Как оправдаться Иову?

У меня для проповеди есть несколько извечных тем. Самая главная из них – это Христос, Который в нас. Вторая тема, которую я всегда муссирую, – это оправданный человек, который ходит в Присутствии Божьем.
В предыдущем сообщении об Иове, опубликованном на основе декабрьской проповеди 2001 года, я говорил о принципе, который я усвоил именно тогда, 15 лет назад: как относиться к брату или к сестре, которые находятся в чрезвычайных обстоятельствах, даже если речь идет об искушении или об отпадении. Казалось бы, я говорил об Иове, о человеке, у которого не было таких проблем, потому что Иов был праведным. Кажется, что общего у него с братом, который в отпадении? А общее действительно есть, если говорить о принципе или о намерениях, с которыми следует приходить к такому человеку.
Именно тогда я усвоил, что, прежде чем прийти к человеку, которому нужна помощь или утешение, прежде всего следует разобраться в его мотивах и выяснить, кто находится перед тобой. Если он отступник, прежде чем судить, необходимо выяснить, какими мотивами он руководствуется в своем отступлении, что им движет, даже если он прислушался к дьяволу, несет околесицу прямо перед тобой и хулит Бога. В разговорах с такими людьми, желая им помощь, я понял, что мы в общении с ними проигрываем в том, в чем проиграли друзья Иова. Они по собственным своим понятиям объяснили ему, что с ним плохого происходит, но они не показали, как выйти из той ситуации, в которую он попал. Они не показали, где находится выход. И, не разобравшись в ситуации, они обвиняли Иова именно в том, в чем он был прав.
Зачастую и мы, приходя к нашим братьям, которые находятся в отступлении или в тяжелых жизненных обстоятельствах, обвиняем их в том, в чем они правы. Они несут явную околесицу, на данный момент они могут быть одержимыми каким-нибудь бесом. Они позволили дьяволу говорить через себя, позволили дьяволу богохульствовать.
Иов тоже внешне богохульствовал. Он говорил, например, что Бог лишил его суда и огорчил его душу. За это Его упрекал Елиуй.
жив Бог, лишивший [меня] суда, и Вседержитель, огорчивший душу мою,
(Иов 27:2)
Вот, Иов сказал: я прав, но Бог лишил меня суда.
(Иов 34:5)
Иов был неправ. Но он был неправ не потому, что делал что-то плохое. Он был неправ, потому что говорил то, чего не знал, о чем не имел понятия.
Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал.
(Иов 42:3)
Когда Петр решил сделать три кущи, он поступал точно таким же образом.
При сем Петр сказал Иисусу: Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии.
Ибо не знал, что сказать; потому что они были в страхе.
(От Марка 9:5,6)
И когда они отходили от Него, сказал Петр Иисусу: Наставник! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: одну Тебе, одну Моисею и одну Илии, – не зная, что говорил.
(От Луки 9:33)
Он подумал, что было бы хорошо построить им три шатра, чтобы Бог туда приходил и поочередно разговаривал с Иисусом, с Илией и с Моисеем, и у каждого из них были бы школы сынов пророческих. И они с другими Апостолами ходили бы от шатра к шатру и прикладывались к мудрости каждого. Но Богу это было не нужно.
Петр не понимал, что он делает. И при всем этом он не согрешил, иначе библия об этом бы упомянула.
И любой отступник (а брат Бранхам учил тому, что отступник – это не потерянный навсегда человек, а только временно отпавший) в своем отступлении, подобно Иову, не знает одной простой вещи: как ему вернуться к Богу и как найти Бога.
Тогда Христос был Семенем Авраама, и мы, мертвые во Христе и крещенные в Его Тело, являемся Семенем Авраама и наследниками обетования. Тогда как же… Как же вы собираетесь отпасть, если Бог дал обетование вам? Как же вы собираетесь отступить и уйти прочь, и быть вынужденными пойти за это в ад?
Вот, вы скажете: «А что, мы не можем стать отступниками?» Абсолютно! И когда вы станете отступником, вы получите хорошую взбучку, не беспокойтесь. Авраам ее получил, и все остальные получили, и вы ее получите. Не думайте, что это дает вам право грешить; это не так. Вы поплатитесь за все, что вы делаете. Вы пожнете то, что посеяли. Один разок согрешите и пожнете целое корыто. Правильно. Но, брат, это не значит, что ты погибший. Совершенно верно. Авраам пожал именно то, что он посеял. Правильно. Но он все равно был спасен.
(«Послание к Евреям, глава шестая, часть 2», Рижское издание)
Иов хотел услышать ответ, Иов чего-то не понимал. И первое место, которое я приведу в качестве обозначения своей темы, как раз находится в Книге Иова.
О, если бы я знал, где найти Его, и мог подойти к престолу Его!
Я изложил бы пред Ним дело мое и уста мои наполнил бы оправданиями;
узнал бы слова, какими Он ответит мне, и понял бы, что Он скажет мне.
Неужели Он в полном могуществе стал бы состязаться со мною? О, нет! Пусть Он только обратил бы внимание на меня.
Тогда праведник мог бы состязаться с Ним, – и я навсегда получил бы свободу от Судии моего.
(Иов 23:3-7)
Далее Иов сетует:
Но вот, я иду вперед – и нет Его, назад – и не нахожу Его;
делает ли Он что на левой стороне, я не вижу; скрывается ли на правой, не усматриваю.
(Иов 23:8,9)
Иов не видел Бога в своем ежедневном хождении. Он говорит это уже после 19-й главы, когда увидел, что его Искупитель жив. Он это уже знал. Иов знал, что Искупитель поднимет его в последний день. Но он, как я уже писал в предыдущем сообщении, хотел прийти к нему и поговорить с ним в данный конкретный момент. Но Иов, хотя и увидел живого Искупителя, до сих пор еще не знал, как именно сейчас, а не когда-то, человек оправдывается перед Богом.
Дальше Иов, уже к концу своих речей, подробно объясняет, что не отступил от заповедей Божьих. И он совершенно прав и искренен в своих словах. Но он не понимал, почему, несмотря на все это, он по-прежнему не мог видеть Бога, почему не мог получить ответа, почему в данный момент Бог по-прежнему ему не отвечал.
Таким же самым образом обстоит дело с человеком, который находится в отступлении. Он знает, что у него есть Искупитель. Он знает, что Иисус был распят за него на кресте. Он знает, что Иисус его освободил. Все мы это знаем.
Нельзя сказать, что он не верит. Авраам, будучи отступником, оставался верующим. Мало того, он отступил и попытался уйти с Земли Обетованной уже после того знамения, которое Господь упомянул в Луки 17:30.
Этот человек пришел к Богу с пороком. Он вошел в воды крещения и, вероятно, подумал: «Ну вот, конец моим страданиям и нечистой жизни». Он так ждал этого облегчения. Он крестился, но прошло некоторое время, грехи вернулись, и он не понимает, почему же не уходит старое. Он смотрит в Слово и видит, что оно говорит, что через Жертву Господа его ветхая натура мертва, но он в своей жизни этого не видит. И этот человек с ужасом обнаруживает, что неспособен ничего сделать для того, чтобы изменить эту ситуацию. Желание добра есть в нем, но он не находит, как его совершить. Та натура, которая находится в его теле, заставляет его делать обратное. И он, желая добра, один раз совершает зло, второй раз совершает зло, третий, четвертый и так до бесконечности. Он поднимается, пытается снова – и не может. И некоторые сдаются и прекращают попытки бороться с грехом.
И мы видим, что Вилдад Савхеянин, последний, кто возражал Иову, был именно из таких людей.
И как человеку быть правым пред Богом, и как быть чистым рожденному женщиною?
Вот даже луна, и та несветла, и звезды нечисты пред очами Его.
Тем менее человек, [который] есть червь, и сын человеческий, [который] есть моль.
(Иов 25:4-6)
Елифаз Феманитянин продвинулся дальше своих друзей, но в Присутствии Божьем он увидел то же самое. В Присутствии его объял ужал, и в Боге он увидел только то, что человеку нет оправдания.
человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего?
(Иов 4:17)
Елифаз увидел только то, что человек неправеден. Он буквально был прав «по Посланию», когда говорил, что Бог усматривает недостатки Ангелов. Брат Бранхам часто упоминал, что Ангелы нечисты во взоре Божьем, но он это делал, намекая на необходимость обязательного искупления, а не в оправдание грешной натуры человека, как Елифаз.
Поэтому, зная, что каждый день нас осаждают проблемы и тому подобное, которые мы даже не можем заметить в своем собственном разуме… Но когда мы задумываемся о святом Боге, во взоре Которого даже ангелы нечисты, тогда мы знаем, Господь, что у нас нет даже шанса, если мы не придем через Кровь Иисуса Христа; и затем мы – дети Божьи. На наши ошибки не обращается внимание, ибо мы признаем их.
(«Оставить все», перевод Гродно)
И мы будем просить в это утро, чтобы в свете освящающей силы Его Крови, чтобы Ты очистил нас от всего нашего зла, всего, что мы сделали, подумали или сказали вопреки Тебе. И, Бог Отец, мы знаем, что это были бы многие вещи. Для великого святого Бога, святого до такой степени, что даже Ангелы выглядят нечистыми для Него, где бы мы стояли?
Но сегодня у нас есть привилегия приходить превыше Ангелов, потому что Иисус никогда не умирал за Ангелов. И Ангелы – это слуги; а мы Кровью Иисуса – сыновья и дочери. И мы входим в Твое Присутствие, чтобы сказать: «Спасибо, Отец, за то, что Ты совершил ради нас, что Ты думал о нас».
(«Неверие не препятствует Богу», перевод Гродно)
Бог сказал Елифазу, что он не может быть праведнее Его? что сделал Елифаз? Он подобрался к Богу вот с этими плодами своих дел, подобно Каину. И, казалось бы, все было правильно. Но в Присутствии Божьем он увидел то, что увидел Валаам. Валаам в видении увидел Слово Божье, он увидел Присутствие, но в этом Присутствии он увидел свое падение.
И произнес он притчу свою и сказал: говорит Валаам, сын Веоров, говорит муж с открытым оком,
говорит слышащий слова Божии, который видит видения Всемогущего; падает, но открыты глаза его:
(Числа 24:3,4)
Он ничего не мог с собой поделать, но он увидел, что он падает. Валаам видел, что не может устоять в Присутствии Божьем. Он видел свое настоящее положение. Валаам был Божьим пророком. Бог избрал его, но он не видел для себя искупления. Бог ему не дал искупления, как не дал искупления Иуде Искариоту. Иуда ушел раньше того, что мы сейчас называем Вечерей. Если бы Иисус разделил с ним хлеб и вино, Иуда имел бы жизнь. Но Иисус дождался ухода Иуды, а только потом преломил хлеб и раздал чашу после Вечери.
Мы не можем в наших собраниях получить многие вещи, потому что Бог ожидает ухода иуд.
Нечто подобное мне довелось увидеть своими глазами. В предыдущих сообщениях я рассказывал о проповеднике, которому во время его сна не подал руку брат Бранхам. Этот же самый человек после разговора с одним братом заявил во время проповеди: «Беседу провел с нами брат. Она мне очень понравилась. Замена, достойная замена грядет нам, братья. Эти братья знают, как нести Послание. Они знают, как Павел нес Послание».
Случилось так, что прямо после этих слов явился Ангел Господа в виде Звезды, которую увидел пресвитер того собрания. Мало того, об этом событии было пророчествовано за несколько месяцев до этого, а незадолго до этих слов одна из сестер рассказала о видении, побудившем ее приехать на это служение.
На следующее утро он заставил выйти за кафедру и проповедовать того брата, с которым беседовал, и после его проповеди по Книге Иова, когда все собрание рыдало, выбежал из молитвенного дома под помазанием Духа с поднятыми руками и снова восклицал, что им грядет замена.
Обратите внимание на слова того проповедника. Он не сказал, что им грядет смена, как было бы, если бы те люди правильно несли Послание. Если бы он сказал «смена», то речь шла бы о новом поколении. Он сказал о замене, а замена происходит по причине бесполезности тех, кого заменяют. Он сам, даже не зная этого, подписал себе и тому поколению проповедников, которые проповедовали Послание в 1980-1990-е годы, смертный приговор, пророчествуя о том, что восстанут и восстают уже люди, которые их заменят и будут проповедовать Послание именно так, как проповедовал Павел. Он точно так же, как и Валаам, не смог устоять в Присутствии Божьем, хотя и был помазан, подобно Елифазу, и призван на служение именно Богом (у меня есть его свидетельство), в отличие от подавляющего большинства нынешних проповедников.
Может показаться, что я сочиняю и напрасно придираюсь к человеку. Но это Послание, которое с таким усердием заставляют паству читать Абсолютом. Брат Бранхам говорил:
Пророк Нового Завета — это проповедник. Мы все это знаем. Просто любой служитель, то есть проповедник — это пророк, пророк Нового Завета, если он пророчествует, проповедует, не стараясь созидать самого себя с большим именем или свою организацию.
(«Различение духа», издание VGR)
Первое, что я сказал бы, согласно правилам Церкви в Ветхом Завете — то есть, вернее, в Новом Завете, во-первых, люди входили в церковь Божью в Духе поклонения. И когда они входили, воспевались гимны. И, может быть, говорил проповедник, ибо он был пророком церкви. (Новозаветным пророком является проповедник; мы знаем это: «Свидетельство Иисуса Христа есть Дух пророчества», — сказано в Откровении.)
(«Вопросы и ответы», 3 января 1954 года, утро, РПУ)
Поэтому нужно внимательно следит за тем, о чем говорится с кафедр, потому что это могут оказаться не просто слова человека, а действие подлинного Духа. Также мне доводилось встречать проповедников (в церквях Послания, а не у пятидесятников, заметьте), водимых пророческим духом, но вдохновленных сатаной. Духи пророчеств и лжепророчеств действуют с кафедр, но не имеющая привычку различать паства пропускает это мимо ушей и толпами идет на убой, даже не зная этого.
Верующий человек, оказавшись в подобных Иову обстоятельствах, также не понимает, почему с ним это происходит. Вначале благословение, затем крушение, срыв, отступничество. У многих это бывает. У многих бывает этот период бегства, период отступничества, особенно перед принятием Духа Святого, когда рушатся первые надежды и человек начинает осознавать, что все, на что он надеялся, что считал хорошим, добрым, не выдерживает в христианстве. Он считал до уверования, что он добрый, а теперь он видит, что вся его плотская доброта приносит только зло. Он считал, что он вежливый, а оказывается, что он вообще невежливый. Он всегда считал, что поступает прилично, и вдруг совершенно забывает все правила приличия. Он начинает быть таким «братом», который забывает все правила хорошего тона и сострадания и начинает всем указывать, как правильно поступать «по Слову».
Вскоре после уверования он совершенно забывает, что он человек, что он должен со всеми здороваться, что он должен уступать женщине место в автобусе, что он должен уважать сестер, невзирая на то, носят они длинные волосы или короткие, приходят они на собрание в юбках или в штанах. Он забывает, что прежде, чем кого-нибудь обличить, он должен войти в такое состояние, что его сердце будет разрываться от боли, что этот человек будет не спасен. Ведь он должен сострадать такому человеку, который поступает неправильно. Он должен прийти к нему на помощь, он должен накормить его, первый протянуть ему руку. Нет, он это не делает. Он сказу бросается с обличениями и расшвыривает этих налево, а тех, кто, по его мнению, поступает правильно, – направо. После служений в собраниях ведутся такие беседы, что первые сплетницы в городе удавились бы от зависти, а воровские притоны показались бы образцом чести и порядочности.
Внутри своего сердца этот человек знает, что он неправ. Он осознает, что отступает, что не может справиться с откуда-то усилившимися приступами своей плотской натуры. Он пришел к Свету, и все зло в нем, что было скрыто и не могло проявиться раньше, теперь в свете заповедей Божьих цветет буйным цветом.
Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил,
а я умер; и таким образом заповедь, [данная] для жизни, послужила мне к смерти,
потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею.
(К Римлянам 7:9-11)
Такой путь проходит любой человек, пришедший к Господу. И, вместо того чтобы получить освобождение, он на определенном этапе познает, насколько же он зол и мерзок, как мерзко и гнусно в нем то, что он почитал добром. Ему становится так тяжело и противно от окружающей его действительности и собственной несостоятельности, что он стремглав мчится прочь от Бога в крушении своих надежд и чаяний.
Может возникнуть вопрос: какое это имеет отношение к страданиям Иова? Ведь Иов был праведным, а этот человек грешит. Мы не видим сходства своей ситуации с ситуацией Иова, потому что считаем, что Иов был праведным мужем, а мы какие-то другие. Мы не другие. Иов тоже был праведным не сам по себе, а по благодати. Иов был праведным для того, что Бог в нем хотел нечто нам показать, раскрыв нам через его жизнь и страдания определенную частичку тайны Христовой.
С Иовом произошло то, что было выше его понимания. Он совершенно растерялся и совершенно не знал, как в этих обстоятельствах приблизиться к Богу. Его не столько волновали язвы и нарывы, как то, что Бог в этих его страданиях оставался для него недоступен. Для любого верующего важнее всех внешних обстоятельств Присутствие Божье и чтобы действие Слова в нашей жизни, которое мы сейчас не видим, стало для нас видимым и понятным.
Иов не знал, каким путем человек может оправдаться перед Богом. Он сделал все правильно. Он пришел через жертвы и всесожжения. Но ему хотелось узнать, каким же путем оправдывается человек, каким путем человек входит в Присутствие Божье. Он хотел знать, как человек может стать искупленным и может ли он искупить себя. Он не мог сам стать посредником, но он и не согрешил. Бог ничего не имел против Иова.
В Ветхом Завете Господь через некоторое время упоминает троих мужей, против которых Он ничего не имел. И среди этих мужей находится Иов.
И было ко мне слово Господне:
сын человеческий! если бы какая земля согрешила предо Мною, вероломно отступив от Меня, и Я простер на нее руку Мою, и истребил в ней хлебную опору, и послал на нее голод, и стал губить на ней людей и скот;
и если бы нашлись в ней сии три мужа: Ной, Даниил и Иов, – то они праведностью своею спасли бы только свои души, говорит Господь Бог.
Или, если бы Я послал на эту землю лютых зверей, которые осиротили бы ее, и она по причине зверей сделалась пустою и непроходимою:
то сии три мужа среди нее, – живу Я, говорит Господь Бог, – не спасли бы ни сыновей, ни дочерей, а они, только они спаслись бы, земля же сделалась бы пустынею.
Или, если бы Я навел на ту землю меч и сказал: «меч, пройди по земле!», и стал истреблять на ней людей и скот,
то сии три мужа среди нее, – живу Я, говорит Господь Бог, – не спасли бы ни сыновей, ни дочерей, а они только спаслись бы.
Или, если бы Я послал на ту землю моровую язву и излил на нее ярость Мою в кровопролитии, чтобы истребить на ней людей и скот:
то Ной, Даниил и Иов среди нее, – живу Я, говорит Господь Бог, – не спасли бы ни сыновей, ни дочерей; праведностью своею они спасли бы только свои души.
(Иезекииль 14:12-20)
Бог еще до искупления, еще до совершенной Жертвы Иисуса Христа у Него не было ничего против Ноя, Даниила и Иова. Бог не почел грехом то, что Ной выпил вина и лежал обнаженным в шатре.
Нигде в Библии не написано, что согрешил Даниил. Библия в Ветхом Завете не говорит нам ни об одной ошибке Даниила. Она упоминает об одной маленькой ошибке Иосифа, который был прообразом совершенства Иисуса, и Бог здесь исключает Иосифа из списка тех, кто смог бы оправдаться перед Ним своей праведностью. Однако Иов включен в этот список. По мнению Божьему, Иов в своих речах, несмотря на обличение Елиуя, вообще не согрешил.
Встают проповедники, которые пытаются проповедовать по Книге Иова, и рассказывают пастве о том, какой Иов был плохой, как он расклеился в своих страданиях, а сами неспособны выдержать и сотой доли того, что выдержал Иов. И они призывают свою паству не быть такими, как Иовы, не понимая, что в том детском лепете, который они несут, нет ни капли истины, и что их мнение прямо противоречит мнению Божьему.
Бог отругал Иова, но это совершенно не означает, что Иов согрешил. Моисей также не согрешил. Это был просто диалог человека с Творцом, пока Моисей не попытался ударить дважды по скале. Моисей не согрешил, хотя и раздражил Самого Бога, говоря, что он косноязычен.
И сказал мне Господь: хотя бы предстали пред лице Мое Моисей и Самуил, душа Моя не приклонится к народу сему; отгони их от лица Моего, пусть они отойдут.
(Иеремия 15:1)
Бог понимал Моисея, понимал, что тот горел за дело, что ему было не все равно. Моисей не совсем правильно поступал по форме, но у него был верный мотив.
В Книге пророка Иезекииля Бог назвал Ноя, который своей праведностью построил ковчег. Этого было достаточно для Бога. Но Ной своей праведностью не смог спасти остальной мир.
Он также назвал Даниила, который был современником Иезекииля. Он сидел в то время безвылазно в Вавилоне и своей праведностью не спас ни одного человека. Он один был праведен, а не весь тот народ, который с ним в то время находился в Вавилоне. И это не относилось к спасению другого человека.
Иов также своей праведностью не смог сохранить сыновей и дочерей. Дети Ноя также спаслись не потому, что Ной был праведен, а потому, что послушались вести Ноя и сами вошли в ковчег.
Поэтому Бог и приводит примеры самых праведных, чтобы показать, что мы не можем своей праведностью спасти других. Мы не можем надеяться на другого человека, на умершего или на живого. Дети Ноя вошли в ковчег по своей собственной вере, а не по принуждению Ноя. Взять хотя бы того же Хама. На него в церковном мире столько порицаний, что он неверующий, он такой, он сякой. Но, и извините меня, сколько было людей, которые не вошли в ковчег, а Хам все-таки вошел и не обвинил отца в сумасшествии. Что-то же заставило его туда пойти. А то это, как не откровение? Именно поэтому Ной и не смог проклясть Хама, а проклял Ханаана. Судьба Хама уже была решена раз и навсегда.
Также и жена Ноя вошла в ковчег по откровению. Они должны были находиться в ковчеге сами, по своей вере, которая сменилась им в праведность, также, как и наши дети не могут спастись по нашей праведности.
Я в свое время, когда это понял, едва не взвыл, подобно брату Долтону.
Я тебя тут не видел, брат. Как дела, Брат Уэст? Я только что услышал хорошие новости, что пришел последний член семьи Брата Долтона — еще один сын. [Брат Долтон говорит: «Дочь».—Ред.] Еще одна дочь. Всего десять, да? [«Девять».] Девять. Вы помните, это было при новом служении, когда Господь сказал ему там, что его семья будет спасена. Я молился за них, стоял там и не знал, что буду говорить. Святой Дух сказал: «Я даю тебе твою семью». Видите? И…и вот, пожалуйста — всех до единого. Видите, как делает Господь? Видите, Его Слова совершенны, Они никогда — никогда не подводят. Ну, не хотелось бы склоняться к обсуждению Божественного исцеления, мы стараемся придерживаться пока…именно этого — обсуждения пророческих событий.
(«Пергамский Период Церкви», Вильнюсское издание)
Вот, брат Эд Долтон видел, как это произошло. Он молился за своих детей. Был снаружи, и он обернулся, и Святой Дух сказал: «Проговори о детях Эда».
И я сказал: «Брат Долтон, Святой Дух говорит мне тем же самым даром, который, мы ожидаем, вскоре будет совершенно проявлен. Я даю тебе твоих детей во Имя Иисуса Христа». И когда он добрался домой, его дочь и сын уже отдали свои сердца Христу. (Всего лишь в нескольких милях от меня в деревне.) И я думаю, что каждый из его детей спасен и наполнен Святым Духом и…?… Это верно, брат Долтон? С тобой есть кто-нибудь из них? Одна дочка. Это та самая, что как раз тогда была спасена? Старшая дочь была спасена на следующее утро. И каждый из его детей теперь спасен. Как Святой Дух… Когда Бог что-то говорит, Он держит свое Слово. Видите?
Итак, как мог бы я спасти тех детей? Понимаете? Я… я не могу. Если это не твои собственные слова, если это не твои собственные мысли, тогда это… это всегда то, что вдохновляет тебя. И если это Бог, тогда это Божье Слово. Понимаете? Так что единственный способ на этих собраниях здесь по вечерам, когда вы видите, как происходят те вещи, — это не я. Я не смог бы сделать этого. Это… это Бог делает это. И если вы просто верите этому, тогда все, что вы должны делать, — просто… просто верить этому.
(«Только верь», перевод Гродно)
Однажды брату Бранхаму задали вопрос, спасутся ли дети, если их родители верующие. Послушайте, что он на это ответил.
Дорогой Брат Бранхам, все ли сыновья и дочери настоящих рожденных свыше верующих спасутся?
Нет, брат: нет, конечно, нет. Видите, как я—как я повторял замечание Давида ДуПлессиса по этому поводу: «У Бога нет внуков (видите?), только сыновья и дочери». Видите, они должны родиться свыше точно так же, как их отец и мать родились от Духа. Видите? Вот что делает человека новой личностью, — это происходит благодаря тому, что он родился свыше, возродился. При первом рождении он становится естественным человеком на земле: при втором рождении он становится духовным человеком Небес. Видите? Это меняет его, его душу, не внешнее его сознание, его внешнее существо, его чувства: он продолжает ощущать, чувствовать запах, вкус и слышать; но его внутренние составные, его желания, то, что движет им, изменилось в направлении Бога. Видите?
(«Вопросы и ответы», 23 августа 1964 года, утро, РПУ)
Что же тогда делать? Только то, что сделал брат Эд Долтон.
Брат Бранхам, на одной ленте вы сказали, что Ной спас своих домочадцев. Означает ли это, что у матери может быть такая же вера за своих домочадцев? И означает ли это, что каждый из семьи будет спасен, если мы в это верим?
Так, это—да, это типа… Следите внимательно за тем, как я буду вам отвечать. Поняли? Первое, «Вы сказали… (Так, дайте-ка я посмотрю это.) На одной ленте вы сказали, что Ной спас своих домочадцев». Почему? Потому что они поверили. Вот оно что, потому что они поверили его проповеди.
Означает ли это, что у матери может быть такая же вера за своих домочадцев?» Да, Сестра! Я вижу, как бедное материнское сердце плачет за своих родных. «И означает ли это, что каждый из семьи будет спасен, если мы в это верим?» Да, если они это примут. Это верно.
Вспомните филиппийского стражника. Верь и за себя… Если у тебя достаточно веры для своего спасения, то разве не найдется той же самой веры, которая воздействует на твоих родных? Что такое вера? Это невидимая сила. Видите? Что есть—что есть—это Дух. Святой Дух приносит веру. Видите? Это невидимая сила.
(«Вопросы и ответы», 23 августа 1964 года, утро, РПУ)
Праведность Ноя, Иова и Даниила, несмотря на их беспорочное поведение, все же ее была праведностью по делам. У Иова были и исповедания, и всесожжения. Ни Бог, ни сатана ничего не смогли найти, в чем можно было бы обвинить Иова. Примерно через тысячу лет, в дни Иезекииля, у Бога по-прежнему ничего не было против Иова. Бог ничего не видел. Еще не настало совершенное избавление, еще не был написан Божественный комментарий его жизни в Новом Завете.
Одно дело читать комментарий об Аврааме, где его грехи даже не упомянуты, и совершенно другое – читать подобное в Ветхом Завете о Ное, Данииле и Иове или перечитывать разговор об Иове Бога с сатаной. Бог утвердил праведность дел Иова. Но Иов этой своей праведностью не смог уберечь своих детей от смерти. Они погибли, и Бог этому не воспрепятствовал. Иов не смог своей праведностью и сохранить свой скот, ни сохранить свое здоровье. Его праведность тут не действовала, потому что не могла преодолеть царствование смерти. Иов получил это в наследство от Адама, и ничего не мог с этим поделать.
Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего.
(К Римлянам 5:14)
Во всех своих страданиях Иов еще продолжал надеяться на себя. У него были чистые мотивы, у него были по-настоящему чистые желания. Что же тогда Бог показывал в этом воистину праведном человеке? Он показывал подлинный путь к Престолу, к Его Присутствию.
Для чего в Библии выведен такой человек, как Ной? Когда выведен Моисей, то мы можем не понять, почему Бог имел дело с Моисеем, поскольку Моисей отступил. Также дело обстоит и с Авраамом. Это одна сторона медали, поскольку Бог спасает не по делам, но по вере. Но есть и вторая сторона медали.
Иов, будучи праведным, святым, благочестивым мужем, не мог себе помочь. Бог устроил Иову испытание, проверку. Сатана ничего не смог с ним сделать. Он вошел во все сферы жизни Иова, вошел в его друзей, в его родственников, в его жену, но это не лишило Иова праведной жизни. Однако при всей своей праведности Иов не смог подобраться к Престолу Благодати, пока нечто не увидел во время страданий. Лишь после того как он увидел, сатана уже ничего не смог с ним сделать. И это при ветхозаветной жертве! Сатана больше не мог навести на него моровую язву, не мог еще раз убить его детей, не мог уже прикасаться к его скоту, к его имуществу. Иов нашел нечто, что дало ему надежную безопасность, что дало ему надежду.
Иов не мог искупить себя. Бог открыл это затем в Книге Откровение, когда Иоанн стоял и плакал.
И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее.
И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее.
(Откровение 5:3,4)
Ангелы могли бы взять в руки Книгу, но они не могли бы искупить, потому что они не были родственниками человеку. Так же дело обстоит и с Серафимами, и с Херувимами. Требовался родственник.
Если брат твой обеднеет и продаст от владения своего, то придет близкий его родственник и выкупит проданное братом его;
(Левит 25:25)
Там находились Ной, Иов и Даниил, которые прожили на земле при ветхозаветной жертве совершенную жизнь. Бог ничего не имел против них, Он сказал через Иезекииля, что они могли бы спасти свои души. Но они были бессильны перед смертью и не могли ни искупить своих родных, ни воскреснуть, и искупить отданную в пользование сатане землю. Енох живым ушел в Небеса, но и он никого не мог искупить.
Мы не можем искупить друг друга. Мы не можем помочь друг другу, добиться спасения или исцеления своих детей, цепляясь за ту праведность, которой держался Иов до своей окончательной встречи с Богом.
Своей праведностью ты обратишь на себя Божий взор. Ты вызовешь к себе ответные чувства Бога. Бог отметил праведность Ноя.
Ной же обрел благодать пред очами Господа.
Вот житие Ноя: Ной был человек праведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом.
(Бытие 6:8,9)
Но и здесь благодать была на первом месте. Иисус полюбил богатого юношу.
Он же сказал Ему в ответ: Учитель! все это сохранил я от юности моей.
Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.
(От Марка 10:20,21)
Когда Господь сказал богатому юноше, что ему еще нужно сделать, тот отступил. Но когда Он сказал Ною, тот подчинился Его воле. Богатый юноша отказался отвергнуться себя. Почему Ной вошел в ковчег и приобрел вечное искупление для себя? Потому что он сделал то, что не сделал богатый юноша. Он мог бы остаться на земле, уповая на свою праведность и непорочность, и погибнуть в потопе. Но он отверг свою праведность, пошел за Богом, доверившись Его благодати в построенном им ковчеге.
Почему Иов в конечном итоге оправдался, и сатана больше ничего не смог ему сделать? Потому что его праведность основывалась на чем-то другом, чем праведность человека до грехопадения. У него был уже совершенно другой подход к Богу. Он Его продолжал любить. Иову нашлась помощь.
Так в чем отличалась помощь Елиуя от помощи обличителей? Мы можем не заметить этой разницы и стать в позу, считая, что пришли очередные «различители духов». Тогда это нам не поможет, и мы никогда не доберемся до Бога.
Внешне речь Елиуя ничем не отличалась от речей троих друзей Иова. Елиуй точно так же строго его ругал. Так в чем же разница?
Все эти три обвиняли Иова как человека, обвиняли его как грешника, но они не давали ему выхода из этой ситуации. Он не предлагали ему искупления. Свои речи они основывали на постулатах человеческой праведности. Он просто предлагали ему поступать лучше, чем он поступал. Они знали только эту праведность. Но и Иов ее знал, причем намного лучше их. Мало этого. Он наблюдал и заметил, что часто с людьми происходит то, что прямо противоречит тому, что должно происходить с ними, если бы дело касалось только их поступков. Он знал, что праведник может погибнуть в непорочности своей, а злодей будет пощажен в день погибели.
Сколько хороших и праведных людей гибнут нелепо! Сколько хороших людей болеют раком! Люди приходят, не понимая, и говорят: «Мой сын, ведь он ничего плохого не сделал. Почему же Бог наказал его? А почему этот мерзавец благоденствует?» Скольких людей это оттолкнуло от Бога!
Так почему грешникам хорошо, они крепки, здоровы, веселятся, радуются, а у христиан все через пень колоду? Почему христианам приходится страдать, почему им приходится принимать решения, когда на кону стоит все? Почему христианство – это так тяжело, что по-человечески это невозможно вынести? Почему жизнь Уильяма Бранхама внешне выглядела как непрекращающаяся цепь издевательств Бога над человеком? Неудивительно, что его жена и дети практически сразу же после его гибели перестали жить так, как жили при его жизни. У них не было его внутреннего стержня, а человеческих сил для такой жизни недостаточно.
Сам Уильям Бранхам хотел в отчаянии стать бомжом и стал бы им, если бы Бог его не остановил.
Мне приснился странный сон, необычный сон. И я надеюсь, что если это когда-нибудь попадется моему шурину, это не обидит его. И я надеюсь, что это не обидит мою жену, которая сейчас присутствует. Но она знает это. Много месяцев тому назад… Это было где-то в октябре или ноябре. Мне приснилось, что я бродил в темноте и я… Мне—мне некуда было пойти, и никто не заботился обо мне. И я стал бродягой, просто бродягой. Мне было холодно, и я посмотрел вдаль, и увидел огонь. И когда я пришел туда, это была городская свалка. Они сделали ямки, и в этих ямках был огонь. А между ямками были покрывала, где спали бродяги, чтобы согреться (чтобы не замерзнуть) между этими огнями в холодную зимнюю ночь. И мне было холодно. Я подошел к этому огню, чтобы согреться, и там лежало много бродяг, и они… Я никого из них не видел, но все они имели как бы палатки или места, где они спали. И я увидел моего шурина, Флэтчера Броя.
И Флэтчер, насколько я помню его. Он хороший парень. Но это может быть уроком для молодых людей. Я помню несколько лет назад красивого молодого человека, Джеймса Флэтчера Броя, но он связался не с той компанией и в первый раз выпил. Я помню, как он отозвал меня наедине в моем доме. А его папа, который ушел во Славу много лет тому назад, играл там на гитаре: На далеком холме Старый крест виден мне.
И Флэтчер отозвал меня, он сказал: «Брат Билл, помолись за меня. Послушай… как играл тогда мой папа, а я сегодня выпил».
И я сказал: «Флэтчер…» (Мальчику около 18 лет.) Я сказал: «Не иди тем путем». Но он так и не послушал. Он пошел дальше и стал настоящим алкоголиком. И его жена оставила его, его дети… И он в этот час… Бог знает, что я люблю его.
Я пошел помолиться за него, просто за бродягу. Здесь недавно я пошел помолиться за него, ему было плохо, когда я был здесь с «Семью Печатями». И я сказал: «Флэтчер, у меня там есть пара костюмов, которые я хотел бы тебе дать». Он сказал: «Не делай этого, Брат Билл». А я знал, что у него не было одежды. И я сказал: «Почему ты не возьмешь одежду?» Он сказал: «О-о». И он взглянул на меня: «Ты же знаешь, что я сделаю с ними. Заложу их и напьюсь». И я сказал: «Я дам тебе немного денег, Флэтч».
Он сказал: «Нет, не делай этого, Брат Билл. Я—я не хочу, чтобы ты это делал». В сердце он настоящий парень, но он стал алкоголиком и бродягой. И его жена стала на не тот путь. О, и просто все обрушилось на бедного парня». И я проснулся… Перед тем, как я проснулся, Флэтч сказал мне во сне… Он сказал: «Билли, я поищу тебе место, Брат Билл. Ты кормил моих детей, когда они были голодные». Сказал: «Ты был им отцом. Теперь я найду тебе здесь место, чтобы погреться». И мы пошли, проходя мимо мест бродяг, и наконец пришли к одному месту; он сказал: «Я буду сидеть здесь». А я сказал: «Я пойду туда и посмотрю, будет ли мне место».
Я пошел и взглянул на темную холодную ночь. И я подумал: «Подумать только! Однажды Всемогущий Бог позволил мне вести Его Церковь. Однажды Он позволил мне проповедовать Его Евангелие и видеть спасенные души. Мужчины и женщины приезжали со всего мира, чтобы поговорить со мной несколько минут. И вот теперь я здесь, бродяга, я никому не нужен. И мне холодно. И что я должен делать?» Тогда я проснулся.
Я рассказал моей жене, я сказал: «Может быть, это значит, что Флэтч в нужде». Поэтому мы поспешили, чтобы разузнать, можно ли его найти. И его брат нашел его. Он еще был там… с «Вейднерами». Там, где они торгуют лошадьми и т.п.; спит на углу конюшни или что-то такое. Я пошел туда. Я подумал: «Ладно, пусть будет так».
Итак… На днях я вернулся с Фрэдом и другими из Канады. И я так в мыслях подумал: «Если эти люди не хотят слушать мое Послание, то хорошо, они и не должны». Я уже проповедую около тридцати пяти лет. И в последние пятнадцать-восемнадцать лет я не делал ничего, кроме… Господь… Я старался жить очень близко к Нему и не говорить ни слова, пока Он вначале мне не скажет. Все…Люди говорят: «Если Брат Бранхам скажет вам, что он приедет, то помните, ждите собрания, потому что он приедет во Имя Господа. Он не сделает ничего, пока Господь не скажет…» Это верно. Я жду, пока Он мне не скажет. Я не двигаюсь, пока Он мне не скажет. И потом дошло до того, что за последние несколько месяцев Он не говорил мне ничего о том, чтобы куда-то поехать.
Тогда я выехал из Канады и Фрэд рассказал… Или Брат Рой рассказал мне свой сон, когда мы с ним и с Братом Бэнксом ехали вместе, прежде, чем разделились.
И на следующий день мы поехали к Брату Фрэду, а его мальчика, Линна, не было дома, поэтому он не мог поехать с нами. И он с женой должны были ждать. Он забрал свою жену в Роузвуде… Или Элроузе, Саскатчеван.
А мы с Билли поехали на грузовом автомобиле Брата Фрэда. В ту ночь мы ехали всю ночь и на следующий день. А потом, на следующее утро, мы выехали из Хелены, Монтана, и приближались к границе. А я—я могу не ложиться спать, примерно, до девяти часов, и я становлюсь сонным. Мне надо спать. А Билли, он хочет спать, примерно, в десять часов следующего дня, когда начинается рассвет. Так что из-за этого нам очень хорошо путешествовать.
Я поднялся, примерно, в четыре часа и начал вести машину. А Билли спал. Мы зашли в одно место, и я подумал про себя: «Ты знаешь что? Однажды, как только я смогу привезти сюда жену… Я не скажу ей, что я собираюсь сделать. Но я поеду туда. И тогда я скажу ей: „Я очень люблю это место, нет нужды нам еще куда-то ехать. Давай просто останемся здесь“.» А это за две тысячи километров от цивилизации и от всего. Видите? Там пустыня. Я подумал: «Разве это не будет прекрасно? Мне не надо будет подстригаться и не надо будет изысканно одеваться. Но я буду просто обычным горцем. Кем я всегда хотел быть». И я сказал: «У меня есть несколько ружей, и люди дали мне… Я буду таким проводником, о котором вы еще никогда не слышали. Я просто люблю это. А если Господь скажет мне пойти и что-то кому-то сказать, то я сразу поеду, скажу им и вернусь обратно. И я помогу Буду, и у нас будет здесь действительно хорошее местечко». Я думал об этом.
Мы зашли в ресторан поесть (в маленькое местечко в горах) около семи часов. Было уже немного поздно, поэтому я разбудил Билли. У нас кончился бензин, и надо было достать бензин, и зашли в это маленькое место, в этот маленький ресторан. И в это время через улицу перешел один человек, может быть, немного старше меня, но он был похож на меня. На нем были широкие рабочие брюки, рабочая куртка, сапоги, черная шляпа, бакенбарды вот так на все лицо (белоснежные), и волосы торчали сзади из-под его шляпы. Я подумал: «Он похож на меня». Не какой-то мягкий, ленивый… с сигарой во рту, примерно, такой длины, сидящий в шортах в каком-нибудь дворике или возле бассейна, какой-нибудь пузатый с востока… Извините за выражение! Но, как бы там ни было, тот парень был похож на меня; крепкий, жесткий. Казалось, что он живет там, где Бог предназначил человеку жить. И я восхищался им.
Он зашел в ресторан и заказал блинчики… Там было около пятнадцати-двадцати человек. И он хотел чихнуть. Вы знаете, как некоторые люди [Брат Бранхам имитирует, как сдержанно чихают.—Изд.] …(извините меня.) Но он чихнул, как сильный, здоровый лесной человек: А-А-А-ПЧХ-Х-ХИИ. Казалось, что прошел сильный порыв ветра. И когда он это сделал, никто не осмелился что-то сказать. Нет, господа! Я сказал: «Билли, вот человек по моему сердцу». Он сказал: «О-о, папа, ты же не хочешь быть, как…» «Это то, что… Это я в будущем». Понимаете? Я сказал: «Это я».
Я посидел там немного, а Билли взглянул на меня и продолжил есть блинчики. А свои я уже съел. Через несколько минут кто-то прямо впереди нас зашел в палатку вот так с едой, а за палаткой я уже не мог видеть. Поднялся один человек, который профилем был точно похож на меня, около 75 лет… небольшой человек. И его поношенная одежда облегала его. А тот приятель, который поднялся с ним, был точно, как Флэтчер Брой! Седые волосы свисали на его лицо. И Билли оглянулся и сказал: «Папа, это похоже на тебя и Флэтчера». Вы можете представить, что я почувствовал. И тот небольшой человек, похожий на меня, поднялся. …они стояли около костра, их лица были грязными, все в копоти. Я думаю, их совместный завтрак… Тот человек, должно быть, заплатил 20 центов, может быть, за чашечку кофе или что-то такое. И мое сердце подпрыгнуло во мне. И я наблюдал. А Билли сказал: «Что с тобой происходит?»
Я сказал: «Ничего». И я наблюдал за этим. Они прошлись и вышли.
Он сказал: «Папа, в чем дело?»
Я сказал: «Ничего». И он сел в машину. Я сказал…Он сказал: «Ничего, если ты снова будешь вести машину? «Я сказал: «Нет».
Он сказал: «Я еще хочу спать».
Поэтому он пошел спать, и я ехал на машине по дороге, примерно, со скоростью девяносто километров в час, по горам, приближаясь к границе, к… Направляясь домой в Аризону, но теперь я приближался к штату Юта. И когда я ехал туда, съезжая с гор, примерно, за тридцать километров от города… Просто как… Вы слышали, как я рассказывал вам о белках в то утро, и все это, что нечто… Кто-то начал разговаривать со мной. Такой же Голос, как вы слышите мой. Я знаю, что это звучит как-то непонятно. Но как только я сказал это выражение: «Говорил ли я вам когда-либо то, что не было правильным?» И Голос начал говорить. Я разговаривал с Ним.
Он сказал: «Осуществи свои планы и ты будешь таким».
Я сказал: «Господь, я не хочу быть таким».
Сказал: «Твоя жена тоже пойдет. Она не будет жить там на тех холмах. А ты станешь бродягой, точно, как сон показал это тебе».
Я сказал: «Я не хочу быть таким, но… Я—я не хочу жить таким образом. Я хочу сделать что-то другое. Но мне было сказано, что—что Ты призвал меня быть пророком, и я хочу жить в пустыне, как пророк». Но я использовал свое оправдание, чтобы я мог охотиться, для своего блага.
И Он сказал: «Но это были пророки Старого Завета. Ты же был призван находиться там в более сильном служении, чем те». Он сказал: «Кроме этого, ты имеешь больше даров. Ты был призван молиться за больных и проповедовать Евангелие в апостольской форме, ты знаешь о больших вещах, о многих великих дарах». Он сказал: «Почему ты ждешь, чтобы Я управлял тобой каждый раз, когда ты действуешь? Где твоя награда?» Тогда я увидел. И затем Он сказал: «Ты помнишь? Я сказал тебе..? Ты помнишь, что Брат Роберсон сказал тебе в твоем сне — в его сне, или видении? Что ты поступил, как Моисей. Ты забыл чувство своего народа. Ты забыл, к чему Я тебя призвал».
Я оставил больных лежать. Я хочу, чтобы Господь сказал мне, куда идти, и не иду. Это неправильно. Я создал себе комплекс, потому что люди не слушали мое Послание. И если вы… Не дай Бог, чтобы я попытался сравнить теперешнюю жизнь с Моисеевой, но это точно то, что сделал Моисей. Люди не хотели слушать его, когда он пришел их избавить, поэтому он просто оставил их. И он пошел в пустыню, но Бог повернул его. А он хотел забыть страдание народа.
(«Принять на себя главный удар», Вильнюсское издание)
В начале 1994-го года одна сестра, которая пророчествовала в поместном собрании Христиан Веры Евангельской, во время молитвы повернулась ко мне и начала говорить: «Попытаешься уйти, но вера твоя вернет тебя». И я неоднократно пытался это сделать, даже пытался уйти в мир, когда в малой мере столкнулся с тем, что приходилось терпеть брату Бранхаму, когда люди его не понимали, – и не смог. Нечто внутри удержало меня и на самой уже грани сохранило христианином.
И такой вот человек, который не понимает, за что ему все это, он стоит перед тобой. А в тебе Дух Христов, и ты хочешь ему помочь. Что с ним делать? Он перед тобой, что-то тебе говорит, а тебя внутри всего выворачивает. Нет мочи выслушивать такое, когда ты видишь, что человек находится на самой грани, и всего лишь одно слово может привести его к окончательному отпадению от Бога. А если при этом рядом с тобой авторитетные братья, подобные Елифазу, Вилдаду и Софару? Кто хотя бы раз такое испытывал в своей жизни, тот может понять состояние Елиуя.
Елиую было очень тяжело все это терпеть. Он сидел и молчал, пока высказывали свое мнение церковные «авторитеты». У него был ответ, но ему терпеливо приходилось ждать своего часа. Ему было настолько тяжело, что его гнев воспылал. И именно этот гнев Елиуя, по форме еще более обидный, чем речи троих предыдущих обличителей, помог Иову сразу же увидеть Бога. Речь Елиуя была яростью. Внешне, по форме, это было что-то не любовное, такое, о чем формальный церковный член сразу же скажет: «У тебя нет любви». Да, внешне это было именно так. Бог всегда игнорировал и будет игнорировать внешнюю форму. Елиуй сразу же, без всяких расшаркиваний, начал с того, что Иов такой-сякой.
Перед ним стоял человек, которому нужен был выход, которому нужно было прийти к Творцу. Предыдущие обличители не обращали внимания на то, какой Иов в действительности. Но Елиуй отвернул взгляд Иова от самого себя. Он сказал ему вообще на себя не смотреть. Его гнев воспылал именно за то, что Иов уделял основное внимание себе, оправдывая себя более, нежели Бога. И при всем этом Елиуй знал, что Иов не согрешил. Он вошел в его положение.
И когда ты имеешь Духа Божьего, ты знаешь: этот брат не согрешает. Если ты знаешь, что он христианин, если ты видел, что он поднимался с колен, после того как упал, вставал и шел дальше, видел, что он спасал других людей, не отказывался от обреченных на убиение, поддерживал слабых, ты знаешь, что перед тобой спасенный человек. Ему просто сейчас тяжело.
И есть мотив, почему это происходит. Ты, оказавшись в подобной ситуации, не можешь этого понять. Но Бог делает это с человеком, чтобы направить его на путь жизни.
Вот, все это делает Бог два-три раза с человеком,
чтобы отвести душу его от могилы и просветить его светом живых.
(Иов 33:29,30)
У меня есть одна характерная особенность, о которой знают все, кто со мной достаточно хорошо знаком. Когда я слушаю с кафедры что-нибудь, что не соответствует Слову, прежде чем я начинаю понимать, что что-то тут не так, у меня внезапно ужасно начинает болеть голова, падает давление, я бледнею и покрываюсь холодным потом. Однажды в конце 1990-х после проповеди одного человека, который продал право первородства, я, выйдя с того собрания, на улице чуть не упал в обморок, и брат, с которым я шел по улице, довольно сильно за меня испугался. Когда потом я открываю Библию и проповеди брата Бранхама и начинаю сверять слова таких проповедников, то лишний раз убеждаюсь, что со мной все это происходило совсем не случайно.
Позже мне довелось познакомиться со свидетельством одного брата, которого Господь уберегал от зла примерно таким же самым образом. Этого брата звали Джонатан Бейджер.
В один вечер я сидел на балконе с некоторыми своими друзьями, и я был одет в ярко-красную рубашку. Прошло шесть лет после моего исцеления в Хьюстоне, и теперь я становился подростком. На платформе, которая была установлена в центре арены, брат Бранхам закончил проповедовать и проводил очередь различения. Неожиданно он повернулся и указал в сторону меня. «Тот мальчик там в красной рубашке, – сказал он, – я молился за него в Хьюстоне, и Господь исцелил его».
Затем он проговорил непосредственно ко мне: «Будь послушен своей матери». После мгновенной паузы он продолжил молитвенную очередь.
Собственно говоря, я часто размышлял не только о том, что он сказал, но также и о том, чего он не говорил. Он не сказал: «Будь послушен своим родителям», что значило, что он также знал, что моего папы больше не было с нами.
Я знаю, что для моей матери было сражением воспитать нас, шестерых детишек. Но каким-то образом ей удалось удержать нас от улицы и в церкви, она каждую ночь молилась за нас и устанавливала для нас высокие стандарты, чтобы им следовать. Я уверен, что причинил ей значительную долю страданий, особенно в те трудные подростковые годы.
Я был старшим мальчиком и поэтому чувствовал, что я был также мужчиной в семье и что должен был иметь немного больше свободы, чем мать хотела мне дать. В наших окрестностях была определенная группа хулиганов, с которыми она не хотела видеть меня проводящим время, и я знал, что они оказывали плохое влияние, но при случае я улизну, чтобы быть с ними. Часто я резко отвечал своей матери и говорил ей наперекор, даже при том, что в своем сердце я знал, что не надо быть таким непочтительным, и были случаи, когда я делал другие вещи, которые, как я знал, разбили бы сердце матери, если бы она узнала.
Однако что-то необычное стало происходить всякий раз, когда я выйду из послушания и сделаю что-нибудь, о чем я знал, что лучше этого не делать. Та старая боль на моей шее начиналась снова, и я чувствовал, что ее похожие на когти тиски достигают моей головы. И затем, так же ясно, как звонок, я слышал, как голос брата Бранхама говорит: «Будь послушен своей матери». Поверьте мне, это без промедления возвращало меня обратно к послушанию. Боль никогда не длилась долго, только настолько долго, чтобы привлечь мое внимание.
В течение нескольких лет Святой Дух помещал в меня этот физический предупреждающий знак и голос брата Бранхама, чтобы направлять меня и держать меня на верном пути, пока я не усвоил этот свой урок и не отдал свое сердце Иисусу Христу.
Ты хочешь получить ответ от Бога? Тебе он нужен? Ты не понимаешь, что с тобой произошло? Тогда, как сказал Елиуй Иову, жди Его и жди Его суда.
Но неправда, что Бог не слышит и Вседержитель не взирает на это.
Хотя ты сказал, что ты не видишь Его, но суд пред Ним, и – жди его.
(Иов 35:13,14)
Жди Его, и Он тебе обязательно ответит. И то, что с тобой происходит, происходит не потому, что Бог тебя бросил, не потому, что Бог тебя забыл. Но Бог два и даже три раза делает это с человеком, чтобы отвести его душу от смерти.
какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?
(От Матфея 16:26)
Поэтому Бог и прикладывает все усилия, чтобы отвести душу человека от смерти и направить ее на путь жизни.
Иов прежде страдания не знал этого пути жизни. Он не знал, что происходит. Он не знал, есть ли у него Искупитель. Именно в страдании он увидел, что его Искупитель жив. В своем страдании он настолько отождествился с Иисусом Христом на Голгофе, что страдания Иисуса Христа стали его собственными переживаниями. Некоторые я приводил в предыдущих сообщениях.
Иов не знал, ответит ли ему Бог и почему Он не отвечает. Елиуй ему все это объяснял. Когда приходит настоящее Слово, когда приходит действительно настоящая проповедь, а вокруг, братья, жена, муж, дети, родственники, и они отворачиваются от тебя, и тебе нет от них помощи, – именно эта проповедь дает тебе выход из всех твоих проблем.
Человек в своем отступлении кричит: «Если бы вы только вошли в мою ситуацию! Если бы вы только поняли, что творится в моем сердце! Если бы вы понимали, как мне тяжело! Если бы вы только прожили моей жизнью! Если бы вы только знали! Вы не можете этого знать. У вас не было моих проблем». Иногда нам кажется, что это эгоистическая болячка. Но такой человек действительно прав. Мы не можем прожить жизнь другого. Иов не смог бы прожить жизнь Елиуя, а Елиуй – жизнь Иова. Иов не смог бы прожить жизнь Ноя. Он не знал, как тяжело было Ною все эти сто двадцать лет, когда он строил ковчег.
Я склоняюсь к тому, что этих лет было действительно сто двадцать. Бог не мог бы сказать: «Пусть будут дни их сто двадцать лет», не имея у Себя пророка, через которого Он смог бы людям это сказать.
Ибо Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам.
(Амос 3:7)
Он должен был открыть это через кого-то. Он должен был возвестить людям: «Еще сто двадцать лет – и вся земля будет потоплена водой», иначе у людей было бы оправдание. И должно было быть действие, знамение, которое привлекло бы этих людей к проповеди и к предупреждению. Если бы Ной не начал строить ковчег в это время, этот знак не привлек бы людей.
Почему мы можем видеть Библию? Почему мы можем сказать, что там происходило, если прямо брат Бранхам нам это не открыл и мы не читали до этого еврейских комментаторов? Потому что Послание открывает тем, кто любит Бога, характер Творца, и, зная Творца, мы можем это увидеть непосредственно в Слове. И, даже не видя видения, мы можем быть уверенными в том, что мы не ошиблись, потому что, познавая Бога, мы знаем, как Он ведет Свои дела и как Он поступает.
Я не могу прожить жизнь другого человека. Я не могу понять, например, что чувствует женщина при родах, насколько ей тяжело. Обстоятельства моей жизни не таковы, как обстоятельства жизни другого. Сестры не могут прожить жизнью братьев, поэтому им часто кажется, что мужчинам живется намного легче. Но им также многого не понять. Они не знают, насколько тяжело нести Слово, когда оно у тебя действительно есть. Ни одна женщина-проповедница никогда этого не испытывала в своей жизни, потому что ей это не дано. Все, что они делают, – это как детские игры во взрослых в песочнице. Настоящая проповедь Слова – это нечто другое, чем то, что переживают они или любой другой человек, не призванный на проповедь.
Проповедник не может жить жизнью дьякона. Он не знает этого, он не прочувствовал это, он не вошел в это, он не создан для этого.
Человек, говорящий языками, не может прожить жизнь того, у кого есть дар различения. Он абсолютно не понимает, как тот разбирается в духах, в мотивах и выводит все это на свет.
Различающий духов или рассуждающий не может понять пророчествующего или говорящего на языках. Это совершенно разные сферы. Он не может дать им совет. Он только видит, от Бога это или нет.
И, столкнувшись с другим человеком в желании ему помочь, мы, не имея возможности сами прожить жизнью этого человека и войти в его проблемы, должны дождаться Того, Кто прожил жизнью каждого из нас. Мы должны дождаться Христа. А Он прожил нашей жизнью. Мы были в Нем. Все наши боли, все наши терзания, все наши страдания, все то, что мы переживаем сейчас, – это то, что прожил и пережил Он, поскольку, когда Он умирал за нас, все это было в Нем, и Он умирал, чтобы во всем этом нам помочь. И мы обязаны дожидаться Его, дожидаться исполнения Его Духом.
Был Тот, Кто уже прежде создания мира был заклан, Который уже прежде создания мира был готов ответить Иову, Кто был его Искупителем. Голгофа еще не наступила, но, поскольку Он всеведущий и всезнающий, в Нем уже было это. Он, ругающий Иова в буре, уже был этим закланным за Иова Агнцем. Он был закланным Агнцем в Своем комментарии жизни Иова в Книге Иезекииля.
Иов вынужден был раскаяться. Он каялся в том, что не понимал Бога, что не до конца осознавал, что его оправдание было не в том, что он делал. Мы можем совершать дела в знак благодарности за свое спасение, но нам ни одно дело не засчитывается.
Почему Бог вывел в Библии Ноя, Иова и Даниила, вот таких людей, на которых нельзя показать пальцем? Для того чтобы мы могли понять, что же такое искупление и чего может достичь человек собственной праведностью. Бог может ничего не иметь против такого человека во время его жизни, но он все равно согрешил в Адаме и все равно умрет. И, не имея в качестве наследства от Адама ничего доброго в своей плоти, как же он может воскресить свое тело? Ной не мог ни воскресить свое тело, ни искупить творение. Иов также не мог. Он не мог ни искупить, ни вернуть своих детей. Если бы он мог это сделать, зачем тогда он приносил за них жертвы и всесожжения? Но даже при помощи этих жертв и всесожжений он не мог вернуть своих детей, поскольку приносимые в жертву животные не были родственниками человеку.
Но был Тот, Который отвечал ему из бури, Который вернул ему детей. И Иов вошел со всеми четырнадцатью сыновьями и шестью дочерями в небесный Город.
Именно об этом говорил ему Елиуй, призывая Иова остановиться. Он говорил, что Иов говорит безрассудно, что его речи уже дошли до такой грани, что они свойственны людям нечестивым, что он к своему греху может прибавить отступление.
Когда человек чего-то не видит и не понимает, это не потому, что он отступил, что он отступник. Это не всегда потому, что он согрешил. Такой человек не перестал верить. Там, где Иаков говорит, что все мы много согрешаем, употреблено слово πταω, буквально означающее «преткнуться, споткнуться». Это не грех по неверию. Но такой человек находится на грани. Поэтому Елиуй говорит:
Я желал бы, чтобы Иов вполне был испытан, по ответам его, свойственным людям нечестивым.
Иначе он ко греху своему прибавит отступление, будет рукоплескать между нами и еще больше наговорит против Бога.
(Иов 34:36,37)
Он не отступил, он не нечестивый человек, но его ответы свойственны людям нечестивым. Елиуй не назвал Иова нечестивым. Вот в чем был отличие его от остальных обвинителей. Он не скажет такого отступившему брату или сестре. Он был движим Духом Божьим.
Он был четвертым, самым молодым. У них были более старшие товарищи: лютеране, баптисты, пятидесятники, в конце концов. Все они пытались и пытаются дать утешение людям. Но они не смогли увидеть искупление, пришедшее к ним в полноте. Они не увидели Иисуса, вошедшего к ним, потому что это Его откровение относилось к Седьмому Периоду.
Что такое искупление, которое увидел Иов, ставший своеобразным прообразом Невесты последних дней. Есть люди, которым недостаточно религии баптистов и пятидесятников для их утешения. Они ходят от собрания к собранию, но ничто там не способно дать им полного избавления. Они подобны Иову, скребущему себя лопаткой, не в силах понять, почему так происходит, почему то, что помогает и удовлетворяет сидящего рядом на скамейке соседа, не помогает ему. Они не увидели там этого. Христос не вошел в пятидесятническую церковь. Он стоял отдельно от них, снаружи, именно так, как увидел Его Елифаз Феманитянин.
человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего?
(Иов 4:17)
Пятидесятники не дали Ему войти, хотя Он стоял и стучал. Теперь то же самое делают церкви Послания, показывая, что они духовные наследники Лаодикии. Иисус Христос призвал пятидесятническую церковь покаяться, но индивидууму Он сказал:
…если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною.
Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его.
(Откровение 3:20,21)
«Если ты услышишь Меня, Иов, сидящий на кучке пепла. У Меня нет обвинений против тебя, потому что твоя вера – достаточное основание для твоей праведности».
Давайте отойдем от прообразов. Поступки Иова были прообразом нашей веры. Не поступками мы оправдываемся, не тем, как мы себя ведем. Поступками мы можем улучшить течение нашей жизни, но мы не можем искупить другого человека.
Проводя исследование зависимости продолжительности жизни человека от применения лекарств, люди пришли к неутешительному выводу: лекарства, например, такие, как сердечные гликозиды или антиастматические препараты, не увеличивают продолжительности жизни. Отсюда возникла поговорка: «Лекарства не увеличивают продолжительность жизни. Они всего лишь улучшают течение жизни».
Человек не властен над духом, чтобы удержать дух, и нет власти у него над днем смерти, и нет избавления в этой борьбе, и не спасет нечестие нечестивого.
(Екклесиаст 8:8)
Если Бог не благословит руку врача, лекарство тебе не поможет. До начала применения ингаляторов люди не знали, что такое смерть от астматического статуса. Существовала даже такая поговорка: «Астматик много кашляет, но долго живет». Дело сейчас дошло до того, что в тех же Соединенных Штатах на лечение последствий медицинского вмешательства тратится больше средств, чем на само медицинское вмешательство.
Врачи являются инструментом в руке Божьей, но они не могут без Божьего вмешательства ни искупить человека, ни удержать его день смерти. Иов также не мог этого сделать, потому что он пал в Адаме, как и мы. Но есть Тот, Который был в Елиуе. И Он говорил через Елиуя, что желательно, чтобы Иов был остановлен, чтобы он был испытан, «иначе он ко греху своему прибавит отступление, будет рукоплескать между нами и еще больше наговорит против Бога».
Иов не понимал, что с ним происходит, потому что он не видел, чем оправдывается человек. Он не видел благодати Божьей к нему.
Елиуй говорит дальше:
считаешь ли ты справедливым, что сказал: я правее Бога?
Ты сказал: что пользы мне? и какую прибыль я имел бы пред тем, как если бы я и грешил?
(Иов 35:2,3)
Человек часто задает себе вопрос: «Почему это со мной происходит? Я ведь не грешу». И Бог не обвиняет его, как не обвинял и Иова. Бог не нашел причин для обвинений Иова.
Но смотрите, что отвечает Елиуй.
Я отвечу тебе и твоим друзьям с тобою:
взгляни на небо и смотри; воззри на облака, они выше тебя.
Если ты грешишь, что делаешь ты Ему? и если преступления твои умножаются, что причиняешь ты Ему?
(Иов 35:4-6)
Смотрите, Елиуй указывает Иову на другую праведность. Что ты делаешь Богу, если ты грешишь. Просто поступаешь по поговорке: «Назло маме отморожу уши». Но уши отмораживает не Бог, а ты сам, и ты отмораживаешь уши не Богу, а себе.
Если ты праведен, что даешь Ему? или что получает Он от руки твоей?
(Иов 35:7)
Что ты дашь своей праведностью Богу, Который и так есть все во всем. Что Он получит от тебя. Ты можешь дать Ему спасение? Оно ему не нужно. Он не согрешил. Ты можешь дать Ему свою святость. Она у Него и так есть. Ты можешь дать Ему силу? Его сила неизмеримо больше твоей. Что ты можешь дать Богу своими человеческими усилиями, человек? Не Он ли дает тебе все?
Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?
(1-е Коринфянам 4:7)
Следим дальше за речью Елиуя.
Нечестие твое относится к человеку, как ты, и праведность твоя к сыну человеческому.
(Иов 35:8)
Нечестие и праведность не относится к Богу. Все, что ты делаешь, относится к человеку, т.е. к тебе самому. Твоя праведность – это то, что видят люди, чем они восхищаются или что они ненавидят. Но что из всего этого ты можешь дать Богу? Ничего. Праведен ты, или свят, или отступник – что ты делаешь Богу? Ничего. Спасение надо не Богу, а тебе самому. Это не относится к Богу. Искупление в другом.
Именно поэтому Бог делает с тобой то, чего ты не понимаешь. Он хочет тебе нечто показать. Ты смотришь на земное, но Он желает обратить твой взор на нечто другое. Он хочет показать тебе твоего Ангела. Искупившего тебя, Того Ангела-Наставника, Одного из тысячи.
Если есть у него Ангел-наставник, один из тысячи, чтобы показать человеку прямой [путь] его, -
[Бог] умилосердится над ним и скажет: освободи его от могилы; Я нашел умилостивление.
(Иов 33:23,24)
Если Он есть у тебя, если у тебя есть Родственник-Искупитель, Он тебе покажет искупление и выведет тебя. И тогда тощее твое сделается тучным.
Тогда тело его сделается свежее, нежели в молодости; он возвратится к дням юности своей.
Будет молиться Богу, и Он – милостив к нему; с радостью взирает на лице его и возвращает человеку праведность его.
(Иов 33:25,26)
Тогда сатана уже больше не будет иметь над тобой власти, потому что между ним и тобой будет стоять Искупитель, Которого сатана не сможет пройти.
Речь Елиуя – это тоже очень горько, это тоже обвинение. Но только взгляните, к чему призывает Елиуй, на что он обращает взор Иова. Он призывает отвернуть взгляд Иова от себя и посмотреть на небо, посмотреть на звезды, взглянуть на облака, взглянуть на природу, чтобы увидеть величие Божье.
Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им.
Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны.
(К Римлянам 1:19,20)
Все это Бог делает, чтобы отвести их от беззакония.
Если же они окованы цепями и содержатся в узах бедствия,
то Он указывает им на дела их и на беззакония их, потому что умножились,
и открывает их ухо для вразумления и говорит им, чтоб они отстали от нечестия.
(Иов 36:8-10)
Для чего это происходит с человеком? Бог хочет открыть человеку ухо, чтобы пришла вера.
Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия.
(К Римлянам 10:17)
Разве не о том, чтобы отстали от нечестия, говорит Петр в День Пятидесятницы?
И другими многими словами он свидетельствовал и увещевал, говоря: спасайтесь от рода сего развращенного.
(Деяния 2:40)
Иисус не обвинял Петра, когда тот трижды отрекся от Него. Он знал, как тому было тяжело. Во взгляде Иисуса не было обвинения, иначе бы Петр не заплакал горько.
Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.
И, выйдя вон, горько заплакал.
(От Луки 22:61,62)
Во взгляде Иисуса не было обвинения. В нем было участие и сострадание. Иисус шел на смерть, чтобы искупить Петра. Он был его Родственником-Искупителем. Он проживал жизнью Петра. Он шел претерпеть то, что должен был претерпеть Петр.
Бог хотел открыть ухо Иову, Он хотел открыть ему глаза, хотел дать ему глазную мазь. Он остановил Иова в его собственной праведности, позволил сатане напасть на него, подверг его искушению, но Он не забыл его. Бог любил Иова, сострадал ему. Он запретил сатане трогать его душу. Он установил для сатаны пределы.
Как он пытался это сделать и достиг цели в Матфея, 27. Он достиг в этом цели. Но здесь есть то, что мне нравится: сатана может только… Его владычество простирается только до реки. «Река» означает «смерть, отделение». Это самый дальний предел, докуда может дойти владычество сатаны. Оно прекращается. Однако затем начинает Бог.
Какая прекрасная надежда сегодня вечером знать, что каждый человек, каждый из верующих, когда они стоят возле могилы, оплакивая своих детей, своих любимых, вера может встать прямо в среду этого и посмотреть за пределы тех теней вон туда, на Бога, воскрешающего из мертвых!
О-о, какую картину эта чудная Книга излагает нам здесь в притчах! Как тот Бог преподает нам чрез те вещи в прошлом, что Он собирался сделать, и подтвердил каждое слово из этого во Христе Иисусе, Господе нашем, совершенном Искупителе.
Как она доходит до реки: они взяли младенцев и бросили их в реку. И затем, обратите внимание, конец сатанинского владычества. Его владычество может простираться только до пределов реки, а затем его власть прекращается. То есть, у сатаны есть власть смерти, но благодарение живому Богу, у Которого есть власть воскресения за пределами теней смерти. Какая это изумительная вещь!
<…> И когда мы видим сатану во всей его порочности: заставлять юных леди, и мужчин, и стариков, и всех остальных отправляться отсюда на улицу, пить, ругаться, богохульствовать, вести себя так, как они ведут себя под сатанинским владычеством… Однако мы можем посмотреть за пределы этого глазами веры и можем видеть совершенный мир с совершенными людьми во время Миллениума, где не будет никакого ругательства, никакого богохульства, никакого пьянства, никакой смерти, никакого горя. Это все будет изглажено по причине Искупителя.
Итак, это ваша вера теперь входит под власть, следующую за сатанинской властью, а он заканчивает в реке. Благодарение Богу за это. Он… У Бога есть власть за пределами всего, чего когда-либо может коснуться любая ошибка смерти. Бог – это воскресение. Там…
<…> Прочь от сатаны и его мрака и вознеситесь ввысь верою в Господа Иисуса Христа, верою Всемогущего Бога. Вера может встать на святое место на Скале Веков и пробиться острым взглядом через штормовые тучи, когда сами воды смерти и разочарования пытаются смыть из под этого основание. Она может встать там, и взглянуть за пределы небес, и сказать: «Бог прав», и верить совету мудрого и живого Бога. Аминь.
(«Сила дьявола», перевод Гродно)
Бог всегда устанавливает для сатаны пределы. Он останавливает его на самом краю, не дает человеку испытания сверх сил, но дает ему облегчение, чтобы мы могли перенести. Он дал облегчение Иову, когда его «друзья» довели его до такого состояния, что ему уже вообще было невмоготу. Он смог при всех обвинения получить облегчение в виде Искупителя и заявить своим обвинителям, что они неправы.
И настоящее утешение покажет человеку, что его обстоятельства способствуют тому, чтобы он остался жив. Это для его пользы.
Притом знаем, что любящим Бога, призванным по [Его] изволению, все содействует ко благу.
(К Римлянам 8:28)
Бог хочет, чтобы ты жил. Ты желаешь праведности, желаешь поговорить с Богом, желаешь оправдаться перед Ним. И дело не в том, что у тебя нет права это сделать. Но Бог желает тебе показать, что в действительности твое оправдание заключается в другом.
На что нам указало Послание? Что оно нам показало? Почему именно оно является Возвещением или Возгласом, а не что-то другое? Оно показало нам, в чем заключено искупление, почему мы не грешим, что такое «рожденный от Бога не грешит». Нет желания греха. Рожденный от Бога есть дух (От Иоанна 3:6). Дух не грешит.
Почему с одними людьми Бог идет, а с другими не идет, хотя они внешне делают одно и то же? Внешне для людей и одни праведники, и другие праведники. Почему одни падают и встают, а другие падают – и не встают? Что, они это заслужили? Нет, это происходит по милости, по благодати.
Любящий Отец пришел к Иову, отругал его, сказал ему: «Я не оправдываюсь перед тобой. Ты просто маленький, Иов. Ты не можешь сделать то, что делаю Я».
Именно это было надо Иову. Именно это удовлетворит любого праведника по вере. Иов сразу же стал прахом и пеплом в Присутствии Божьем. И Бог взял Иова в любящие руки – и сатана больше не имел над Иовом никакой власти. Он ничего больше не смог Иову сделать, потому что Бог и Иов были вместе. Сатана знал, что если он еще раз тронет Иова, ему мало не покажется.
В эпоху отступлений, когда перед тобой стоит этот брат или эта сестра, бедные маленькие дети, не понимающие, за что им это все, в самой глубине их зарождается нечто, что дает им надежду на то, что все будет хорошо.
Ужас смерти пугал Иова. Даже Иисус в Гефсимании, будучи Богом во плоти, молил, чтобы чаша сия прошла мимо Него. Смерть так страшна, что Сам Бог молил, чтобы это Его миновало, если возможно.
И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты.
(От Матфея 26:39)
И в самый тяжелый момент, когда для Иова все было потеряно, пришло облегчение. Тот же самый Ангел, который укреплял Иисуса в Гефсимании, пришел к Иову, и Иов воскликнул:
А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию,
и я во плоти моей узрю Бога.
Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
(Иов 19:25-27)
Он увидел Иисуса, Которого били по щекам, и это было так, как будто это была жизнь самого Иова.
С правого боку встает это исчадие, сбивает меня с ног, направляет гибельные свои пути ко мне.
(Иов 30:12)
Иисус жил жизнью Иова, Он брал на Себя все, что должен был претерпеть Иов.
Иов видел, как Иисус кричал: «Отче, почему Ты оставил Меня». Он видел Иисуса, Который прожил жизнь отступника, хотя Сам не был отступником, не согрешил. Но Иисус прочувствовал то, что чувствуешь ты в своем отступлении, и Он не обвиняет тебя.
Теперь не видно яркого света в облаках, но пронесется ветер и расчистит их.
(Иов 37:21)
Был день облачный и мрачный на земле, как и в твоей жизни могут быть облачные и мрачные дни. Но пронесется несущийся сильный ветер, как в День Пятидесятницы, и расчистит облака, и в «вечернее время явится Свет». Это свет, Свет для вас, Свет для меня. Он будет в нашей жизни, и мы поймем, если прислушаемся и обратимся.
Светлая погода приходит от севера, и окрест Бога страшное великолепие.
(Иов 37:22)
«Светлая погода» или «золото» приходит именно от севера, а север – это сторона дана в Израильском стане, сторона Орла.
…стала царица одесную Тебя в Офирском золоте.
(Псалтирь 44:10)
Библейский Офир – это не африканское побережье, а Америка, потому что финикийцы ходили в древности в Америку. Колумб, когда понял, что это не Индия, говорил, что он открыл землю Офир. Золото или светлая погода должно было прийти именно с американского континента, именно оттуда должно было прийти Послание. Именно поэтому, показывая брату Бранхаму Пищу, Господь показывал ему Клондайк.
А то местечко, в которое мы уехали, это местечко называется Клондайк, за километров шестьдесят от любой цивилизации, один магазинчик для скотоводов и так далее. Было похоже, будто это в Клондайке, а это оказалась наша скиния. И я стоял прямо здесь, и я укладывал огромные бочки такой хорошей еды, какой я еще не видывал: редиска выглядела метровой, и репы, зелень, картошка и все остальное.
(«Мудрость против веры», Вильнюсское издание)
У тебя должна начаться золотая лихорадка, если у тебя есть хотя бы капля ума. Вся Библия пророчествует об этом.
Совершаешь ты праведные поступки или неправедные поступки… У Раав были неправедные поступки, но у нее была червленая нить. У Иова были праведные поступки, но у него тоже была своя червленая нить, свой Знак, говорящий о Крови Искупителя, дающей право первородства. Не потому, что он был праведным, а потому, что у него был Искупитель.
Иов понял, что эта земля – не место для торжества вселенской справедливости. Она должна быть уничтожена.
Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят.
(2-е Петра 3:10)
Иов понял, почему праведники умирают, почему отклонен бывает злодей. Он увидел, что искупление заключается не в поступках человека, но в благодати Божьей.
Бог добр к неблагодарным и злым и посылает дождь на праведных и неправедных, поэтому отклонен бывает злодей. Он забирает Своих детей из этого чумного барака, поэтому праведники, которые погибли нелепо на земле, не погибли в очах Божьих, а просто были забраны от зла.
Праведник умирает, и никто не принимает этого к сердцу; и мужи благочестивые восхищаются [от земли], и никто не помыслит, что праведник восхищается от зла.
(Исаия 57:1)
Бог просто убаюкивает праведников на своих руках и забирает их, и это совсем не наказание. Даже под кровью тельцов и козлов между праведниками и нечестивыми было положено разделение.
и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят.
(От Луки 16:26)
Богач в аду не мог прийти к Аврааму и успокоиться на его лоне, как успокоился Лазарь. Дьявол ничего не мог сделать с праведниками Ветхого Завета после их смерти. Он держал их в аду, но он не мог к ним подойти. Даже там, в аду, они были свободны от него, ожидая, пока придет Иисус и заберет их. Они были свободны от самих себя, они были свободны от той натуры, которую на них нацепил дьявол. Они просто ждали, как мы сейчас ждем Восхищения. Они ждали Того, Кто придет, Кто проживет жизнью Иова и жизнью всякого верующего в Него человека. Среди этих ожидающих был и Иов со всеми своими детьми, как погибшими до его страданий, так и с родившимися после. С ним также была и его жена, которая призывала его похулить Бога и умереть. Она спаслась вопреки своей неправедности, именно потому, что был Родственник-Искупитель, Который любил ее. Он знал, что она отступила от Него, но у жены Иова тоже был Родственник. Там, после смерти, между ними уже не было различия. У Иова и его жены было различие во время земной жизни, но после смерти всякое различие между ними исчезло.
И Тот, Который так боялся смерти и страданий в Гефсимании, пришел и забрал Иова и его жену, невзирая на их земное поведение.
В дни Иова Он еще не стал Анцем, но после Его смерти и воскресения Стефан, побиваемый камнями, почил на груди Агнца. Смерть ему уже не была страшна, потому что Агнец победил смерть. И Павел смог поэтому сказать:
Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?
(1-е Коринфянам 15:55)
Именно этого Агнец собирался достичь. Именно об этом Он сказал устами Осии.
От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Раскаяния в том не будет у Меня.
(Осия 13:14)
Агнец не собирался раскаиваться в этом. Это ыло окончательное и бесповоротное решение.
Именно поэтому христиане восклицали в римских цирках. Именно поэтому верующие, умирая, переходят в лучший мир с улыбкой на лице.
Тот в Гефсимании, на Которого указывал Иову Елиуй, победил и искупил их от смерти и власти ада. Пусть в его речи мы и не видим этого так явно, но между строчек читается явный призыв: «Вот чем ты оправдываешься, Иов. Ты уже это видел. Ты уже видел, что твой Искупитель жив. Он открыл тебе ухо, Он просветил очи твоего сердца. Что тебе еще больше надо? Для чего ты дальше продолжаешь легкомысленно открывать свои уста и безрассудно расточать слова?»
Переведем все это на наши с вами рельсы. Неужели вы думаете, что Бог, Который привел вас к крещению, Бог, Который убрал ваши дурные привычки, не уберет и все остальное? Может быть, дело в том, что вам в своей гордыне хочется быть апостолом Павлом, кичась своими немощами и при этом утверждая, что Бог оставил вас. Павел, у которого было намного больше прав роптать на Бога, этого не делал. Он говорил:
Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен.
(2-е Коринфянам 12:10)
Павел делал это потому, что у него было подлинное откровение. Когда вам Господь даст откровение, хотя бы отдаленно напоминающее откровение Павла, вы будете делать то же самое. Павел радовался, нечто внутреннее наполнило его.
Когда Бог дал откровение брату Бранхаму, Он сказал, что напряженность, которой он так страшился, больше не будет его беспокоить.
Говоря о напряженности: я сегодня утром молился об этом. А что бы вы делали, если бы не было напряженности? Подумайте об этом. Напряженное состояние — это часть жизни. Когда я так подумал, меня это, как бы, ободрило. Если бы не было никаких трений, мы были бы как тряпочные куклы: не было бы никаких чувств. Тогда не с чем было бы бороться. Как муж и жена, если, допустим, она хочет что-то сделать, и они стараются трудиться вместе (особенно христиане), а другой хочет… И потом, когда приходите к одному… и узнаешь, что сделала она: она узнает… Понимаете, напряженность, трения съединяют теснее и теснее. И кто-нибудь скажет тебе, что: «Ну, — сказали, — только подумай о бедной женушке, которой пришлось так трудно, когда ты был не в лучшем состоянии, или мужу пришлось трудно, когда ты была не очень. Потом, когда все прощено, посмотри, как чувствуешь себя после всего этого. О-о, просто… Видите, должна быть напряженность. И все.
И только подумайте о чувствах, что, если бы не было никаких чувств, никакой боли или еще чего-нибудь? Что, если бы вообще не было боли? То вообще не было бы чувств. Понимаете? А если бы не было чувства, тогда вы лишились бы одного из своих чувств. Понимаете? Так что. видите, все так как нужно. Так что: «Боже, дай нам благодать выстоять это”, вот что нужно. Только бы стоять с этой благодатью, стоять и сказать: “Мы знаем: когда закончится эта жизнь, на той стороне все предки, куда и мы хотим попасть”. И теперь, мы—мы помним, что все это, именно напряженное состояние…
Некоторые пытаются преподносить христианство, что никакого беспокойства. Ты… Нет, это не так. “Никакой напряженности”. О-о, нет! Когда становишься христианином, тебе еще больше напряженности добавляется, потому что раньше ты был шалопаем, не задумывался, что бы там ни случилось, не заботился о своих поступках. Но когда стал настоящим христианином, каждую секунду задумываешься: “Угодно ли Господу? Хотел бы услышать от Него…” Это приводит тебя в напряжение, заставляет быть начеку. Вот почему вы такие, как вы есть. Так что, напряженность, в конце концов — это благословение. Просто, смотря как на это посмотришь: как на это посмотришь. Понимаете? Просто, если посмотришь на другую сторону, там—там… Неважно, как бы тонко не резал, все равно есть две стороны. Понимаете? Так что надо видеть обе стороны.
Итак, напряженность… Я подумал: “О-о, это же… Что за напряжение? Вот. если бы родился я без этой напряженности… Да, но если бы у меня не было этой напряженности, я бы не был тем, кто я есть. Вероятно, я бы не был христианином. Эта напряженность и привела меня к Иисуса Христу. Понимаете? Так что, это для меня было благословением.
И потом, как Павел сказал, как будто, когда у него была напряженность или что-то еще, он советовался с Господом, три раза, чтобы забрал это от него. Господь сказал: “Савл… Мой… Павел, довольно с тебя благодати Моей”.
Он сказал: “Тогда буду хвалиться своими немощами. Тогда, когда я слаб — я силен”. Видите? Если только это по воле Божьей — все в порядке.
Так вот, однажды я советовался с Ним, когда это так сильно беспокоило меня, что я испугался. И Он сказал мне, восемь или десять лет назад: Он сказал: “Это больше никогда не будет тебя пугать”. И больше никогда не пугало. Нет, сэр. Не—не волнуйтесь насчет этого. Я просто чувствую это, но я знаю, что все так и есть; но я двигаюсь дальше, как ни в чем ни бывало, потому что это меня больше не пугает, так благодарен за это. Так вот. Он мог бы сказать: “Этого больше не будет”, точно так же, как Он сказал: “Больше никогда не будет пугать”.
Так что это случается по воли Его, так что я просто принимаю это и говорю: “Благодарю Тебя, Господь; я пойду этим путем”.
(«Знамение времени объединения», Рижское издание)
Если Бог Сам тебе не сказал то, что Павлу и Бранхаму, если ты не испытал эту радость, которую испытали они, то будь уверен и верь тому, что твоя проказа, от которой ты вопиешь, обязательно уйдет. Бог только ждет действия твоей веры.
То, что с тобой происходит, – это не потому, что тебе, как Павлу, уже довольно благодати, а потому, что ты пока еще не познал в достаточной мере благодать для себя. Ты еще не познал достаточность благодати в спасении. Ты еще не познал достаточность благодати в исцелении. Ты еще не познал достаточность радости спасения. Когда ты это познаешь, только тогда можно будет говорить о том, что довольно для тебя благодати, говорить о мере твоей благодати. Сначала познай благодать, а потом подражай Павлу. Пока ты ее не познал, для тебя благодати по-прежнему не довольно. Как ее может быть довольно, если ты не успокоился от дел своих? Как ее для тебя может быть довольно, если ты все еще не видишь, что твой Искупитель жив? Ведь Он жив для тебя сегодня.
Иов не надеялся, не предполагал. Он твердо знал, что его Искупитель жив. Он твердо знал, что увидит Искупителя во плоти, что в последние дни Искупитель восставит его распадающуюся плоть. Это было точно такое же откровение, как то, которое получил Енох прежде своего переселения.
Верою Енох переселен был так, что не видел смерти; и не стало его, потому что Бог переселил его. Ибо прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу.
А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает.
(К Евреям 11:5,6)
Как мы можем называть себя Невестой и надеяться на Восхищение, если у нас нет подобного откровения? Бог не меняет Своих путей. Его первое решение совершенно. Каждый из восхищенных должен твердо знать, что угодил Богу. А ты это знаешь?
Для чего с тобой происходит все то, от чего ты взываешь, кричишь и вопиешь? Именно для этого. Ты должен увидеть Искупителя, должен увидеть Бога, должен получить свидетельство, что угодил Богу. Ты должен увидеть следующую за тобой Скалу. Именно поэтому ты и должен копать и углубиться, пока не докопаешься до прочного основания, на которое сможешь встать. Ты должен лично увидеть Бога, пришедшего к тебе по благодати. Ты должен увидеть, что тебе невозможно отпасть, что 6-я глава Послания к Евреям написана не для тебя, а для пограничного верующего, как учил брат Бранхам. Ты должен знать, что перешел границу возможного отпадения.
Например, как это, то же самое в Послании Евреям 6. Видите? Люди настолько неправильно истолковывают то место Писания, они думают, это “невозможно”. Он сказал: “Ибо невозможно однажды просвещенных и соделавшихся причастниками Святого Духа, если они отпадут”. Видите, они просто не получают Его. Он говорит: “Ибо невозможно однажды просвещенных и причастников Святого Духа, видя, что они отпали, опять обновлять их к покаянию, видя, как они снова распинают для себя Сына Божьего и выставляют Его на открытое постыжение: не почитая Кровь завета распятия Его за святыню, предают поруганию дела благодати”.
Что ж, для меня это откровение. Ясное дело. Это точно как Деяния 2:38, и Деяния… и Матфея 28:19. Тебе надо просто ухватить Это, видишь.
Теперь смотрите, вот это, та же самая вещь. Ну, теперь, он обращается к Евреям. Видите? Теперь читайте дальше в этой главе, продолжает это дальше и говорит: “Страшно впасть в—впасть в руки Бога живого”. Теперь, здесь человек, подобный тому пограничному верующему.
<…> “Теперь, какого рода церкви я проповедовал бы, если бы я вот так учил о Святом Духе и обо всем остальном? Куда там, у меня были бы пустые стулья. Мои методисты ушли бы, мои баптисты, мои пресвитериане”. Пусть они уходят. Они от начала были козлами! Тебе нужны овцы, понимаешь. Видите? Вы не пасете козлов. Пасите овец! Что толку пасти козлов, когда…?… есть овцы, которых надо пасти.
(«Вопросы и ответы», 12 января 1961 года)
Это подобно тому, как брат Бранхам говорил о Сауле и о докторе Рэмси. Ты получил залог, и тебе уже отпасть невозможно. Тебе вообще нет нужды обновлять себя покаянием, потому что твое покаяние принято раз и навсегда. Сам Искупитель обитает в тебе и говорит тебе, что тебе невозможно отпасть. Он успокоит тебя. Он утешит тебя.
Он пришел в мир не для того, чтобы вызывать к Себе жалость. Он страдал в Гефсимании и на Голгофе не для того, чтобы вызывать к Себе жалость. Он делал это для того, чтобы прожить твою жизнь, познать, как твой Родственник, как тебе плохо и какой ужасный конец тебя ожидает, и искупить тебя. Он хочет тебе помочь сейчас.
Не прибавляй ко греху отступление, не прибавляй к безрассудству нечестие. Может быть, состояние вашей жизни сегодня, братья и сестры, таково, что вы делаете и произносите то, что свойственно людям беззаконным. Бог испытывает вас и останавливает именно для того, чтобы вы не прибавили к безрассудству нечестие и наговорили бы еще больше против Бога. Он желает открыть вам ухо.
Бог может прийти к вам наяву, во сне, через дар или через Слово. Не имеет значения, в какой форме Он приходит. В случае с Иовом Бог отверг так любимое в Послании «веяние тихого ветра» и открылся Иову в буре. «Веяние тихого ветра» досталось Елифазу Феманитянину и не принесло ему никакой пользы. Главное, чтобы Бог к тебе пришел и принял тебя. Если Он приходит в буре, чтобы тебя отругать, то это прежде всего означает, что Он принял твою веру, и только потом все остальное. Перестаньте думать о зерном и помыслите о горнем. Если Бог отвечает тебе, то это значит, что Он принял твою веру. Какая разница, что ты делаешь. Это относится не к Богу, а к тебе, как к человеку.
Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу.
А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность.
(К Римлянам 4:4,5)
Все твои поступки, то, что ты отступил, упал, подвел, относится к человеку. Это то, что видят люди, чем ты оправдываешься перед людьми. Богу это не надо. Богу надо знать, кто ты внутри, каков ты по своей сути. Он желает знать, что ты будешь делать, оказавшись на краю храма, кто в тебе побеждает: Бог или дьявол, в эпоху твоих терзаний.
Когда ты увидишь такого Бога, Который всегда рядом с тобой, Который открывается в Седьмом Периоде как Верный, тогда ты получишь освобождение. Вот что ты должен увидеть.
Ты хочешь увидеть освобождение? Обрати взгляд на Того, Кто не бросает тебя в трудную минуту, даже когда ты этого не понимаешь. Даже когда ты не можешь постичь своего освобождения, Он тебя все равно не бросает. Посмотри на Него в минуту своих самых тяжких испытаний – и ты увидишь Бога, Который не бросает тебя, Который прожил твоей жизнью, Который тебе сострадает. Увидь такого Бога – и ты увидишь Бога, Который воскрес, потому что это одно и то же. Он не смог бы тебе помочь, если бы не победил.
У Иова не было грехов, но у него была проказа. А исцеление – это точно такая же часть спасения, как избавление от грехов или от вредных привычек. Спасение от пьянства или от курения – это точно такое же спасение, как исцеление от проказы или от рака. Это те же самые бесы, только паразитирующие в другой сфере: не в духе, а в теле. Какая, по сути, разница между Иовом и отступником? Никакой. Разница только в локализации сатаны, в месте, где сатана имеет власть над человеком, но не в том, что сатану из человека удалит. Нет различия между больным раком и одержимым, поэтому Иисус одновременно освобождал и тех, и других. Это одна и та же порочная жизнь, только локализованная в разных местах. Не ищите разницы, забудьте об этом.
Почему-то мы можем сострадать больному раком, но не можем сострадать одержимому или брату, который находится в отступлении. А ведь это точно такой же человек, который точно таким же образом верит Богу и нуждается в избавлении. Он точно таким же образом хочет увидеть Бога, хочет получить откровение. Может, у него еще нет подлинного откровения, но он хочет его иметь.
Бесы до сих пор веруют и трепещут. Они точно знают, в ком есть Бог, и просят пощады. Дьявол до сих пор просит пощады, когда любовь Того, Кому так было тяжело на Голгофе, находится в человеке. Без подлинного Христа внутри, Который и есть любовь, мы никогда и никому не поможем, сколько бы мы ни призывали к любви и какими бы правильными фразами и цитатами не прикрывались. Неважно, что говорят люди. Бесам ничего не надо объяснять. Они точно знают, что Бог един, и точно знают, в ком этот единый Бог находится в форме Духа Святого.
Ужасно быть навеки потерянным. То, что мы проходим, братья, выбирая этот путь следования за Христом, не так ужасно навсегда быть отделенным от Бога. Тот, кто хотя бы однажды был отступником и потерянным, это поймет.
Зачастую нужно быть самой потерянной блудницей, чтобы полюбить Иисуса пуще всей жизни и отдать все, чтобы омыть Ему ноги и чтобы Он благоухал среди этого строптивого и развращенного рода. «Чистые» фарисеи этого не поймут, потому что им мало прощено.
А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит.
(От Луки 7:47)
Она знала, что такое – быть потерянной. У ее не было надежды в религиозном мире. У женщины, которую взяли в прелюбодеянии, тоже не было надежды. У самарянской блудницы также не было надежды. Именно поэтому они могли быть благодарными Иисусу и заслужили того, чтобы стать частью Слова, частью Евангелия.
У Петра после отречения также не было надежды. Но Иисус даровал ее ему, трижды (ровно по числу отречений) заставив Петра исповедовать свою любовь к Иисусу. Без этих отречений и горького плача он не смог бы встать в День Пятидесятницы и открыть Дверь ключом из Деяний 2:38. Ему нужна была великая Любовь, весь Агнец, Который вошел в него во всей его безнадеге, Который сострадал Петру и его искупил.
И в День Пятидесятницы перед всем Иерусалимом стоял не «праведный» помазанный служитель, а отступник Петр. Именно безнадежному отступнику Петру Господь доверил День Пятидесятницы. Он не доверил это таким праведникам, как Иов, Ной, Енох, Даниил. Он доверил ключи именно отступнику Петру.
Павлу нужно было дойти до такого состояния, чтобы стать не имеющим надежды гонителем Церкви, чтобы потом стать благодарным Иисусу и всю свою жизнь положить для проповеди того Евангелия, которым живем все мы. У него не было надежды. Три дня он провел в таком состоянии после встречи с Иисусом на дороге в Дамаск. Но Иисус привел к нему Ананию, который сказал:
Брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на пути, которым ты шел, послал меня, чтобы ты прозрел и исполнился Святаго Духа.
(Деяния 9:17)
Какая разница, безнадега у тебя в теле или в духе. У тебя все равно есть Искупитель, о котором сказано:
Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои;
избавляет от могилы жизнь твою, венчает тебя милостью и щедротами;
насыщает благами желание твое: обновляется, подобно орлу, юность твоя.
(Псалтирь 102:3-5)
Вот ваше оправдание: Искупитель. Делаешь ты или не делаешь, твое оправдание – это только Искупитель. Что бы с тобой ни произошло, согрешил ты или нет, упал ты или не упал, заболел или здоров, удачи у тебя или неудачи – единственное твое оправдание, благодаря которому ты сможешь устоять в Присутствии Божьем, – это наличие у тебя Искупителя, Который искупил тебя.
Мы живем для Искупителя. Мы просто, как та блудница, омываем слезами Ему ноги, отираем их волосами и делаем все для того, чтобы Он сиял и благоухал, в благодарность за наше искупление. Каждый из нас в жизни своей уже наделал все, подобное тому, что наделал блудница. Нам осталось только возлюбить Его и ноги Ему омыть.
Теперь, когда Иисуса вытолкали из всех церквей, в том числе и «в Послании», убрали со всех сайтов, Он опять находит самых потерянных, у которых по букве нет никакой надежды, и благоухает через них в упрек всем «чистым» фарисеям, которые считают, что, раз Христа проявляют «нечистые», то это точно не Он, ведь, если бы это был Христос, то Он точно бы знал, какие люди омывают Ему ноги.
Вот идет по Иерусалиму оплеванный человек, на лице грязь. Все любящие омовения фарисеи смотрят на него и шарахаются от него. Даже Сам Иисус плюнул ему в лицо. Но он идет к источнику Силоам, слепой, оплеванный, нечистый «по Посланию часа». Но Иисус знал, что было в этом слепом. Он знал, что, уже будучи исцеленным и зрячим, этот бывший слепой заставит Иисуса благоухать перед всеми фарисеями.
Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же.
Вот что нужно было знать Иову. Вот почему сатана больше не имел над Иовом власти. Вот почему ему было возвращено все и вдвое. Вот почему Невеста получит и получает двойную порцию Духа. Вот почему остаток Невесты уйдет живым в Восхищение. Это не потому, что мы все правильно делаем, не потому, что мы не отступаем. На примере Иоава и Иакова уже было доказано, что это не имеет никакого значения для спасения. Имеет значение только одно – у нас есть Искупитель, в Которого мы верим. И этого полностью достаточно.

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya