисуса, группы одних пятидесятников, могут собираться вместе и быть братьями… Меня не волнуют их организации. Пусть они у них будут, если они хотят. Это ничего. Но только не надо ставить точку. Протяните руку и пригласите другого. Понимаете? Давайте все объединимся. Понимаете?
Если бы я увидел, как это происходит (я говорю это со всей почтительностью), я… если бы я увидел, как это происходит сегодня утром, то я был бы готов сказать, как Симеон в древности: “Господи, отпусти раба Твоего, по Слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твоё”. Это так.
(«Обратитесь к северу», Вильнюсское издание)
Он делал именно то, что раньше делал Исаак, движимый тем же Духом. Ненавидел не Уильям Бранхам, ненавидели его. Это не Авраам кого-то ненавидел. Ненавидели Авраама. Это не Пецевич кого-то ненавидел. Ненавидели Павла Павловича, распространяли сплетни о нем и вставляли палки в колеса ему.
И когда люди, которые ненавидели Бога в предыдущей форме, в предыдущем глиняном сосуде, сталкиваются с Богом в новой форме и в новом сосуде плоти, они по-прежнему этого не хотят и это ненавидят.
Это фарисеи с Иродом встревожились, когда в Иерусалим пришли волхвы и спросили: «Где родившийся Царь Иудейский?» – а не Иосиф с Марией и не Младенец Иисус.
Почему? Потому что Христос является концом всех этих людей. Они только временные жители Земли Обетованной, живущие там до прихода настоящих наследников обетования. Когда проявляется Христос, наступает нечто такое, чему они неспособны подразить. Наступает подлинный Третий Рывок, о котором брат Бранхам говорил, что в этом не будет подражания. Они неспособны к откровению, неспособны к тому, чтобы вырыть колодец живой воды. Они самостоятельно не могут найти живую воду. Сколько бы они не спорили с подлинными христианами, сколько бы они не старались доказать, что это открыто им лучше, чем то, что было открыто Исааку, Исаака это не остановило и не лишило благословений. Он вырыл другой колодец, и они уже не могли сказать, что их понятия «по Посланию» лучше, и что это принадлежит именно им. Их доказательства и доводы закончились.
И тогда началась ненависть. Они просто пришли и отобрали у Исаака вырытый им источник.
Исаак опять ушел. Он был сильнее их. Он мог уже на тот момент ввязаться с ними в бой. И если бы он с ними ввязался в бой, победил бы Исаак, а не филистимляне. Авимелех засвидетельствовал о том, что уже тогда Исаак был гораздо сильнее их. Они сами его боялись.
Но Исаак не стал с ними воевать. Он ушел на другое место и вырыл еще один колодец.
И он двинулся отсюда и выкопал иной колодезь, о котором уже не спорили, и нарек ему имя: Реховоф, ибо, сказал он, теперь Господь дал нам пространное место, и мы размножимся на земле.
(Бытие 26:22)
Это именно то, о чем говорил брат Бранхам в том отрывке, который я привел выше.
Сколько бы филистимляне его ни гоняли, сколько бы они ни распространяли о нем сплетен, они не смогли лишить его благословений. А то, что они у него отобрали, они просто не смогли это переварить сами. Они пресытились отобранным и остановились, будучи не в состоянии все это вместить.
Ты никогда не вычерпаешь Христа. Ни один плотский подражатель никогда не может вместить всего, что есть во Христе, потому что он ограничен грехом, а Христос – безграничен. Они не могут пользоваться всем Словом без остатка. Оно не вмещается в них.
Знаю, что вы семя Авраамово; однако ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас.
(От Иоанна 8:37)
Они не могут воспользоваться всем откровением, они не могут пользоваться всей Водой Живой.
Исаак открыл этот колодец, который они уже не могли в себя вместить, и дал ему имя Реховоф (Рховот), что означает «простор».
Казалось бы, все нормально: и филистимляне сыты, и Исаак цел. Но нет. Исаак уходит и оттуда. Казалось бы, самое время распространиться, начать новое движение, набрать себе новых членов и построить молитвенный дом. Его никто не трогает. Филистимляне копаются в своей песочнице, а он – в своей.
Но Исаак, пожив возле этого колодца, где места, казалось бы, хватит для всех, отказывается от того, что его должно распространить и прибавить ему последователей и овец в загоне. Он отказывается от больших толп, молитвенных домов, конференций, от кучи обиженных официальной трактовкой Послания и т.д. и т.п. Бог мог Исаака распространить прямо там. Он бы это сделал. Но у филистимлян все еще оставалось формальное право предъявить претензии на этот колодец.
Именно на этом этапе остановились практически все движения в Послании. Найдя для себя нишу, на которую не претендуют другие «последователи», они сразу же начали вербовать себе членов и распространяться, создавая очередную микроорганизацию. И это сразу же привело к смерти их пробуждения, не закончив пробуждение в той точке, которую запланировал Бог.
Но Исаак уходит на север. Он уходит в Вирсавию, на то место, на котором Авраам и Авимелех клялись друг другу и заключили договор, туда, где стояли особо семь агниц.
И вот теперь, когда Исаак очутился в Вирсавии, пришло время уже бояться Авимелеху. Авимелех, дважды встретившись с Богом при Аврааме и при Исааке, прекрасно знал, с кем столкнулся и с кем имеет дело. Мир и в том числе религиозный мир, не настолько глуп. Филистимляне были не настолько глупы, чтобы полностью отвергнуть Авраама. Они были не настолько глупы, чтобы полностью отвергать Уильяма Бранхама, чтобы полностью отвергнуть Пецевича и всех остальных, в ком раньше действовал Христос, которые несли Тайну Христову, которые ее знали, которая и есть Тайна Седьмой Печати. Люди, однажды встретившиеся со Святым Духом, прекрасно знают, с Кем они имеют дело. Люди, что не осенены избранием, встретившись с Божьим избранием, с Божьей волей, знают, с Кем имеют дело. Они могут засыпать колодец, который выкопал Авраам и над которым была произнесена клятва, но они не могут им воспользоваться. Если бы они воспользовались колодцем в Вирсавии, они стали бы клятвопреступниками, и перед ними бы лицом к лицу предстал тот самый Бог, Который был с Авраамом.
Семь агниц были вручены Авимелеху, как знак. Они стояли отдельно. И сатана, правящий всем религиозным миром, и все его дети, все его военачальники и прочие, знают, что настоящая Церковь Христова никогда во всем этом не участвовала. Она всегда была отдельно. Она всегда уходила от сатанинских организаций.
Смотрите, Исаак также уходит от системы того дня, проигнорировав возможность распространиться в той системе, уходит с верными мотивами, имея в сердце каждого и желая, чтобы каждый имел простор во Христе, как и учил нас брат Бранхам. Он уходит на то место, где был источник живой воды, где был колодец Авраама, над которым был заключен завет с клятвой, где Авраам поставил семь агниц отдельно.
Все эти вещи, которых страшатся люди, как потеря общения, перестать ездить на конференции, молчаливая изоляция со стороны братьев и сестер, неучастие в церковных форумах, не ездить на всяческие молодежные и семейные лагеря, чтобы удачно жениться или выйти замуж под аккомпанемент сводничающих служителей, ничего не стоят в сравнении с Христом. Люди в церквях Послания ведут себя как в дни Ноя.
но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого:
ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег,
и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, - так будет и пришествие Сына Человеческого;
(Матф.24:37-39)
Люди в собраниях Послания думают больше о том, как и кому правильно жениться и выйти замуж, и совсем не думают и не будут думать до своего истребления о том, как получить Духа Святого, чтобы избежать великой скорби. Их слава в сраме, они мыслят о земном и учат этому своих детей. Они заботятся под маской принятия Послания только о тленном, в то время как обо всем этом нужно забыть и стать носителем Христа, всю свою жизнь направить на Христа, а не на матримониальные планы о замужестве, женитьбе и заботах о хлебе насущном. Бог обещал обо всем этом позаботиться, если мы будем искать Царства Божьего и правды его.
И вот Исаак оказывается на этом месте. Он еще не воспользовался водой из колодца Вирсавии. Но Авимелех и его сподвижники точно знают, что именно на этом месте Авраам выкопал тот колодец, пользоваться которым им запрещено под страхом смерти.
Вы поймите, что происходит с Невестой Иисуса Христа, что происходит с Церковью, которая действительно рождена Посланием, предъизбрана к Восхищению, когда заканчивается период вытеснения Семени мякиной. Я раньше упоминал об этих процессах, когда рассказывал о процессе двойного оплодотворения, когда в зерне появляется триплоидный эндосперм-гибрид, представляющий собой современные церкви Послания, и зародыш-Невесту, который дает жизнь очередному пшеничному стеблю и приносит плод.
В процессе формирования зерна эндосперм сильно разрастается и вытесняет зародыш на периферию. Эндосперм – единственный гибрид за весь цикл существования пшеницы, вытесняет на периферию, в безызвестность зародыш, от которого в последующем придет жизнь, который позволит восстать в Воскресении всему Дереву Невесты всех Семи Периодов. Он вытесняет зародыш на периферию и отмирает сам. Получив всю форму Послания, все полчаса тишины перед служением, все количество песен, всех песенных лидеров, весь порядок в Церкви, всех по форме правильно поставленных служителей и дьяконов и прочую церковную мишуру, проповеди «по Посланию» на 30-40 минут, все самые «правильные» песни, весь банк проповедей, самые «помазанные» переводы и вытеснив из всего этого Невесту, они сами умирают духовно.
Но куда вытесняют Невесту эти современные филистимляне «в Послании»? Если рассмотреть зерно, то можно убедиться, что оно крепится к мякине не со стороны эндосперма, а именно там, где зародыш. Запомните, зародыш может прожить без эндосперма, эндосперм без зародыша –нет. Зерно с разрушенным эндоспермом и не поврежденным зародышем прорастет, при повреждении зародыша – нет, независимо от состояния эндосперма. Если отнять у зерна эндосперм, зародышу будет тяжелее, но он сможет найти себе пищу, потому что в нем заключена жизнь зерна, а не только питательные вещества. В зародыше есть корешок, который позволит ему укрепиться в почве и забрать из почвы питательные вещества, есть стебелек, который даст возможность расти и пробиться на солнце, и есть листочек, который позволит дышать и добывать в процессе фотосинтеза углекислый газ из воздуха и расщеплять его на углерод и кислород, употребляя углерод впоследствии для роста стебля, а кислород – для дыхания.
Но весь эндосперм, вся эта филистимская шушера существует только для того, чтобы у Невесты была пища, как существование филистимлян на Земле Обетованной в дни Авраама и в дни Исаака было допущено только для того, чтобы пропитать Авраама и Исаака во время голода, чтобы наследникам обетования было что есть, и чтобы Бог их благословлял. Они сами по себе, как и эндосперм в зерне, не могли получить благословения от той земли, в которой жили. Но когда туда пришел Исаак, он получил с этой земли все сторичные максимальные благословения.
Духовные филистимляне сегодняшнего дня не могут сами выкопать колодцы откровений и получить духовные благословения из всех банков с Пищей, из всех «помазанных» и переводов и повторных переводов, которые превращают в Вульгату современных неокатоликов «в Послании». Это способна сделать только Невеста. Она будет делать до тех пор, пока полностью не опустошит те запасы Пищи, которые находятся в эндосперме, и сама не окажется у Источника с клятвой и не будет в состоянии самостоятельно вырыть этот колодец.
Филистимляне приходят к Невесте, требуют от нее мира и взывают к любви, которой не имеют сами. Не наше дело воевать.
Исаак спросил:
«Для чего вы пришли ко мне, когда вы возненавидели меня и выслали меня от себя?»
(Быт.26:27)
Что же они ответили ему?
Они сказали: мы ясно увидели, что Господь с тобою, и потому мы сказали: поставим между нами и тобою клятву и заключим с тобою союз,
чтобы ты не делал нам зла, как и мы не коснулись до тебя, а делали тебе одно доброе и отпустили тебя с миром; теперь ты благословен Господом.
(Быт.26:28,29)
Приходит время, когда до любого филистимлянина начинает доходить, через кого действует Бог, и по чьей милости они до сих пор живы. Сыны века сего догадливей сынов света и прекрасно знают слова Иисуса:
И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
(Матф.25:40)
Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.
(Матф.25:45)
Все их оправдание было основано на том, чтобы заставить Исаака признать, что они делали ему только добро, потому что они прекрасно понимали, что имеют право на жизнь только по милости Исаака.
Сатана очень хорошо знает букву закона и букву всей Библии, гораздо лучше нас. Он знает, что будет с теми, кто что-то сделает с «одним из сих меньших».
Филистимляне вытесняют Исаака из своих пределов к Вирсавии, но они точно знают, что с ним Бог. Они прекрасно знают, что если еще что-нибудь с ним сделают, если подойдут к этому колодцу в Вирсавии и предъявят на него свои права, на этот колодец, где нет никакого подражательства, Бог не даст за их жизни и ломаного гроша.
Люди, которые не отмечены избранием, прекрасно знают, что в том месте, где колодец клятвы, где колодец семи, у них не прокатит, как прокатило у Каина. Исаака невозможно было убить так, как Каин убил Авеля. Почему? Потому что Исаака однажды принесли в жертву на горе Мориа, и Бог усмотрел ангца. Он уже его сотворил. Это был сотворенный агнец, точно как Иисус начал Свою земную жизнь с сотворенного зародыша, в котором не было ничего от ветхого падшего творения. Бог усмотрел овна, запутавшегося рогами в ветвях.
Ты приходишь к этому Колодцу Клятвы, который люди, находящиеся на внешнем дворе, на внешней стороне Книги, там, где только одни символы, называют откровением Семи Громов, или Семипечатным Откровением, или Третьим Рывком, или Поздним Дождем, или Семью Добродетелями, не понимая сути того, что кроется под всеми этими символами. Ты ходишь возле всех этих филистимлян, как Авраам ходил возле всех, кто присоседился к нему, кто путался у него под ногами. Когда Авраам отделился от всех их, Бог стал его благословлять.
Так и здесь. Колодец клятвы, колодец семи – это окончательное отделение от филистимлян.
«Поклянись, что ты нас не тронешь, что ты не приедешь и не станешь разрушать наши собрания». Не наше дело – воевать со всем этим мерзким миром.
Филистимляне прекрасно знали, что они делали сознательно, и опирались на это. Сознательное их исповедание звучало так: «Мы не коснулись до тебя, а делали тебе одно доброе и отпустили тебя с миром; теперь ты благословен Господом». Они даже поставили себе в заслугу то, что Исаак благословен Господом.
Но было еще то, что они делали бессознательно, не отдавая себе в этом отчета. И Бог спросит их именно за это.
Иисус сказал, что в тот день Он разделит людей как овец и козлов, и Он скажет козлам: “Встаньте по левую сторону”, а овцам: “Встаньте по правую сторону”. И Он сказал козлам: “Отойдите от Меня, потому что Я был голоден, и вы не накормили Меня. Я был в заключении, и вы не посетили Меня. Я был наг, и вы не одели Меня. Я жаждал, и вы не дали Мне пить. Я был больной, и вы не посетили Меня. Поэтому отойдите от Меня”. И овцам Он сказал: “Я был голоден, и вы накормили Меня. Я был наг, и вы дали Мне одежду. Я был больной, и вы прислуживали Мне”. И обратите внимание, только не пропусти этого, церковь! Сохраните это в ваших сердцах навсегда! Это было сделано так бессознательно. Люди не делают это в порядке обязанности. У человека, который даёт тебе что-нибудь только потому, что ему следует это сделать, у человека, который кормит тебя только потому, что ему следует это делать, имеются корыстные мысли. Это должно быть самой твоей жизнью, самими твоими поступками.
Это было настолько удивительно для этих овец, что они сказали: “Господь, когда Ты был голоден, и мы не накормили Тебя? Когда Ты был голоден, и мы накормили Тебя? Когда Ты был наг, и мы дали Тебе одежду? Когда Ты жаждал, и мы дали Тебе пить? Когда Ты был болен, и мы служили Тебе?” Это было автоматически — от любви. Просто их жизнь жила в них.
Боже, позволь этим людям увидеть, что Голгофа соделала для нас. Итак, автоматически: “Когда Ты был…Господь. А мы и не знали этого”.
Посмотрите, как Иисус повернул это и сказал: “Что вы сделали им, вы сделали это для Меня”. Бескорыстная жизнь. Не с задней мыслью, не то, чтобы думать об этом; но ты настолько мёртв к вещам этого мира, настолько ожил во Христе и так идёшь по этой большой дороге, что это происходит просто автоматически. Ты просто делаешь это.
Так я скажу: “Теперь Господь хочет, чтобы я сделал вот это.” Это не то. Ты просто Его часть. Его Дух в тебе, и ты поступаешь так, как поступал Он. Вы понимаете это? “Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их — смерть”. “Не всякий говорящий: ‘Господь, Господь’ войдёт; но тот, кто исполняет волю Отца Моего”, — просто от всего сердца, даром.
Так вот, тот день на Голгофе заплатил цену, чтобы мы могли быть такими. Не говорить: “Знаете, у вдовы Джонс однажды не было угля, а я пошёл и купил ей немного”. “Говорю же вам, я видел брата, который нуждался в одежде, а я пошёл и приобрёл ему эту одежду. Слава Богу, я христианин”. О ты, эгоистичный, бедный, ничтожный человек! Вы лицемеры. Пусть правая рука не знает, что делает левая, и левая не знает, что делает правая.
Просто настолько автоматически мёртв во Христе, что ты всё равно это делаешь. Это твоё естество, ты так устроен. Ты всё равно это делаешь. Это просто та жизнь, которая живёт в тебе. Ты полностью вверен тому Духу, и Он просто Сам живёт в тебе.
О, вы чувствуете тот блаженный Дух? Ту жизнь: “Не я живу, — сказал Павел, — но Христос живёт во мне”. Настолько автоматически.
“Хорошо, Брат Бранхам, послушайте. Мы здесь все христиане. Мы помогаем этим людям. Мы помогаем тем людям”. О-о, как вам не стыдно! Это не христианство. В христианстве это делается автоматически. Ты просто забываешь об этом, всё об…Идёшь и делаешь.
Христос просто полностью подчинил Свою жизнь Богу. Он отдал Себя людям, как общественный служитель. Он отдал Свою жизнь даром. Он не должен был делать этого. Он не поскупился этого сделать. Он не сказал: “Теперь, брат, ты должен всё время думать обо Мне, потому что Я иду умереть за тебя”. Он и слова об этом не сказал. Он всё равно умер. Потому что это был Бог в Нём. Это Бог в тебе. Это Бог во мне, Который побуждает нас смотреть за другими.
Овцы по одну сторону. Один из них скажет: “Хорошо, Господь, я сделал это, и Господь, я сделал то”.
Он сказал: “Отойдите от Меня, делатели беззакония, Я даже никогда и не знал вас”.
Если бы только церковь могла понять эти фундаментальные факты! Не то, что ты пытаешься что-то сделать, вырабатываешь, чтобы так поступить. Это то, что рождено в тебе.
(«Тот день на Голгофе», издание VGR)
Видите, насколько это просто и насколько серьезно.
Сознательно эти филистимляне говорят вам: «Мы делали тебе только доброе. Мы тебя благословляли. Один раз мы даже привезли тебе проповеди пророка по дороге на собрание к помазанному служителю. Мы за тебя молились, чтобы ты не впал в отступничество и был в Послании. Мы за тебя переживали». Да, внешне они вроде бы ведут себя правильно.
И этим своим внешним поведением они вынуждают вас к правильным ответным действиям, чтобы обезопасить себя от грядущего гнева Божьего. «Поклянись нам, что ты нас не тронешь. Поклянись, что ты не разрушишь наше направление в Послании. Поклянись, что ты больше не позаришься на наши земли, на наши собрания, не приедешь на годовщину открытия молитвенного дома, чтобы там проповедовать, не поставишь вопрос, правильно или нет был рукоположен наш пастор, не сгонишь нас с этой земли».
Они прекрасно знали, что Бог отдал всю землю филистимскую в наследие Исааку. Бог не меняется. Он по-прежнему требует не прикасаться к помазанным Его и пророкам Его не делать зла. Если мы встречаемся с избранием, мы не имеем права даже рот открыть против, не говоря о том, чтобы спорить или ненавидеть, начинать раздоры и т.д. Это духовная смерть. Вы не имеете права предъявлять права и пытаться учить жизни Церковь, прообразом которой является Исаак, независимо от того, что вам кажется или что взбрело в голову.
Исаак, как барсук, позволял филистимлянам делать все. Правильно ли он делал, или неправильно, но в этом был Христос, в этом был принцип, что, если что-то Бог дал, то это не может быть остановлено. Если Бог начал какое-то дело, то Он его завершит до конца. Страдать все равно будут филистимляне. Рано это произойдет или поздно, они будут страдать за свое отношение к избранию.
Исаак поклялся, что их не тронет. Смотрите, Христос поклялся в Исааке, что с духовными наследниками филистимлян ничего не будет на этой земле. Мы удивляемся тому, почему всякие духовные проходимцы цветут и пахнут, почему они процветают. Мы удивляемся, почему они до сих пор черпают свое вдохновение в колодцах, к рытью которых не имеют никакого отношения. Поймите, если бы не было Послания, им не о чем было бы петь, им не о чем было бы сочинять стихи, им не из чего было бы получать зарплату, не из чего было обирать другие церкви, собирая с них дань во время своих «миссионерских» и «пастырских» поездок. Если бы Бранхам не сказал, что десятина принадлежит пастору, им не из чего было бы вкладывать деньги в коммерческие проекты, не опасаясь того, что ты прогоришь, потому что прихожане тебе принесут еще и уж нищим ты точно не будешь. Это надежный источник дохода. Но кто вырыл этот колодец? Его вырыл Уильям Бранхам, который сам десятиной не пользовался, предпочитая жить на довольно скромную зарплату пастора, а практически всю церковную десятину перечислять миссионерам.
Им будет хорошо. Они крадут чужое откровение и выдают его за свое, им что, от этого плохо? Нет, это привлекает паству и поднимает их рейтинг как служителей. Любая свежая мысль, которую ты по десертной ложечке вываливаешь своей пастве при общем духовном голоде и исчерпавшей себя окончательно формой Послания, привязывает паству к твоему собранию, потому что ты в сравнении с остальными еще ого какой служитель.
Поставленные по плоти служители до сих пор живут за счет чужих откровений, если не непосредственно, то опосредованно. Пока Бог не откроет, сатана об этом ничего не знает. Пока об этом не будет проповедано кем-то, кого послал Бог, сатана это не услышит и не сможет найти человека, которому он это, предварительно извратив, вложит в уши.
Я много раз в жизни встречался с подобным. Появляется откровение, вроде никому никто нигде ничего не говорил, а через год-два-три-четыре-пять уже каждый проповедник об этом проповедует, только расставляет немножко не те акценты, которые расставляет Бог. Знаете, почему? Потому что это услышал сатана. Не зря же брату Бранхаму было запрещено произносить вслух некоторые вещи.
Если бы сатана мог за Это уцепиться.
Если хотите, чтобы произошло. Вам надо, чтобы я высказался об этом. Если я задумал что-то сделать, я не буду об этом кому-то рассказывать. Не потому, что тот человек расскажет, но потому, что сатана услышит это. Поняли? Он не может этого узнать из моего сердца, поскольку Бог закрыл это Духом Святым, это между мною и Богом. Поняли? Он ничего не знает об этом до тех пор, пока ты этого не скажешь, тогда он услышит. И я пытался… Я говорю людям, что я что-то такое сделаю, и вижу, как дьявол вставляет палки в колёса, чтобы сбить меня. Но если у меня откровение от Бога, и ничего об этом не говорю, тогда совсем иначе.
(«Седьмая Печать», издание VGR)
Не всегда всегда это происходит потому, что кому-нибудь это передало сарафанное радио. Просто об этом услышал сатана. И человек, несущий «откровение от сатаны», даже не знает, кому он обязан блеском своих проповедей, думая, что это оригинальное откровение, и что оно пришло к нему от Бога.
Всем этим питаются филистимляне. Но где-то должен быть какой-то первоисточник, какой-то человек, которого Бог использовал с этим первым, тот, кто выкопал колодец. Это всегда так.
Когда филистимляне ушли от Исаака, предварительно поняв, что с ним связываться не стоит, колодец Авраама на этот момент уже был выкопан рабами Исааковыми. Но сам Исаак об этом не знал.
В тот же день пришли рабы Исааковы и известили его о колодезе, который копали они, и сказали ему: мы нашли воду.
(Бытие 26:32)
Тот самый колодец, который он назвал: Шива, т.е. клятва. Существует клятва, определяющая порог, через который не может переступить сатана. Существует порог, который не могут переступить подражатели, завистники, ненавидящие, церковная система, тот самый порог, то самое откровение, тот самый Христос, Которым жила Церковь-Невеста всех этих Семи Периодов. Это именно то, что в церквях Послания называют Периодом Восхищения, на что они усиленно пытаются позариться, изобретая восьмой период церкви, «волны духа» и все тому подобное. Но все, что они могут сделать, всего лишь этот колодец засыпать. Они не в состоянии ни выкопать вновь, ни пользоваться этим колодцем, потому что предыдущая клятва, которая была дана Авраамом и Авимелехом, не дает им права это сделать.
Бог клялся Самим Собой. Ангел с раскрытой книжкой клялся Живущим во веки веков. Никто, кроме Бога, после Нагорной проповеди не имеет права клясться. Поэтому этот Ангел не может быть человеком. Это был Бог, Который вновь клялся Самим Собой семени Авраама, как клялся прежде Аврааму. Это был Бог с раскрытой книжкой, Бог с отрытым и восстановленным Колодцем, из которого на протяжении всей христианской эпохи пила Церковь. Это Колодец веры Авраама, когда человеку праведность вменяется независимо от дел, без всяких обязательств.
Это Колодец, о котором в Послании столько поют, но из которого до сих пор не пьют, потому что люди все еще рождены от плоти, но не получили новое рождение от воды и Духа, которое ставит на человеке Печать, запечатывающую его от сатанинских посягательств до места назначения.
В филистимлянах не было Христа, а в Исааке Он был. Мессия должен был прийти через Исаака. Есть Церковь, через которую придет Мессия, есть откровение, через которое Он придет. Есть колодец клятвы, Бэер-Шива, он же Бэер-Шева, т.е. колодец семи, колодец, на которой распространяется клятва, когда Бог клялся Самим Собой.
Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою,
говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя.
И так Авраам, долготерпев, получил обещанное.
Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.
Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву,
дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду,
которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу,
куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.
(К Евреям 6:13-20)
Ты получаешь доступ к Иисусу Христу как к Первосвященнику по чину Мелхиседека, как Авраам получил доступ к Мелхиседеку, Который вынес хлеб и вино. И с этим доступом никакой церковный мир ничего не может сделать. Это самое основное в христианстве: Колодец веры, Колодец духовного откровения, из которого пил Авраам, Колодец, на Который никто не может позариться, кроме Авраама и семени его после него.
Семь агниц, представляющие Семь Церквей Семи Периодов, все это время стояли отдельно от того, что мы называем церковным миром, являются свидетельницами того, что этот Колодец был вырыт Самим Иисусом Христом и только им. Его не касалась рука человека. Подражатели только способны тут прибавить, там отнять, чтобы Послание не имело силы, но пить из Него не могут, потому что для этого необходимо личное духовное откровение от Бога, на котором построена Церковь и к которому никто другой не имеет никакого отношения. В этом нет, не было и не будет никакого человеческого участия. В этом от начала и до конца только Бог.
Никакой завистник, никакой ненавистник, никакой подражатель не имеет сюда доступа. Неважно, сколько завидуют, неважно, сколько ненавидят, неважно, сколько пространных мест для распространения существовало в земле Филистимской. Не имеет значения, сколько можно завлечь членов на твое собрание и насколько ты популярен, какие ты поешь песни и как ты распространяешь и популяризируешь Послание, какие переводы ты читаешь. Без Колодца клятвы, Которым является Христос, все это бесполезно и ненужно.
У детей Исаака до сих пор не было потомства, даже у Исава. Не было никакого распространения, пока Исаак не начал пить из колодца в Вирсавии, из Источника Воды Живой. Именно отсюда Иаков ушел искать себе жену.
Иаков же вышел из Вирсавии и пошел в Харран,
(Бытие 28:10)
Именно здесь он получил благословение от отца. Именно на этом месте Бог будет видеть Иисуса Христа и слышать наш голос. Именно у этого колодца Бог ответит на молитву, и Первосвященник исповедания нашего будет ходатайствовать за нас и проявит Себя, поскольку Колодец связан с клятвой. Он защищен клятвой Клявшегося Самим Собой от каждого беса, от сатаны, от неверующих, от притворщиков, от лжехристов и лжепророков, от всякого обольщающего духа.
У Бога была цель. Чтобы спасти Исаака, Он должен был загнать его руками филистимлян к этому колодцу, потому что это было место безопасности Исаака от филистимлян, от их дальнейших посягательств. То, что зачастую вызывает у нас стремление бежать от Послания в мир при виде всех творящихся беззаконий, именно это, если мы подчинимся Богу, приведет нас к Источнику Воды Живой.
Дело было не в Исааке, не в его личных качествах. Дело было в избрании, в Семени, Которое через него должно было прийти. Именно поэтому сеяли все, а сторичный плод получил только Исаак. Так и сейчас дело не в нас, а в вере Сына Божьего, предавшего себя за нас, которой мы живем, подобно Павлу.
Необходимо, чтобы именно сама вера Сына Божьего вошла в сердце человека, чтобы он смог принять Господа славы в храм нерукотворный.
Это была живая вера. “Я живу верою Сына Божьего”. Павел не сказал, что он живёт верою В Сына Божьего. Это была вера Сына Божьего, которая дала ему жизнь и давала ему жить в Христианской победе.
Они не отрицали, что спасение от начала и до конца было сверхъестественным. Эта истина Его Имени и Его Веры была жива в их сердцах, они хранили её, и Господь их благословил и почёл достойными Его.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Бог загнал Исаака на это место. Он дал ему безопасное место, откуда его не могли сдвинуть никакие катаклизмы. Ради этой безопасности отдельно были поставлены семь агниц. В течение Семи Периодов эти Семь Агниц были преданы в руки грешников, которые всячески глумились над ними в римских цирках, на кострах средневековья и т.д. тех, кто все это время был отдельно, мир и церковная система не смогли сломить, которые дополняли, подобно Павлу, недостаток скорбей Христовых, чтобы эта последняя Церковь в безопасности ушла в Восхищение живой, не видя великой скорби.
Святому Духу больше ничего и никому не надо доказывать. Он уже доказал, что вера Сына Божьего выдержит в плоти любого человека. Он уже все доказал через эти Семь Агниц. Оттого что Дух Святой уже победил, над этой Невестой не будет уже никакого средневековья, никаких костров, никаких римских цирков, никаких сталинских застенков. Не потому, что они лучшие и самые-пресамые. Не поэтому. Они обычные люди. Но Дух, Который в них, уже все доказал, и сатана об этом знает. Если в дни седьмого ангела завершена тайна Божья, значит в эти дни уже все побеждено и все доказано, значит, завершено откровение победы над дьяволом.
Раскрыто имя всадника на четырех конях, и это имя «смерть». Именно это увидел Даниил в 7-й главе.
Видел я тогда, что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог, зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню.
(Даниил 7:11)
Зверь не убит в глазах религиозного мира. В его глазах о живее всех живых. Но в глазах живущих верою Сына Божьего он уже убит. Христос заставляет смотреть не на видимое, но на невидимое, не на то, что творится на этой земле. Мы смотрим на то, что происходит в духовном мире, а в нем зверь уже убит. Почему? Потому что Дух Христов в Семи Агницах победил и явил подлинное и полное откровение Вечной Жизни в христианах. Откровение смерти зверя – это следствие завершения откровения Жизни. Только тогда, когда мы получаем полное откровение Жизни, мы можем сказать, что такое смерть, потому что смерть – это все, что не является Жизнью. Именно поэтому человек, не живущий Вечной Жизнью, не может видеть смерть церковных систем и любой формы организованной религии, любой формы подражания и попыток произвести то, что может быть дано только Богом через откровение подлинной веры.
Этот Колодец Скалы, на Которой построена Церковь, является полной безопасностью в этом мире, который готов уничтожить себя едва ли не ежечасно.
Святой Дух уже доказал, что болезни не имеют над нами власти. Святой Дух уже доказал, что грех не имеет над христианами власти. Святой Дух уже доказал, что пытками христианство не вытравишь. Если Он все это уже доказал, то у нас есть Колодец, Источник Воды Живой, у Которого мы, не самые лучшие, не самые красивые, внешне праведные или церковно прилизанные, не самые смелые, не самые по-бульдожьи «верующие», будем чувствовать себя в безопасности. И никакие «авимелехи», никакие лжехристы с лжепророками ничего не сделают. Почему? У сатаны с его свитой на руках Семь Агниц, который всегда были отдельно от всей этой системы. Бог стоит перед ними, запрещая прикасаться к помазанным Его, которые пьют воду из этого Колодца Клятвы. Именно поэтому никакой сатана ничего не сделает Невесте: никакие двести миллионов бесов, которые уже обрушиваются на Невесту, никакие болезни, никакие проклятия. Бог за нас, если мы у этого Источника. Он это доказал. Если ты христианин, если ты избран, если ты имеешь откровение, не имеет значения, кто на что претендует в этом мире, сколько с тобой спорят, сколько ненавидят, и сколько людей претендует и вмешивается в тот труд, который Бог тебе поручил. Не имеет значения, если ты даже один-одинешенек на этой земле.
Неважно, один ты или ни один, в общении ты или не в общении. Ты живешь у Колодца, на Который дьявол и все его дети не имеют никаких прав. Ты у Колодца Авраама. Ты наследник его веры. Ты у того обетования, которое дано Аврааму и семени его после него. И это место твоей вечной безопасности. И это место – Господь Иисус Христос.

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya