Вот моё желание, чтобы Вседержитель отвечал мне

И отвечал Софар Наамитянин и сказал:
размышления мои побуждают меня отвечать, и я поспешаю выразить их.
Упрёк, позорный для меня, выслушал я, и дух разумения моего ответит за меня.
Разве не знаешь ты, что от века, – с того времени, как поставлен человек на земле, –
веселье беззаконных кратковременно, и радость лицемера мгновенна?
Хотя бы возросло до небес величие его, и голова его касалась облаков, –
как помет его, на веки пропадает он; видевшие его скажут: где он?
Как сон, улетит, и не найдут его; и, как ночное видение, исчезнет.
Глаз, видевший его, больше не увидит его, и уже не усмотрит его место его.
Сыновья его будут заискивать у нищих, и руки его возвратят похищенное им.
Кости его наполнены грехами юности его, и с ним лягут они в прах.
Если сладко во рту его зло, и он таит его под языком своим,
бережёт и не бросает его, а держит его в устах своих,
то эта пища его в утробе его превратится в желчь аспидов внутри его.
Имение, которое он глотал, изблюёт: Бог исторгнет его из чрева его.
Змеиный яд он сосёт; умертвит его язык ехидны.
Не видать ему ручьёв, рек, текущих мёдом и молоком!
Нажитое трудом возвратит, не проглотит; по мере имения его будет и расплата его, а он не порадуется.
Ибо он угнетал, отсылал бедных; захватывал дома, которых не строил;
не знал сытости во чреве своём и в жадности своей не щадил ничего.
Ничего не спаслось от обжорства его, зато не устоит счастье его.
В полноте изобилия будет тесно ему; всякая рука обиженного поднимется на него.
Когда будет чем наполнить утробу его, Он пошлёт на него ярость гнева Своего и одождит на него болезни в плоти его.
Убежит ли он от оружия железного, – пронзит его лук медный;
станет вынимать [стрелу], – и она выйдет из тела, выйдет, сверкая сквозь желчь его; ужасы смерти найдут на него!
Все мрачное сокрыто внутри его; будет пожирать его огонь, никем не раздуваемый; зло постигнет и оставшееся в шатре его.
Небо откроет беззаконие его, и земля восстанет против него.
Исчезнет стяжание дома его; все расплывётся в день гнева Его.
Вот удел человеку беззаконному от Бога и наследие, определённое ему Вседержителем!
(Иов 20:1-29)
И отвечал Иов и сказал:
выслушайте внимательно речь мою, и это будет мне утешением от вас.
Потерпите меня, и я буду говорить; а после того, как поговорю, насмехайся.
Разве к человеку речь моя? как же мне и не малодушествовать?
Посмотрите на меня и ужаснитесь, и положите перст на уста.
Лишь только я вспомню, – содрогаюсь, и трепет объемлет тело моё.
Почему беззаконные живут, достигают старости, да и силами крепки?
Дети их с ними перед лицом их, и внуки их перед глазами их.
Домы их безопасны от страха, и нет жезла Божия на них.
Вол их оплодотворяет и не извергает, корова их зачинает и не выкидывает.
Как стадо, выпускают они малюток своих, и дети их прыгают.
Восклицают под [голос] тимпана и цитры и веселятся при звуках свирели;
проводят дни свои в счастье и мгновенно нисходят в преисподнюю.
А между тем они говорят Богу: отойди от нас, не хотим мы знать путей Твоих!
Что Вседержитель, чтобы нам служить Ему? и что пользы прибегать к Нему?
Видишь, счастье их не от их рук. – Совет нечестивых будь далёк от меня!
Часто ли угасает светильник у беззаконных, и находит на них беда, и Он даёт им в удел страдания во гневе Своём?
Они должны быть, как соломинка пред ветром и как плева, уносимая вихрем.
[Скажешь]: Бог бережёт для детей его несчастье его. – Пусть воздаст Он ему самому, чтобы он это знал.
Пусть его глаза увидят несчастье его, и пусть он сам пьёт от гнева Вседержителева.
Ибо какая ему забота до дома своего после него, когда число месяцев его кончится?
Но Бога ли учить мудрости, когда Он судит и горних?
Один умирает в самой полноте сил своих, совершенно спокойный и мирный;
внутренности его полны жира, и кости его напоены мозгом.
А другой умирает с душою огорчённою, не вкусив добра.
И они вместе будут лежать во прахе, и червь покроет их.
Знаю я ваши мысли и ухищрения, какие вы против меня сплетаете.
Вы скажете: где дом князя, и где шатёр, в котором жили беззаконные?
Разве вы не спрашивали у путешественников и незнакомы с их наблюдениями,
что в день погибели пощажён бывает злодей, в день гнева отводится в сторону?
Кто представит ему пред лице путь его, и кто воздаст ему за то, что он делал?
Его провожают ко гробам и на его могиле ставят стражу.
Сладки для него глыбы долины, и за ним идёт толпа людей, а идущим перед ним нет числа.
Как же вы хотите утешать меня пустым? В ваших ответах остаётся [одна] ложь.
(Иов 21:1-34)
Следующее место находится в Книге Екклезиаста:
Всего насмотрелся я в суетные дни мои: праведник гибнет в праведности своей; нечестивый живёт долго в нечестии своём.
(Екклесиаст 7:15)
И третье место возьмём из Послания Иакова:
Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец [оного] от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен.
(Иакова 5:11)
Книга Иова была для меня с поры моего уверования самой непонятной книгой Библии. Хотя я читал множество истолкований и комментариев по этой Книге, она оставалась за завесой тайны. Я совершенно не знал, как к ней подступиться.
Хотя мы видим в ней, что Иов был непорочен, видим все его оправдания перед обвинителями, читаем о том, что он в чём-то был неправ, как его ругали друзья, а затем Елиуй и Господь, очень тяжело разобраться в том, почему Господь сказал друзьям Иова, что он был правее их, и они не говорили о Нём так верно, как Иов. Ты смотришь на речи обвинителей Иова и видишь, что они произносят вроде бы правильные слова, вроде бы у них правильные мысли, и они вроде бы свои правильные слова облекают в правильные фразы. И у любого человека, который приступает к чтению Книги Иова, возникает резонный вопрос: почему при всех правильных слова и правильных рассуждениях они неправы, а Иов, который постоянно жалуется и произносит внешне богохульные речи, прав? Люди, будучи не в силах разобраться во всём этом хитросплетении слов, откладывают Книгу Иова в сторону и никогда больше к ней не возвращаются (я имею в виду полемику Иова с друзьями), считая, что понять Книгу Иова – это космос, недоступный обычному верующему.
Помню, первое, что я понял из данной Книги, – это речь Елиуя. На некоторое его речь стала одним из самых моих любимых мест в Писании и превратилась как бы в мою настольную книгу. Через эту речь и через последовавший сразу же вслед за ней ответ Бога я мало-помалу начал понимать, в чём же в своих попытках оправдать себя был неправ Иов. Но при всём этом своём понимании его ошибок оставался невыясненный вопрос: почему, несмотря на все упрёки Елиуя и Бога, он не согрешил во всех своих речах?
Довольно удивительной для меня стала реакция на эту Книгу брата Бранхама, как бы снявшая пелену с моих глаз и раскрывшая мотивы, которыми руководствовался Иов в своих действиях, что было в его сердце, что он хотел видеть.
Так вот, Иов понимал, что это должно было произойти. И он знал, что Бог сказал ему об этом, что он «праведник». Но они сделали из него грешника, и вот он ждал тогда вдохновения. Сатана приводит всяких людей, и он подходит... его утешители так называемые, и обвиняют его, но это не сдвинуло его ничуть. Но когда Слово Божье стало для него подтверждённым... Он слышал о Боге слухом уха, но однажды, находясь на самой своей низшей стадии... И пока он там сидел, каждый обвинял его, даже его жена говорила ему, что он «ошибался», он соскрёбывал свои фурункулы. И Елиуй пришёл к нему и упрекал его за самоправедность, насчёт того, как тот осуждал Бога и так далее.
И тогда, как раз в то время, на него сошло вдохновение, как раз тогда начали сверкать молнии и начались громовые раскаты, вот когда на пророка сошло вдохновение и он встал, и он сказал: «Я знаю, Искупитель мой жив! И в последний день Он встанет на этой земле. Даже если подкожные черви уничтожат это тело, несмотря на это, я во плоти моей узрю Бога, я узрю Его сам».
Он видел... Он рассказывал о деревьях, о ботанической жизни, как она умирает и снова оживает; вода возвращает его к жизни снова, запах воды, лишь почует воду, результаты воды, льющейся на дерево или на что-нибудь, на семечко, попавшее в землю. Он сказал: «А человек лежит и испускает дух, приходят дети почтить его, а он об этом не знает. О, если бы Ты сокрыл меня в могиле» (Иов 14), — «пока пройдёт гнев Твой». Он сказал: «Когда же умрёт человек, то будет ли он опять жить? Во все дни определённого мне времени я ожидал бы, пока придёт моё изменение. Ты воззовёшь меня, и я отвечу. Ты положил мне предел, которого я не перейду», и так далее. Он знал все эти вещи. Он наблюдал за жизнью дерева, но что же происходит с человеком, когда он умирает? Он не воскресал к жизни. Итак, Бог показал ему этого Искупителя.
Он хотел увидеть, есть ли там кто-нибудь, кто мог бы походатайствовать за него. Он ходатайствовал за очень многих людей, но теперь, есть ли там кто-нибудь, кто походатайствует за него? Смог бы кто-нибудь положить свою руку на Иова, то есть на грешного человека и Святого Бога, чтобы соединить мостом путь? Мог бы он пойти в Его дом и постучаться в дверь? Открыл бы Он дверь и побеседовал бы с ним немного?
Но тогда когда вдохновение запало в его сердце, тогда он смог увидеть Бога. Сверкающая молния, громовой раскат. И когда это произошло, он встал на ноги и он сказал: «Я знаю, жив мой Искупитель! Мой Искупитель, и в последний день Он встанет на этой земле». Видите, он начал видеть Божью реакцию на его веру.
Теперь, нам интересно, могли бы и мы увидеть Бога. Есть ли способ, чтобы нам увидеть Его? Так вот, это было единственным путём, которым Бог мог проверить Иова. Он сказал: «Я слышал о Тебе слухом уха, но теперь я вижу Тебя. Теперь же мои глаза видят Тебя». Видение невидимого стало ясным. Он увидел, как закружилось облако, он услышал блистание молнии, то есть увидел это. И увидев громовой раскат, может быть, в ясный день, и он увидел, что Бог находился в том облаке и в той молнии. Он смог увидеть Бога своими естественными глазами. Видите, потому что невидимое стало видимым. Явное видение других было тогда подтверждённым, отчётливым для естественного глаза.
(«Я слышал, а теперь вижу», издание VGR)
Человек, который в своей жизни не прошёл через то, через что проходил Иов, Иова не сможет понять. Чтобы понять, что с ним творилось, что у него было внутри, нужно самому быть праведником, праведником не только по делам, но прежде всего по вере, нужно уповать на Бога, делать от чистого сердца все те вещи, которые совершал Иов, – а потом не получить ответа от Бога, несмотря на то что ты всё сделал по Слову.
Иов не лицемерил, когда говорил. Он даже не столько оправдывал себя более, нежели Бога, хотя именно за это воспылал на него гнев Елиуя. Иов просто хотел понять, почему так происходит.
Он был наблюдательным человеком, таким же наблюдательным, как Соломон. В Иове и в Соломоне жил один и тот же Дух. Иов наблюдал за всем, что делалось под солнцем. И когда ему было хорошо, он не придавал слишком уж большого значения тому, что видел, но это исподволь откладывалось в его памяти.
Иов наблюдал в жизни под солнцем некоторые непонятные вещи, которые невозможно было разложить по полочкам, и которые не укладывались в определённые схемы человеческих понятий о праведности и грехе, о благословениях и проклятиях. Почему бывает так, а не иначе? Почему, вроде бы по его понятиям о справедливости Божьей, праведники должны благоденствовать, а они, наоборот, гибнут? Почему нечестивые, которые должны искореняться, чтобы не осталось на земле ни одного нечестивого, процветают, укореняются, их потомство купается в благословениях, а не в проклятиях, их нечестие растёт и благословения к ним умножаются? Почему так бывает, что нечестивым весело, хорошо, они гуляют, пьют, веселятся, и беды обходят их стороной? Почему в день бедствия они  точно так же спасаются, как того заслуживают праведные, а праведные могут погибнуть совершенно нелепой смертью, как произошло с братом Бранхамом или как некоторое время назад погиб брат, с которым мы шли вместе в течение двадцати лет? Праведники гибнут совершенно случайно, нелепо, и это становится камнем преткновения для неутверждённых в вере людей, которые выстраивают в своём разуме схемы приемлемых для их понятий причинно-следственных связей Божьего поведения. Если что-нибудь не укладываются в их понятия, они действуют по принципу: «Непонятное, значит, плохое».
Так было всегда, на протяжении всей церковной истории. Сульпиций Север в письме к Евсевию рассказывает об одном из таких обвинителей:
Вчера, когда ко мне пришло великое множество монахов, среди нескончаемых разговоров речь зашла и о моей книжице, описавшей жизнь блаженного мужа и епископа Мартина. Она, как я слышал, многими читается с большим вниманием и удовольствием.
Между тем, сообщили мне, как некто, подвигнутый злым духом, сказал: почему же Мартин, который сам воскрешал мёртвых, изгоняя [однажды] из домов огонь, был опален жарким пламенем, а значит, подвергся страданию?
О, этот несчастный, кем бы он ни был! Мы узнаем в речи его вероломство иудеев и слова, которые они кричали распятому на кресте Господу: «Других спасал, а Себя Самого не может спасти».
Потому тот, кем бы он ни был, родившись в те времена мог бы сказать Господу те же слова, что равным образом хулят святого.
Что же [по-твоему получается], кто бы ты ни был, что Мартин потому не мог быть святым, что оказался опалённым огнём? О, блаженный и даже через эти поношения во всем подобный апостолам муж! Ведь так говорили язычники и о Павле, когда его укусила змея: «Верно этот человек убийца, когда его, спасшегося от моря, суд Божий не оставляет жить». А он, стряхнув змею в огонь, не претерпел никакого вреда. Спутники же его полагали, что после случившегося он вскоре умрёт, но когда увидели, что никакое зло не коснулось его, уверовали и сказали, что он Бог. Тем более их примером, презреннейший из смертных, ты должен сам изобличить своё нечестие, как если бы тобой двигал соблазн, поскольку то, что Мартина, как говорят, коснулся огонь и вскоре опалил ещё раз, ты [должен] отнести к его добродетели и заслугам, ибо, окружённый огнём, он не погиб.
Узнай же, несчастный, то, чего не знаешь, — великие знамения, [явленные] почти всеми святыми в минуты опасности, были [свидетельством] их добродетелей. Я, например, полагаю, что Пётр [только] благодаря вере смог пройти вопреки природе по морю и на зыбкой воде оставить телесный след. Но не менее [верил], как мне кажется, и пророк язычников, которого поглотило море и коего после трёх дней и стольких же ночей, извергнув из глубин, волна возвратила его обратно. И я не знаю [кто из них] больший: тот ли, кто жил в пучине или тот, кто прошёл над морской бездной.
Но ты, глупец, об этом, как я думаю, не читал или прочитанного не понял. Ибо не без Божественного внушения блаженный Евангелист пример подобного рода священными письменами передал именно для того, чтобы из них человеческий разум узнал о прискорбном случае на море и о змее. И как говорит Апостол, который наготой, голодом и опасностями от разбойников хвалится, все это святым мужам хотя и даётся для испытания, но через их претерпение и преодоление всегда проявляется выдающаяся добродетель справедливых и через все искушения терпящие и всегда непобедимые настолько полнее торжествуют, насколько тяжелее претерпевают.
Потому то, что относят к слабости Мартина, есть полнота его достоинства и славы, ибо, искушённый опаснейшим происшествием, он [все же] победил. Кроме того, мною опущено в этой книге то, что о его жизни мы уже писали. Нет ничего удивительного в том, что там я рассказываю не о всех собранных свидетельствах, ибо если бы я пожелал описать все, то получился бы огромный том. Ведь не настолько малым было сделанное им, чтобы все можно было бы объять.
Однако то, о чем было предпринято разыскание, я не могу скрывать, и обо всем происшедшем я расскажу, дабы не показалось, что мы случайно или преднамеренно опустили то, что можно было бы поставить в упрёк блаженному мужу.
Когда Мартин прибыл почти в середине зимы по ежегодному обычаю своему (ибо следовал правилу епископскому посещать приходы свои) в некий диоцез, клирики приготовили ему пристанище в секретарии церкви, [развели] большой огонь и даже грубый земляной пол тщательно утрамбовали, а ложе соорудили из большой охапки соломы. И вот, когда Мартин возлёг на ложе, то весьма разгневался он на непривычную мягкость постели, ибо привык он отдыхать на голой земле, укрываясь только власяницей.
Потому возмущённый Мартин, чуть не впав в грех, вообще разбросал подстилку [по комнате], а затем сжёг в печурке часть той соломы, которую он отверг. Сам, как то и было ему привычно после длительного и утомительного перехода, удовольствовался голой землёй. Примерно в середине ночи на плотно утрамбованном полу, о котором мы упомянули ранее, огонь охватил сухую солому.
Мартин, пробуждённый ото сна неожиданным происшествием, грозящей со всех сторон опасностью и, что более всего было важным, необычайным дьявольским ухищрением, медленнее, чем это было необходимо, прибёг к помощи молитвы. Ибо, стремясь вырваться наружу, в течение долгого времени он пытался [отпереть] засов, которым запиралась дверь, но тут почувствовал вокруг себя столь сильный жар, что даже одежду, в которую он был одет, охватил огонь.
Наконец, придя в себя и понимая, что не в бегстве, а в Боге его спасение, поспешно схватил он щит веры и молитвы и прямо посреди огня, полностью обратившись к Богу, простёрся [в молитве]. И вот, чудесным образом отдалив [от себя] огонь, невредимый посреди огня Мартин воззвал к Богу. Монахи же, которые были за дверью, [услышав] звук трещавшего и рвущегося наружу пламени, выломали запертую дверь, раскидали огонь и из середины его вынесли Мартина, когда уже казалось, что он весь испепелён продолжительным пожаром.
Кроме того – словам моим свидетель Бог – он сам мне рассказал и не без скорби сознался, что [узрел во всем] этом козни дьявола, ибо, пробудившись ото сна, он [сразу] не принял правильное решение, благодаря которому через веру и молитву отвратил опасность; столь же долго огонь бушевал вокруг него, сколько он, смятенный, был искушаем мыслью выбраться наружу через дверь.
Когда же в молитве он вновь поднял знамя креста и оружие и вступил в середину пламени, то почувствовал себя [как бы] увлажнённым, а жар – менее сильным. Из чего любой, кто прочитал это, может заключить, что хотя той опасностью Мартин и был искушён, но все же он её преодолел.
Дай только хулителям повод, они и руку по локоть откусят. Не напоминает ли это нам рассуждения хулителей служения брата Бранхама в наши дни? Как видите, это тот же самый дух сатаны, как и в дни Мартина.
Для взгляда обывателя брат Бранхам погиб абсурдно, в самый разгар своего служения, в тот момент, когда Господь вошёл с ним в вечный контакт. Для них как бы издевательством над пророком выглядит его сражение с болезнью желудка, о которой брат Бранхам рассказывал в проповеди «На крыльях белоснежного голубя», заявив, что Господь ему пообещал, что она его больше не побеспокоит. Прошёл почти месяц, и брат Бранхам, вместо того чтобы всем свидетельствовать об исцелении в течение последующих десяти лет, нелепо погибает.
Иов хотел знать, почему его всё это постигло. Это было не потому, что он не верил в Бога. Иов знал, что он сделал всё, что было в его силах. Когда он видел, что его дети идут не туда, он становился на колени, приносил жертву, исповедовал свои грехи и невольные грехи своих детей. Его сердце болело за них, и он делал всё, что только можно было сделать. Может быть, лучше послушать его, чтобы понять, что этот человек действительно не лицемерил. Обратимся без шор к последней речи Иова, когда его «друзья» уже не могли отвечать ему.
Не видел ли Он путей моих, и не считал ли всех моих шагов?
Если я ходил в суете, и если нога моя спешила на лукавство, –
пусть взвесят меня на весах правды, и Бог узнает мою непорочность.
Если стопы мои уклонялись от пути и сердце моё следовало за глазами моими, и если что-либо нечистое пристало к рукам моим,
то пусть я сею, а другой ест, и пусть отрасли мои искоренены будут.
Если сердце моё прельщалось женщиною и я строил ковы у дверей моего ближнего, –
пусть моя жена мелет на другого, и пусть другие издеваются над нею,
потому что это – преступление, это – беззаконие, подлежащее суду;
это – огонь, поядающий до истребления, который искоренил бы все добро моё.
Если я пренебрегал правами слуги и служанки моей, когда они имели спор со мною,
то что стал бы я делать, когда бы Бог восстал? И когда бы Он взглянул на меня, что мог бы я отвечать Ему?
Не Он ли, Который создал меня во чреве, создал и его и равно образовал нас в утробе?
Отказывал ли я нуждающимся в их просьбе и томил ли глаза вдовы?
Один ли я съедал кусок мой, и не ел ли от него и сирота?
Ибо с детства он рос со мною, как с отцом, и от чрева матери моей я руководил [вдову].
Если я видел кого погибавшим без одежды и бедного без покрова, –
не благословляли ли меня чресла его, и не был ли он согрет шерстью овец моих?
Если я поднимал руку мою на сироту, когда видел помощь себе у ворот,
то пусть плечо моё отпадёт от спины, и рука моя пусть отломится от локтя,
ибо страшно для меня наказание от Бога: пред величием Его не устоял бы я.
Полагал ли я в золоте опору мою и говорил ли сокровищу: ты – надежда моя?
Радовался ли я, что богатство моё было велико, и что рука моя приобрела много?
Смотря на солнце, как оно сияет, и на луну, как она величественно шествует,
прельстился ли я в тайне сердца моего, и целовали ли уста мои руку мою?
Это также было бы преступление, подлежащее суду, потому что я отрёкся бы [тогда] от Бога Всевышнего.
Радовался ли я погибели врага моего и торжествовал ли, когда несчастье постигало его?
Не позволял я устам моим грешить проклятием души его.
Не говорили ли люди шатра моего: о, если бы мы от мяс его не насытились?
Странник не ночевал на улице; двери мои я отворял прохожему.
Если бы я скрывал проступки мои, как человек, утаивая в груди моей пороки мои,
то я боялся бы большого общества, и презрение одноплеменников страшило бы меня, и я молчал бы и не выходил бы за двери.
(Иов 31:4-34)
Это речь не человека, который лицемерил. Иов знал, что Бог может подтвердить каждое сказанное им слово. Это речь человека, который не понимает поведения Божьего. Что-то Иов не понимал. Он не понимал, почему это с ним происходит, почему он всё делает от чистого сердца, а ему нет искупления. Почему Бог его не слышит. Почему эти бедствия и несчастья постигли его? Что происходит? Всё, что можно было сделать, он сделал. Он знал, что был прав. Он не понимал, почему Бог ему не отвечает. Он знал, что исполнил всё известное ему Слово.
В начале своих оправданий он даже не знал, кто ему поможет, кто его искупит. Он знал, куда уходит жизнь деревьев и откуда она возвращается, но не знал, кто искупит человека, пока его вера не стала пробиваться в высоты Божьи, и он не увидел, что его Искупитель жив.
Если бы это видели его друзья. Если бы его друзья увидели 19-ю главу Книги Иова, которая предшествовала очередной речи Софара Наамитянина, которую я привёл в самом начале.
А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию,
и я во плоти моей узрю Бога.
Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
(Иов 19:25-27)
Если бы он только видел, что Иов уже получил откровение об Искупителе! Иов знал, что однажды для него настанет искупление, что он не потерян для Бога. Его друзья должны были это знать, они должны были бы это увидеть, если бы они были духовными людьми. Но они напрочь игнорировали благодать в искуплении и прибегали к форме.
Среди них был один, Елифаз Феманитянин, который и после той речи Иова, которую я привёл в начале своего сообщения, попытался ему ответить. Этот человек был харизматически одарённым. Однажды (я говорил об этом в предыдущем сообщении) он увидел Бога лицом к лицу и разговаривал с Ним. Поэтому в конце Книги Иова именно к Елифазу Феманитянину обращается Господь. Он не обратился ни к Софару Наамитянину, ни к Вилдаду Савхеянину. Бог обратился к Елифазу, показывая непреложность Своих даров и призвания Божьего. Бог говорил с ним раньше, ещё до страданий Иова, и Он обратился к нему после того, как поговорил с Иовом.
Елифаз видел Бога, но испугался, потому что находиться в Присутствии Божьем для него означало смерть. Он не увидел того, что увидел в видении Иов, т.е. своего Искупителя. Когда Иов желал увидеть видение, то он желал увидеть Творца, потому что Творец был дорог его сердцу. И он увидел искупление. Когда туда же посмотрел Елифаз, ужас объял его. вроде бы он всё правильно увидел. Он вошёл в правильное состояние, именно в то, которому нас учат, в состояние тихого ветра. Он услышал веяние тихого ветра. Елифаз говорит:
Он стал, – но я не распознал вида его, – только облик был пред глазами моими; тихое веяние, – и я слышу голос:
(Иов 4:16)
И он говорил абсолютную истину. Елифаз не мог врать, потому что находился под помазанием. Он не распознал Бога, хотя его помазание было подлинным.
Смотрим дальше.
человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего?
(Иов 4:17)
Только это Бог смог ему открыть. У Елифаза было тихое веяние, было Присутствие Божье, но настоящего, подлинного откровения он не получил. Что же он услышал? Когда, приближаясь по букве закона, он попытался поставить свою праведность вровень с праведностью Божьей, попытался усилить свою собственную праведность, он услышал от Бога: «Ты не можешь быть чище Меня».
Елифаз не знал тог, что знал Иов, он не верил в то, во что верил Иов. У него все было правильно, он подобрался к Богу правильным способом, у него были правильные переживания в Присутствии Божьем, но того, что делал увидеть Иов, он там не увидел.
Когда Иов получил ответ от Бога, когда Бог перестал скрываться от него, процесс открытия Бога Иову происходил в три этапа. Вначале Он открылся в видении, когда Иов увидел, что его Искупитель жив. Второй раз Бог открылся ему в человеческой плоти через Своего представителя Елиуя. Иов ещё не был готов встретиться с Богом лицом к лицу, поэтому Богу понадобилось посредничество пророка, ибо Бог в прошедшие времена многократно и многообразно говорил отцам в пророках. Имя Елиуя, как я писал в предыдущем сообщении, это уменьшительное имя от имени Илия (Элияhу), в котором в оригинале ровно пять букв, что указывает на благодать и на пять пришествий духа Илии. В имени Елиуй (Элиhу) в оригинале четыре буквы, что является прообразом четвёртого пришествия духа Илии и прообраз обращения сердец детей к отцам, чтобы, обратившись, перейти, как Иов, к непосредственным взаимоотношениям с Творцом.
Когда же Иов при посредничестве Елиуя вошёл в виде́ние, Бог открылся ему в совершенно иной форме, чем Елифазу. Он открылся ему в буре.
Бог отвечал Иову из бури. Не было никакого тихого веяния. Учение о тихом веянии в современном его виде – это уже не то, что имел в виду брат Бранхам в своих проповедях, но учение современных Елифазов Феманитян, которые построили свои доктрины не на искуплении, а на том, на чем строил Каин, т.е. на самоправедности.
У друзей Иова были свои доктрины и свои учения, базирующиеся на том, что, если человек наказывается, то Он нечестивец. Если человек благоденствует и ведёт себя внешне добропорядочный, то это, по их мнению, праведник, который не заслуживает наказания.
У них была своя доктрина благословений и проклятий, по форме почти точно копирующая притчи Соломона, за одним исключением: это было простое копирование формы без проникновения в суть. Притчи Соломона – это точно такие же иносказания о Царстве Божьем, как притчи Иисуса. Любой внимательный читатель Библии знает, что большинство притч Соломона не работают под солнцем, поскольку они написаны для раскрытия тайны Христа, а не для того, чтобы с их помощью объяснять бытовые проблемы. Иисус говорил о Своих притчах:
Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют.
(От Луки 8:10)
И таковыми многими притчами проповедывал им слово, сколько они могли слышать.
Без притчи же не говорил им, а ученикам наедине изъяснял все.
(От Марка 4:33-34)
Притча – это способ донести внешним тайну Божью посредством иносказания. Истинный же смысл притч открывается ученикам, с которыми работает Учитель, т.е. Дух Святой. Бог, Который давал притчи Соломона, – это та же самая Личность, что и Иисус, поэтому его притчи становятся ясными и понятными только ученикам. У плотских же подражателях, подобных Елифазу и его приятелям, все это переносится из сфер Царства Божьего в сферы трёхмерного пространства, где это не работало и никогда работать не будет. Именно такие мысли мы видим в речах утешителей Иова.
Перед ними находился Иов, который видел намного дальше буквы и иносказания. У них была своя доктрина, и в сердце своём они не хотели Иова. Пока Бог его благословлял, они ничего не могли с ним сделать, потому что Иов превосходил их всех. Они были друзьями Иова, но друзьями только на словах.
Иов хотел чего-то большего, чем то, что полностью удовлетворяло их. Он хотел личного общения с Творцом. Он хотел лично узнать, будет ли ему искупление. Он не понимал того, что происходит, когда он все сделал правильно, но не получил воздаяния за свою праведность. Ему нужен был Искупитель, потому что он не мог дальше пройти сам. Это было выше его человеческих сил. И среди своих страданий, перед лицом обвинений своих формальных друзей он увидел а видении своего Искупителя, Который однажды восстанет и воскресить его из мёртвых. Он это уже знал. Иов получил откровение об этом, но он желал большего.
Ему не было достаточно того, что Искупитель восстанет когда-то. Он желал Искупителя сейчас. Он хотел поговорить с Богом сейчас. Он хотел, чтобы Бог именно сейчас ему ответил и именно сейчас ему все объяснил. Он хотел именно того Бога, каким Иисус открывается посланнику Седьмого Периода под именем Верный (см. «Изложение Семи Периодов Церкви»).
Что двигало Иовом, желание оправдать себя? Нет. Им двигало желание уничижить Бога? Нет. Хотя Иов и ошибался в своих суждениях и пытался оправдывать себя больше, нежели Бога, он не руководствовался подобными мотивами. Им двигало непонимание того, что с ним происходило, непонимание, почему на этой земле нет справедливости.
Мы видим, что Соломон в 7-й главе Книги Екклезиаста, в том месте, которое я привёл в самом начале, говорит о том же. Он говорит также:
Всему и всем – одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и [злому], чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы.
Это-то и худо во всем, что делается под солнцем, что одна участь всем, и сердце сынов человеческих исполнено зла, и безумие в сердце их, в жизни их; а после того они отходят к умершим.
(Екклесиаст 9:2-3)
Соломон тоже исследования мир, как исследовал до него Иов. И имея тот же Дух, он нашёл под солнцем то же самое, что видел Иов.
Почему на этой земле все происходит не так, как мы думаем, не так, как мы ожидаем? Почему мы ждём Искупителя, а избавления нет? Почему мы годами ждём освобождения от греха, а его, несмотря на наше упование, так и не наступает? Почему, несмотря на то, что наш Искупитель жив, праведники по-прежнему ошибаются и делают зло, принося боль и страдания тем, кого они любят? Почему, несмотря на живого Искупителя и День Пятидесятницы, Пётр лицемерил в Антиохии? Почему Павел разругался с Варнавой? Оба они были спасены, но разругались друг с другом до такой степени, что до конца своих дней не могли ходить вместе? Почему все это происходило? Почему уверовавшие, т.е. подлинные христиане, из фарисеев учили обязательному обрезанию? Почему посланные от Иакова не питались вместе с язычниками? Почему каждый день при совершенной Жертве нам десятки, а то и сотни раз нужно каяться? Почему, несмотря на исцеление ранами Иисуса, мы болеем и годами не получаем облегчения, несмотря на наше упование и веру? Почему мы взрываемся и кипятимся, несмотря на все желание делать добро и на подлинное крещение Духом? Что с нами происходит? Почему христиане, как правило, очень нервные люди и впадают в депрессию от малейшего  потрясения? Почему у христиан, как правило, не устроена жизнь и проблемы в семье, с детьми и с родителями?
При всем этом эти люди доподлинно знают, что их Искупитель жив. Однажды они хотели знать, жив ли Тот, Кто их искупит, отличаются ли они от животных, есть ли у них жизнь после смерти. Они увидели это искупление, они увидели совершенную Жертву. Они уверовали, получили Духа, их сопровождают знамения. Тогда почему все это с ними происходит? Ведь все это есть под солнцем, все это есть в их жизни. Они знают, что с их верой и с откровением все в порядке. Тогда почему все это?
Почему, когда ты изо всех сил сражаешься за то, чтобы результаты Голгофы стали реальностью в твоей жизни, приходят братья и говорят: «Ты такой и сякой. Ты похулил Духа. Мы отлучаем тебя от нашего общения»? А этот человек не виноват. Он верит в искупление, он ждёт искупления, но он не может понять, почему он отступил в данном конкретном случае. Он не хулил никакого Духа, даже не пытался. Произошло нечто, к чему он оказался не готов, и все. А к тему приходят люди и, не разобравшись в мотивах, выдают с порога: «Ты такой и сякой. Ты сделал то, ты сделал это. Поэтому ты отступил, поэтому ты так себя ведёшь, поэтому ты болен и не можешь поправиться». «Это тебе за то, что сердце твоё злое и исполнено желчи. У тебя нет любви». Приходят к нему, к человеку, который совсем не виноват. Он просто заблудился, потерял ориентацию в окружающей обстановке, находится в искушения и абсолютно не понимает того, что с ним такое делается. Ведь он знает, что продолжает верить. Его шестое чувство ясно об этом ему свидетельствует.
А ему говорят: «Если бы ты верил и был праведником, то с тобой бы происходило то-то и то-то. Тебе нужно покаяться и сделать вот это, вот это и вот это, чтобы твои проблемы закончились и тощее твоё сделалось тучным. С тобой это произошло, потому что Бог тебя наказывает».
А перед ними сидит настоящий праведник, настоящий христианин. А Бог допустил, чтобы дьявол завладел его духом, его чувствами, и он находится на краю. Брат Бранхам говорил о подобном состоянии в его жизни, когда умерли его жена и дочь.
Всё, что он мне говорил, было правдой. Всё, что бы он ни сказал, попадало в точку, видите, сюда. Я тогда уже готов было сказать: «Тогда, если Он так поступает, тогда я больше не буду Ему служить».
Как только я так в себе сказал, Нечто пришло откуда-то ещё, глубоко внутри. Сказало: «Вообще, кто ты такой? Господь дал и Господь забрал». Видите, это тот внутренний человек, вообще не размышляет.
(«И не знаешь этого», Рижское издание)
Это такое состояние, когда человек находится на краю пропасти, как бы на крыле храма. У Иова это происходило на уровне тела. У брата Бранхама битва шла на уровне духа.
Иов был весь покрыт проказой. На его теле не было живого места. Он весь побелел. Закон, кстати, называет такого человека чистым.
Когда такое происходит на уровне духа, то это именно такое состояние, когда Иисус выходит на сцену. Такой человек чувствует себя полностью потерянным, он не видит в себе ничего доброго. Он ненавидит свою жизнь. На том уровне, на котором происходят его терзания, он тоже видит, что полностью покрыт проказой. И он  не понимает, что с ним происходит, ведь он делал все, что было в его силах.
Если бы он не делал, если бы он не служил Христу! Если бы служение Иисусу Христу не было первейшим желанием его сердца! Если бы в его сердце был грех, тогда было бы всё понятно.
Неужели Бог слеп? Неужели Бог Сердцеведец не видит желание сердца этого человека? Тогда почему Бог порой не отвечает на молитву?
Чего желал Иов? На чём закончились речи Иова? Чего он в действительности хотел? Давайте прислушается к его последнему воплю.
О, если бы кто выслушал меня! Вот моё желание, чтобы Вседержитель отвечал мне, и чтобы защитник мой составил запись.
Я носил бы её на плечах моих и возлагал бы её, как венец;
объявил бы ему число шагов моих, сблизился бы с ним, как с князем.
если вопияла на меня земля моя и жаловались на меня борозды её;
если я ел плоды её без платы и отягощал жизнь земледельцев,
то пусть вместо пшеницы вырастает волчец и вместо ячменя куколь. Слова Иова кончились.
(Иов 31:35-40)
Слушайте это и не пропустите! «Вот моё желание, чтобы Вседержитель отвечал мне, и чтобы Защитник мой составил запись». Иов знал, что жив его Искупитель, знал, что жив его Защитник, знал, что этот Защитник – Сам Бог. Но Иов желал, чтобы Защитник ему ответил, как и мы иногда желаем, чтобы Бог ответил нам.
Как бывает иногда, что мы желаем для себя подобного ответа от Бога. Как бывает, что Бог показывает сатане на нас, а сатана говорит: «Разве даром он верует? Разве даром он упование на совершенное избавление? Ты благословляешь его, но позволь мне отнять у него все эти внешние благословения, и посмотрим, благословит ли он тебя? Позволь мне стать жалом в его плоти, истерзать его нервную систему так, что он станет вспыльчивым, и тогда посмотрим, продолжит ли он держаться совершенного избавления».
«Позволь мне сделать Павла подслеповатым, полностью отнять зрение у Фанни Кросби. Позволь мне сделать Уильяма Бранхама нервным и вспыльчивым, затерзать его до нервного срыва при помощи налоговой инспекции и мучить так до самой его гибели. И мы посмотрим, будет ли он благословлять Тебя, когда будет лежать беспомощным после аварии, а его родной сын откажется дать ему кровь. Уйдёт ли он на встречу с Тобой, по-прежнему благословляя Тебя?»
«Дай, я буду испытывать его так, что жизнь его покажется мраком. Будет ли он Тебя благословлять?»
«Позволь мне удержать алкоголизм у бедняжки Розеллы. Будет ли она продолжать молиться и взывать к Тебе об избавлении после каждого срыва, после каждого запоя, когда её внешний вид будет хуже, чем у тех, кто постоянно стоит под магазином?»
Павлу трижды молился, он трижды хотел, чтобы Искупитель ему ответил. Он тоже был в состоянии Иова, трижды взывал к Богу и не получил даже того, что получил Иов. Брат Бранхам успешно молился за больных, а сам до конца жизни ходил с почерневшей лодыжкой.
Господь ответил Павлу: «Довольно тебе благодати Моей». Как вдруг оказалось, именно это удовлетворило Павла. Павлу нужен был ответ, чтобы понять, что с ним происходило. И когда он его получил, это ввело Павла в покой и заставило его благодушествовать в немощах.
Что с нами происходит? Почему так? Почему мы каждый день ошибаемся и подводим? Почему не видно результатов? Дай ответ, Избавитель. Почему вокруг нас ходят Елифазы Феманитяне и втаптывают нашу душу в пепел? Почему они всячески пытаются заставить нас признаться в том, что мы тайные грешники, хотя в сердце своём мы доподлинно знаем, что это не так? Почему самые близкие, мужья и жены, родные братья, с которыми мы съели не один пуд соли, приходят к нам, смотрят на наши несчастья и говорят: «Вот, ты согрешил», а сами палец о палец не ударят, чтобы нам помочь? От человека требуют покаяния, грозят ему братским советом, а он сидит и не понимает, почему это с ним случилось.
Иов все делал правильно, но у него все время вертелся в голове этот свойственный всякому праведнику вопрос: почему, несмотря на то, что воля Господа полностью исполнена, результаты не соответствуют ожиданиям? Иов хотел узнать, в чем же заключается искупление. Он знал, что не может искупить себя сам, что он нуждается в Искупителе. Его друзья не могли ему помочь, потому что они не видели искупления и в нем не нуждались. Для них было достаточно голой схемы: если ты сделал хорошо, то и тебе будет хорошо, а если плохо – то и тебе будет плохо. Они даже не верили в искупление.
Чем же закончились их речи? Что сказал последний «утешитель», когда все их грешное нутро вылезло наружу? Это речь Вилдада Савхеянина. Остальные были чуть умнее и уже не отвечали Иову. Они держали своё мнение при себе, а он, как самый глупый из них, выплеснул все наружу.
И отвечал Вилдад Савхеянин и сказал:
держава и страх у Него; Он творит мир на высотах Своих!
Есть ли счет воинствам Его? и над кем не восходит свет Его?
И как человеку быть правым пред Богом, и как быть чистым рожденному женщиною?
Вот даже луна, и та несветла, и звезды нечисты пред очами Его.
Тем менее человек, который есть червь, и сын человеческий, который есть моль.
(Иов 25:1-6)
Понимающему достаточно. Иными словами: «Все мы грешники и грешниками помрём». Это было их общее мнение.
Больше ничего они не могли сказать на речи Иова, потому что Иов знал искупление и был правее их. Бог сказал Елифазу, что Иов говорил о Нем более верно, чем они. В этом плаче, в этом крике, в этом вопле и якобы внешнем отступлении он все равно был более прав. Бог отругал Иова, но все равно признал, что он был правее их.
И было после того, как Господь сказал слова те Иову, сказал Господь Елифазу Феманитянину: горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов.
Итак возьмите себе семь тельцов и семь овнов и пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лице его Я приму, дабы не отвергнуть вас за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов.
(Иов 42:7,8)
Почему? Потому что утешители Иова видели искупление не в Искупителе, а в делах. Они считали, что человек оправдывается делами, а Бог – это машинка для раздачи благословения тем, кто хотя бы отчасти соблюдает букву, и что Он за дела должен человеку отвечать и должен его вознаграждать.
Но Иов знал, что что-то тут не так. Он был пророком, он был сыном Божьим, он был одним из тех, кого утерял Адам в саду Эдема. Он мог видеть дальше внешнего благоприличия словесных конструкций и знал, что что-то не так. Он знал, что где-то должен был быть и есть Искупитель.
В чем был прав Иов? Он был прав в том, что искал не оправдания дел своих, как могло бы показаться невнимательному взору, но Искупителя, Который ему поможет. Он искал Защитника, Который его защитит. Он искал у Бога защиты. Он знал духом, что именно Бог является этим Защитником. Он жаждал ответа и искал защиты.  
Он делал то, о чем его обвинители утверждали, что он этого не делает. И Иов не понимал, почему нет внешних плодов, почему он не получает воздаяния. Он сделал все. У него были исповедания, у него были всесожжения, он не отрёкся от Божьего Слова. Он долготерпел. И Иов непрестанно вопиял к Богу до тех пор, пока Бог его не услышал.
Но только вслушайтесь в ответ Вилдада. Все, что знал он со своими приятелями, – это то, что все нечисты. Так чем, а таком случае, они отличались от мира? Об этом знает каждый грешник. Все газеты кричат об этом, об этом говорит радио и телевидение. Все фантасты предсказывают катастрофу. Все знают, что человек нечист. Каждый знает, что человек является скопищем пороков.
Друзья Иова были обыкновенными любящими грех церковными членами. Им не нужна была чистота, не нужно было искупление. Их полностью удовлетворяла привычная им церковная форма.
Но Иов смотрел глубже. Он понимал, что что-то на земле не так, что человек не создан для того, чтобы быть нечистым. Каждый из нас, верующих, это знает. Каждый из нас ищет оправдания, желает быть чистым перед Богом, желает поговорить с Ним лицом к лицу.
А человеку говорят: «Куда ты прёшься? Какое такое искупление? Где ты его видел? Как ты можешь говорить, что чист перед Богом?»
Разве не в этом обвиняли Иисуса Христа? Разве не это говорили Ему, насмехаясь над Ним? «Ну, сойди с креста, если Ты такой чистый. Других спасал, а Себя не можешь спасти? Вот Бог и наказал Тебя за то, что Ты, будучи человеком, делаешь Себя Богом, делаешь Себя чистым».
Я помню разговор с одним человеком из единственников, который сказал: «Разве праведность Павла такая же, как праведность Иисуса Христа?» Так и хочется сказать в ответ: «Так что же, по твоему мнению, Иисус Христос напрасно умер?»
Такая вот дремучая религиозная тупость, когда человек мелет языком и даже не понимает, что своими словами отрекается от Голгофы. Любому спасённому Господь дарует Свою собственную праведность по мере дара Христова, делая его новой тварью.
Вот эти Вилдада Савхеянины, вот они. Не надо далеко ходить. Зайди в любое собрание – и сразу же на них наткнёшься.
И что же ответил Иову Бог, когда Иов его дождался? Его обвинители не смогли отвечать ему. Когда есть такой вопль и желание поговорить с Богом – все обвинители замолкают. Бог ответил Иову вначале устами пророка. Перед вопрошающий пророком стоял другой пророк: пророк отвечающий. Был пророк призывающий, символизирующий призывающую бездну, и была другая Бездна, Которая отвечала. И прежде чем Бог ответил Иову лично, Он вначале ответил Иову устами помазанного Им человека, чтобы Иов смог понять.
Иов наблюдал и видел, что сто-то не так под солнцем, что под солнцем нет этой обещанной справедливости. Он искал справедливость под солнцем, не находя её, но тот отвечающий пророк ему сказал и рассказал, что с ним происходит. Это произошло с ним не потому, что он согрешил, но для того чтобы Иов был вразумлён и обратился к Богу. Бог хотел ему нечто сказать. Он хотел ему нечто показать. Бог хотел показать Иову искупление, желал, чтобы оно было явным для Иова, а не просто красивой теорией, которая на практике применима для кого угодно, но только не для него. Ведь Иов до страдания своего так и не знал, жив ли его Искупитель, не знал того состояния отождествления со Христом, когда Голгофа становится твоим собственным переживанием. Ведь, как Ева была в Адаме, так и мы были во Христе. Господь навёл на Иисуса глубокий сон смерти, чтобы по пробуждении воскресения у Него была Невеста, которая плоть от Плоти Его.
Елиуй говорит Иову:
Бог говорит однажды и, если того не заметят, в другой раз:
во сне, в ночном видении, когда сон находит на людей, во время дремоты на ложе.
Тогда Он открывает у человека ухо и запечатлевает Своё наставление,
чтобы отвести человека от какого-либо предприятия и удалить от него гордость,
чтобы отвести душу его от пропасти и жизнь его от поражения мечом.
Или он вразумляется болезнью на ложе своём и жестокою болью во всех костях своих, –
и жизнь его отвращается от хлеба и душа его от любимой пищи.
Плоть на нем пропадает, так что её не видно, и показываются кости его, которых не было видно.
И душа его приближается к могиле и жизнь его – к смерти.
Если есть у него Ангел-наставник, один из тысячи, чтобы показать человеку прямой [путь] его, –
[Бог] умилосердится над ним и скажет: освободи его от могилы; Я нашёл умилостивление.
Тогда тело его сделается свежее, нежели в молодости; он возвратится к дням юности своей.
Будет молиться Богу, и Он – милостив к нему; с радостью взирает на лице его и возвращает человеку праведность его.
Он будет смотреть на людей и говорить: грешил я и превращал правду, и не воздано мне;
Он освободил душу мою от могилы, и жизнь моя видит свет.
Вот, все это делает Бог два-три раза с человеком,
чтобы отвести душу его от могилы и просветить его светом живых.
(Иов 33:14-30)
Иов не понимал, что с ним происходит. Вроде, он все делает правильно, но почему нет справедливости? Он видел отсутствие справедливости под солнцем не только в своей жизни, но и в жизни других. Он видел, что люди своими поступками не заслуживают того, чего они должны заслужить. Чего же он не видел? Он не видел и не понимал, что искупление даётся только по благодати, независимо от дел закона.
Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки,
правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия,
потому что все согрешили и лишены славы Божией,
получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе,
которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде,
во [время] долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да [явится] Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса.
(К Римлянам 3:21-26)
Верховная благодать происходит от Владыки. Верховная благодать – от Владыки. Владыка, что он может сделать? Владыка может сделать все что захочет. Послушайте это теперь. Верховная благодать может быть дана только Тем, Кто является Владыкой. И Бог является Владыкой, поэтому Он может дать верховную благодать. Поэтому, будучи верховной, благодать не должна никого спрашивать, это не имеет к… Она делает все, что захочет. Разве это не замечательно? Она не должна спрашивать: «Могу ли я сделать это?» Или: «Мне это сделать? Я могу? Мне необходимо? Я сделаю?» Она этого не делает. Она делает это сама. Благодать верховна, поэтому Он может спасти самое мерзкое. Он может спасти худшее. Он может спасти самое нечистое. Он может спасти самое аморальное. Он может исцелить самое больное. Аллилуйя.
Он может спасти такого негодяя как я. И Он спас. Что это? Благодать. Уильям Бранхам, сын алкоголика: это не имеет никакого значения, благодать Божья спасла меня.
«Я дочь женщины, которая была неправедной». Не имеет никакого значения – благодать Божья спасла вас. Она верховна, ни у кого ни о чем не должна спрашивать. Аминь. Я так рад этому. Аллилуйя.
Может взять самого мерзкого грешника и сделать его белым как снег, не должна ни у кого об этом спрашивать. О, она может сделать это, потому что она верховна.
(«Послание благодати», перевод Гродно)
Бог не даёт 100%-ной справедливости на земле, чтобы отвратить людей от попыток спастись по поступкам и по делам и направить их в верховной благодати Божьей. Он пытается выбить из сознания людей религию идеального поведения, религию добрейших священников.
Подумайте, люди могут и дальше продолжать проповедовать! Экуменический Совет может объединиться с католической церковью, точно как им и обетовано. Все организации смогут продолжать дальше, но клеймо зверя уже в действии. В этом они его принимают. Понимаете? И говорят: «О-о, аллилуйя, слава Богу, вчера вечером так много спаслось». Спаслось? «Они танцевали в Духе. Они говорили на языках». Это ничего не значит. Понимаете? «О-о, они кроткие, мягкие и смиренные. Да, сэр. У них есть плод Духа». Это не знамение. Ни грамма.
Позвольте мне показать вам плод Духа, между Иисусом и фарисеями, посмотрим, у кого был плод Духа. Что, если я на минутку встану, как я уже начал говорить некоторое время назад, против Иисуса? Бог да простит меня, что я даже такое говорю, да, но просто, чтобы вам кое-что показать.
Что, если я приду к вам и скажу: «Эй, собравшиеся, кто ваш друг? Кто проявляет плод Духа? Ваш добрейший священник. Кто приходит к вам в больницу, когда вы заболеете? Ваш благодушный священник. Вот именно. А кто вам всё время одалживает деньги, когда вы с этим сталкиваетесь, в кармане ни гроша? Эй, члены собрания, разве вы не идёте к своему добрейшему священнику, и Он одалживает вам деньги? Видите? А кто всё время любящий и добрый, и проявляет плод Духа? Ваш добрейший священник».
«Кто здесь годами учился, в этих синагогах, откуда родом его пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадедушка, с тех самых пор? Кто здесь выучился и получил… трудился не покладая рук и получил степень доктора, доктора философии, лиценциата богословия, чтобы знать это Слово, стоит здесь и излагает его каждое воскресное утро своему приходу? Ваш добрейший священник.
«А кто этот изменник, по имени „Иисус“? Какую школу Он закончил? Из какой школы Он вышел? Где Его членская карточка? К какой организации Он принадлежит?»
«Что он делает, когда у вас возникает семейный спор? Кто к вам приходит? Ваш добрейший священник, постарается… А если у вас спор вот с этим ближним, ваш добрейший священник придёт и помирит вас. Со словами: „Вы все дети Божьи, вам не следует так поступать“. Вот что он…»А что делает этот Иисус из Назарета? Всё разбивает. Что Он делает? Разносит вашу организацию. Что он делает? Назвал вашего священника „слепым вождём слепых“. Он назвал его „змеем в траве“. Он взял жертву, которую назначил Бог, и перевернул столы, выкинул деньги, и смотрел на всех с такой злобой. Вы когда-нибудь видели, чтобы ваш священник так выглядел?» Так где же плод Духа? Угу. Угу.
Не поговорив на языках. Не потанцевав в Духе. Не присоединившись к церкви. Не плодом Духа; насчёт этого Христианская Наука может любому нос утереть, да, и даже отрицают, что Иисус Христос был Божественным. Это не то.
Но дело в Слове, живом! Вот оно что. Если бы они только взглянули — Он был Мессией. Он был проявленным живым Словом.
И муж, имеющий в себе Дух Божий, или женщина, живёт этим Словом, живёт прямо в них. С каждым ударом сердца, предопределены, ибо к ним приходит Слово Божье, и они являются Словом для людей. «Написанные письмена, всеми узнаваемые». Верно? Может, Третий Рывок уже начался?
(«Души, которые сейчас в темнице», Рижское издание)
Брат Бранхам здесь ясно намекает, что проявляющие Третий Рывок люди – это не добрейшие священники, а люди, подобные Иисусу, внешне кажущиеся мирским обывателям нарушающими Слово. Но верховенство благодати дает им право и возможность быть проявленным Словом, вопреки кажущемуся нарушению буквы Слова и игнорированию псевдохристианского поведения.
Иов должен был постичь, что искупление даётся только по благодати, что оно даётся просто так. Оно даётся не за праведность Иова, хотя все праведные дела Иова были воспомянуты Богом. И Бог сказал через Иакова:
Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец [оного] от Господа, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен.
(Иакова 5:11)

Иов долготерпел даже в своих речах во время страдания, он долготерпел перед лицом своих обвинителей, которые рядились утешителями. Но ему нужно было постичь, что это по благодати. Он должен перестать оправдываться поступками.
Павел пишет:
Ибо [хотя] я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь.
(1-е Коринфянам 4:4)
Поэтому человек, как правило, должен увидеть в своей крушение религии заповедей и поступков. Иначе Богу невозможно направить его на путь веры.
Искупление не в том, праведно мы поступаем или ошибаемся мы и падаем. Часто нам кажется, что все потеряно и мы спрашиваем: «Почему со мной это? Где же Творец?» Но мы не видим Творца, Который всё это время находился рядом с нами и не бросал нас. Иов не видел Творца, Который контролировал ситуацию, Который уже привёл к нему Своего пророка, чтобы помочь Иову. Он не видел искупляющего Творца, Который не только когда-то восставит плоть, но Который готовь помочь ему сейчас, просто так, по благодати. Иов хотел видеть Его сейчас, но даже не понимал того, что Творец уже находился рядом в присланном Им пророке и готов был открыться Иову Сам.
Почему нужен был пророк? Потому что Иов, находясь в таком состоянии, не смог бы сразу увидеть Бога.
Что происходит с нами? Что с нами происходило все эти годы? мы верили Христу, мы старались жить праведно и не понимали, почему голодали наши дети, почему они больны. Дети праведника не должны просить хлеба.
Я был молод и состарился, и не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба:
(Псалтирь 36:25)
Но я сам видел такое в лихие 1990-е, хотя ходил тогда перед Богом на цыпочках, боясь словом или делом Его огорчить. Мы старались все делать правильно, искали Царствия Небесного, и Господь гордился нами и хвалился перед другими братьями. Но почему происходила такая внешняя несправедливость?
Господь не оправдывался перед Иовом. Он сказал Иову, чтобы тот взглянул на природу и ответил, сможет ли он её создать. Он спросил, может ли Иов сделать что-нибудь, что делает Бог, например, укротить левиафана и дать его поиграться девочкам своим.
«Я забрал у тебя сыновей, Я забрал твоих дочерей. Я отнял у тебя весь скот. Жена твоя умоляла тебя похулить Меня. Даже друзья твои прокляли тебя и сказали, что ты грешник. Тебе всё это непонятно. Но сможешь ли ты сделать всё то, что делаю Я, чтобы иметь способность и право Меня понять?»
Исайя пишет:
Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?» и твоё дело [скажет ли о тебе]: «у него нет рук?»
(Исаия 45:9)
А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: «зачем ты меня так сделал?»
Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почётного [употребления], а другой для низкого?
(К Римлянам 9:20,21)
Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?
Такая ли у тебя мышца, как у Бога? И можешь ли возгреметь голосом, как Он?
(Иов 40:3,4)
Попытка оправдать себя – это атрибут приближения к Богу по делам, от чего нужно избавиться, чтобы обрести спасение.
Иов сказал: «Я больше не буду».
И Бог продолжил дальше показывать Иову Своё творение, раскрывая Себя Иову. Бог  показывал Иову звезды, горы, оленя, левиафана – всё Божье творение.
Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны.
(К Римлянам 1:20)
И Иов не смог отвечать Богу, увидев Бога в природе. Он тоже был безответным.
Елиуй объяснил Иову мотивы такого обращения с ним Бога. Но когда Иову раскрылся Сам Бог, Он показал Себя во всём Своём творении.
Когда Иов увидел Творца, раскрывшегося в Своём творении, когда он, наконец, окончательно оторвал голову от буквы и теорий, он сказал:
знаю, что Ты все можешь, и что намерение Твоё не может быть остановлено.
Кто сей, омрачающий Провидение, ничего не разумея? – Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал.
Выслушай, [взывал я,] и я буду говорить, и что буду спрашивать у Тебя, объясни мне.
Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя;
поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле.
(Иов 42:2-6)
Иову пришлось признать, что он просто ничего не понимал. Ему это и не требовалось, поскольку ему нужно было только верить.
Ева не желала этого делать, но он показал ей, что в этом есть больше мудрости. Она не знала; она захотела узнать. Она не понимала, но она захотела понимать. А Бог говорил ей не пытаться понимать.
Как я могу понять что-либо из этого? Я не могу этого понять. Я верю этому. Мне не надо этого понимать. Бог — это вера, а не понимание. Мы просто верим тому, что Он сказал.
(«Эдем сатаны», издание VGR)
Нигде в Библии от нас не требуется понимать. От нас не требуется Это понимать. От нас требуется Этому верить. Как верить Этому? Верою. Если ты понимаешь Это, тогда отменяется вера. Ты не можешь понять Этого, но ты всё равно веришь Этому. Если бы я мог понять Бога, мне не пришлось бы верить Богу. Я не понимаю Бога. Никто не понимает Бога. Я не могу понять Слово Божье, но я принимаю Это. Я верю Этому. От меня не требуется Это понимать.
(«Не полагайся на своё собственное понимание», издание VGR)
Почему брат Бранхам мог это сказать? Потому что он нашел Бога именно в творении. Он сам пережил то, через что пришлось пройти Иову, и сам увидел Бога в творении. Поэтому многие из его проповедей проникнуты пониманием того, что нет никакого страха в том, что всё происходит не так, и призывами приближаться к Богу невзирая на обстоятельства.
Видите, вы…если вы верите, то вы верите — кто бы что ни говорил. Если бы я сегодня помолился за пять тысяч человек, и все пять тысяч сегодня умерли, то утром я продолжал бы молиться за больных. Понимаете? Важно то, что говорит Бог, а не то, что говорят люди. Понимаете?
(«Иегова-ире, часть 3», 4 апреля 1964 года, Вильнюсское издание)
Как поступал Авраам? Сказано: «Он не поколебался в обетовании неверием».
«Ну, вот вы помолились за Таких-то, и они не выздоровели».Это не имеет значения. Если бы я помолился за десять тысяч людей в этот вечер и десять тысяч утром умерли бы, завтра вечером я по-прежнему наносил бы елей на больных и молился бы за них. Бог так сказал. Не останавливает это, ничуть. Бог обещал это. Я верю в это. Конечно. Не имеет никакого значения, что они говорят, по-прежнему. Но они будут насмехаться. Это поношение из-за Слова.Авраам твёрдо стоял на Божьем Слове, в конце концов Оно исполнилось. О-о!
(«Поругание из-за Слова», издание VGR)
Если ты собираешься сделать что-нибудь для Иисуса, Иисус иногда сидит и наблюдает за тобой, как ты это делаешь. Он позволяет тебе действовать, пока ты не завершишь, тогда приходит вознаграждение. Может быть так, что ты потратил всю жизнь, трудясь для Него, но не беспокойся, там в конце есть награда, если ты только выбрал себе путь, приняв Его сторону.
Ты, может быть, не увидишь ни одного исцелённого из тех, за кого ты помолился; просто продолжайте молиться за них. Я часто говорил: «Если сегодня вечером я помолюсь за пятьсот человек; а на утро все пятьсот умрут, завтра вечером я снова буду проповедовать о Божественном исцелении и молиться за больных». Понимаете? Это и то — разные вещи. Понимаете?
Он позволит, чтобы у тебя случались неудачи и всё остальное, пока ты не достигнешь конца пути и не завершишь своего труда, как Он позволил той женщине.
(«Принимая сторону Иисуса», издание VFR)
Казалось, что Бог обвинял Иова. Нет, это не так. Он Ему просто Себя показал. Внешне была буря. Буря была вокруг Бога. Господь метал громы и молнии. Но это не было отвержением Иова, как был отвергнут в веянии тихого ветра Елифаз Феманитянин. У Елифаза при внешней благопристойности формы было отвержение, а Иову в буре Бог преподал отеческое наставление, которое говорило о принятии Иова Богом. Казалось бы, речь Елиуя – это сплошной упрёк Иову.
Есть ли такой человек, как Иов, который пьёт глумление, как воду,
вступает в сообщество с делающими беззаконие и ходит с людьми нечестивыми?
Потому что он сказал: нет пользы для человека в благоугождении Богу.
(Иов 34:7-9)
Нет. Это было просто наставление. Любому покаянию должен предшествовать упрёк. Люди, не предназначенные к вечной жизни, неспособны отличить упрёк Елифаза, открывающий путь к Богу, от обличений Елифаза, загоняющих в могилу неверия. Прежде чем человек обратится к Христу, ему необходимо всыпать от души, необходимо приложить к его порке сердце и вложить в эту порку душу. И если перед тобой человек, подобный Иову, он после этой порки найдёт Бога. Если нет, крови его на тебе не будет.
Когда мы сталкиваемся со Словом, сталкиваемся с Посланием – это часто подобно плевку в лицо. Но плевок Иисуса имел исцеляющую силу:
Привели к Нему глухого косноязычного и просили Его возложить на него руку.
[Иисус], отведя его в сторону от народа, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его;
и, воззрев на небо, вздохнул и сказал ему: «еффафа», то есть: отверзись.
И тотчас отверзся у него слух и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто.
(От Марка 7:32-35)
Бог должен плюнуть на твои слова и твои молитвы, чтобы лишить тебя духовного косноязычия и духовной глухоты, Он должен иногда наплевать на все твои просьбы. Если ты это поймёшь, ты начнёшь проповедовать Слово чисто, и Бог будет подтверждать Слово последующими знамениями.
Смесью слюны и грязи Иисус исцелил слепого:
Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому,
и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошёл и умылся, и пришёл зрячим.
(От Иоанна 9:6,7)
Когда этот слепой человек с грязью и слюной на лице шёл через весь Иерусалим, чтобы омыться, все видели, что на глазах его плевок Божий. Сколько насмешек довелось ему перенести от помешанных на внешней чистоте иудеев! Но он прозрел!
Весь Иерусалим смеялся и показывал на него пальцем, потому что они всё тщательно мыли. Если они что-то замазали, они должны были навести лоск и блеск, чтобы, не дай Бог, «баптисты не соблазнились». Они следили за внешней чистотой, но Иисус сказал им:
Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды.
Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их.
(От Матфея 23:25,26)
Фарисей же удивился, увидев, что Он не умыл [рук] перед обедом.
Но Господь сказал ему: ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства.
Неразумные! не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее?
(От Луки 11:38-40)
Слепой, который не согрешил сам, родители которого не согрешили, шёл через толпу кричащих: «Нечист! Нечист!» – фарисеев, подобно Иову перед его обвинителями, духовно выражаясь, туда, куда шёл в своих страданиях Иов. Он, оплёванный и испачканный грязью, шёл туда, где, по словам Иисуса, он прозреет, т.е. к источнику Силоам (Посланный).
Очень часто Послание заплёвывает нас так, особенно тех, кто пришёл из мира, что нам не хочется идти. Нам хочется повеситься. Но это не повод отказываться приходить к Посланию, к нашему источнику Силоам, чтобы обрести зрение.
Очень часто те внешние обстоятельства, благодаря которым мы считаем, что Господь наказывает нас или кого-то, кто находится рядом, заставляют нас забывать о том, что мы можем натолкнуться на очередного Иова. Очень часто мы не понимаем, видя внешние плевки и грязь, что такой человек ищет Искупителя, что ему нужен Искупитель. Ему не нужны наши Вилдады Савхеянины из братьев и сестёр, приближенных к пастору. Ему не нужен Елифаз Феманитянин, похваляющийся дарами и тихим ветром. Этому человеку нужен Искупитель. Ему нужен Бог, Который покажет ему Себя. Ему сейчас нужно увидеть Творца, а не Софаров, Вилдадов и Елифазов, Творца, Который окончательно отвратит его от остатков нечестия приближения по закону и покажет и докажет ему, что он не отворачивается от Искупителя и в эту минуту.
Иов уже увидел Искупителя. Он получил духовное откровение, на котором строится Церковь. Он знал, что Кто-то восставит его. И в своих борениях в своём пути к Искупителю Иов, наконец, увидел Того, Кто восставит его именно сейчас, именно в данную минуту. Бог сказал его обвинителям, чтобы они взяли деньги и восставили (восстановили) Иова, как Авимелехом был дан подарок для оправдания Сарры.
Тогда пришли к нему все братья его и все сестры его и все прежние знакомые его, и ели с ним хлеб в доме его, и тужили с ним, и утешали его за все зло, которое Господь навёл на него, и дали ему каждый по кесите и по золотому кольцу.
(Иов 42:11)
Кесита – это монета в виде куска серебра с изображением овцы, а кольцо – это знак власти. Бог делает такого человека праведной овцой и даёт ему знак власти, означающий установление сына, навсегда отнимая эти вещи у тех, кто отвернулся от него в беде.
Мало того. Бог сделал Иова посредником между Собой и Вилдадом, Елифазом и Софаром, увязав их собственное спасение с молитвой за них Иова.
Если бы только современные Софары, Елифазы и Вилдады могли это понять. Навешивая на себя ярлыки посредников между Богом и подобным Иову человеком, они тем самым лишают себя непосредственного контакта с Богом и попадают в зависимость от посреднических молитв тех, чьими посредниками они попытались стать. Как часто, несмотря на одного Посредника между Богом и человеком, Человека Иисуса Христа, нам, закосневшим в буквализме, нужно проявить почтение и заставить простить нас того, кого мы ни в грош не ставили, а именно его лицо Бог примет, а не наше.
«Я никогда не знал вас, потому что вы делаете беззаконие. Только если Иов помолится, Я услышу. Вас я не услышу».
Братья, поймите, это серьёзно. Это не детские игрушки. Если мы искуплены и имеем доступ к Богу, то нам настоятельно необходимо научиться входить в состояние другого, возрасти в благодати к нелицемерному братолюбию и научиться любить другого. Пока мы не умеем любить братьев, давайте своё мнение оставим при себе. Люди сейчас предпочитают братолюбия по отношению к себе, но они не понимают того, что у них нет и быть не может правильных понятий до тех пор, пока они не научатся любить сами. До этого момента нужно стараться держать язык за зубами и познавать Господа. Когда мы научимся любить ,тогда мы научимся понимать и увидим ,что подлинная любовь и то, о чем проповедуют проповедники Послания с кафедры – это совершенно разные понятия.
Мы в своей дремучей религиозности даже не понимаем, насколько это серьёзно. Мы в своём желаниями рукою развести чужую беду можем натолкнуться на Иова и лишиться доступа к Богу. Он просто не может справиться со своей проблемой, просто не может найти своего Искупителя и более прав в сердце своём, чем мы.
Каждый из нас может встретить такого мечущегося человека, когда тот находится в состоянии искушения, в состоянии отпадения, в болезни, в горести, в тюрьме, попав туда по несправедливому обвинению. И мы можем не оказать ему милость, такую милость, которую оказал Давиду, находящемуся в отпадении, Орна Иевусеянин, и выпасть из Присутствия Божьего.
Иов был прав в своей непорочности, а Давид был неправ в своём отступлении. Но Давиду, как и Иову, тоже нужен был Искупитель. Бог не видел разницы между праведностью Иова и неправедностью Давида. Для него не столь уж важны были эти внешние проявления праведных дел. Для Бога было более важным, верил ли Иов и Давид в искупление. Давид, несмотря на его отпадения, был мужем по сердцу Божьему.
Иов был праведен от сердца, иначе Бог не хвалился им перед сатаной. Давид был праведен от сердца, иначе Бог не назвал бы его мужем по сердцу. Моисей был праведен от сердца, несмотря на то что попался и нарушил волю Божью. Сатана тоже имел право на один удар для Моисея, просто он ударил Моисея не в плоть, а по его раздражительности. Моисей все равно остался другом Божьим.
Иову нужно было узнать, откуда приходит искупление, чем оправдывается человек. Он не понимал этого до конца прежде своих страданий. Он не понимал того, что человек оправдывается по милости, просто так, а не потому, что человек чего-то хочет или что-то делает. Иов всё сделал правильно, он ни разу не ошибся, ни разу не споткнулся, в его жизни не было ни одного тёмного пятна. Но Бог оправдывает человека не по заслугам, а просто так, по Своей милости и по Своему решению, по Своей благодати. Бог не отворачивается от человека не из-за заслуг человека, а по Своей благодати. Праведность Иова – это была не его заслуга. Бог даровал ему способность жить праведно как залог будущей победы Божьей.
Точно таким же образом жизнь христианина, его наполненность Святым Духом, его чистое хождение – это не заслуги человека, а залог совершенства победы Божьей на Голгофе, как доказательство того, что и всё остальное, что ныне в надежде, будет завершено и исполнено.  
И такой праведный и святой человек никогда не найдёт утешения ни в одной деноминации. Что он услышит в этих вероучениях? «Муж ли чище Творца своего? Человек ли праведнее Бога?» Ему покажут, что где-то там далеко Бог, который перестал интересоваться делами Своего творения после смерти брата Бранхама или на определённом этапе служения Иосифа Кульмана, а вот здесь человек. Бог, Он высокий, а человек – маленький. Но они никогда вам не объяснят, как прийти к Богу и просто поговорить с Ним, чтобы Он все объяснил. Они не могут научить тому, чего сами не знают. Они увидели свою несостоятельность в веянии тихого ветра, и больше в Присутствие никогда не войдут, невзирая на все их речи.
Увидеть Бога – это заветная мечта любого нормального человека. Это его лучший венец, как у того чернокожего брата, о котором рассказывал брат Бранхам.
Старина проповедовал много-много лет. Когда он был готов умереть, как старик, он был призван и все… много его белых братьев пришли увидеться с ним. И старый дружище находился в коме. И они думали, что он был мёртв. И после, спустя какое-то время, он осмотрелся вокруг, он увидел, что все они стояли там, он приветствовал их всех снова.
И он сказал: «О, я только что побывал внутри». Сказал: «Почему я вернулся?» И сказал… сказал: «Я стоял в дверях». И сказал: «Я стоял, смотрел, и ангел пришёл ко мне, и сказал: «Самбо, теперь ты готов получить свой венец и награду?»
Он сказал: «Венец? Награду? Не говорите мне о венце и награде. Я не нуждаюсь в них. Просто дайте мне стоять и смотреть на Него тысячу лет – это мой венец и награда!»
Я думаю, что в этот день у нас у всех такие чувствования. Я не переживаю о наградах, меня не волнует, имею ли я лачугу или что у меня есть. Просто дайте мне видеть Того, Кто невидим здесь сегодня, и весь остаток жизни будет… Всё остальное кажется таким незначительным, когда я думаю, что когда-нибудь я смогу увидеть Его.
В церкви мы использовали в песнопении старую песню:
Как хочу я видеть Господа Христа,
Благодать Иисуса прославлять всегда.
На аллеях Славы радостно воспеть:
«Путь свершён, я спасён, дома, наконец!»
Такие наши чувствования в этом дне.
(«Бесноватый из Гадары», Московский перевод)
Именно этого жаждал Иов. Он хотел увидеть Бога, хотел поговорить с Ним, поговорить на равных.
И был Искупитель, Который ответил, был Искупитель, Который смирился, был Искупитель, Который познал человека. И как Он познал человека, как Он, будучи Искупителем, познал такого человека, как Иов? Он Сам стал таким же, стал подобным нам. Праведный Бог облёкся в человеческую плоть, прожил жизнь человека, болел, как человек, жаждал, как человек, голодал, как человек, мёрз, как человек, изнывал от зноя, как человек, умер самой ужасной смертью, которой может умереть человек. Именно тогда Бог познал любого человека, не только Иова, но и нас с вами.
Будучи всеведущим, Бог точно так же твёрдо знал всё это и прежде создания мира. Но Бог, чтобы спасти человека, хотел не только иметь отвлечённое знание, но желал воистину познать жизнь человека. Он Сам во плоти возжелал пережить все страдания Иова. Он был тем Искупителем, Которого видел Иов. И Бог сошёл с небес, прожил жизнь Иова, испытав вместо предлежащей Ему радости страдания, побои, насмешки, а затем и смерть крестную. Жизнь Господа заслуживала почёта, благословений и возвеличения. Но что Он приобрёл? Он приобрёл проклятия, как Иов приобрёл проказу. Друзья отвернулись от Иисуса, ученики разбежались от Него. Еврейская церковь, жена Иеговы, призывала Иегову похулить Бога и умереть, сойти с креста, нарушив Слово, и умереть, прожив остающиеся Ему лета в удовольствии.
Иисус пережил всё, что пережил Иов, Он пережил всё, что пережил Давид. Он пережил всё, через что проходим мы с вами. На кресте, будучи повешенным на древе, проклятым, Иисус пережил, как же тяжело было Иову без Бога. Иисус ,будучи в плоти отделённым от Бога, вопиял: «Или, Или! лама савахфани? (то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?)», чтобы мы могли навсегда воссоединиться с Богом Его победой. Он всё это сделал для того, чтобы мы не просто предполагали, но чтобы увидели, что наш Искупитель жив, и что Он с нами сейчас.
Он познал нас, познал каждого верующего. Он не познал Елифаза Феманитянина. Иисус, будучи на земле, не жил жизнью Елифаза и всех его друзей, потому что они в жизни своей не познали Бога. Они знали, как приходить, знали механику тихого ветра, но они не знали и не стремились к полному единению с Богом. Иисус не жил жизнью грешников и любящих грех церковных членов. Они, как и сатана, в Нём не имеют ничего. Но Господь наш прожил жизнью каждого ищущего Бога. Он познал, как тяжело было этому человеку. Он знает, как нам тяжело без Бога. Он знает, как нам тяжело быть отверженными, знает, как нам тяжело быть покинутыми, в том числе и нашими братьями, которых мы любим и за которых полагаем душу. И Он – наш Искупитель. Он всегда находится рядом, особенно в этом Седьмом Периоде, когда Он открывается как Верный.
Может, Он ответит в буре, может быть, в несущемся сильном ветре. Это неважно. Не нужно зацикливаться на внешней форме. Бог не ответил Иову в тихом ветре, как Елифазу (точно «по Посланию»), но Иов получил бо́льшее откровение, и Бог принял лицо именно Иова.
Бог не отвечает людям в какой-то статичной форме, особенно в той форме, за которую цепляются плотские подражатели, но Он никогда не меняется по сути. Он остаётся вчера, сегодня и вовеки тем же.
И действительно будет отождествление. Действительно то, чего мы жаждем, это полное искупление, однажды наступит. Елифазы с Вилдадами и Софарами говорят нам, что это невозможно. Они говорят: «Я никогда не буду чистым. Я нечистый». Но мы знаем, что та Жизнь, которая теперь в нас, не грешит, потому что эта Жизнь самого Иисуса Христа. Мы это знаем.
Нам говорят: «У вас нет собраний. У вас нет роста членов. У вас нет правильно поставленного помазанного служителя. Вы сделали то-то и то-то. Вы прокажённые». Но если человек прокажён полностью, то он чист.
Если же проказа расцветёт на коже, и покроет проказа всю кожу больного от головы его до ног, сколько могут видеть глаза священника,
и увидит священник, что проказа покрыла все тело его, то он объявит больного чистым, потому что все превратилось в белое: он чист.
(Левит 13:12,13)
Это именно то, о чём говорил Исайя.
Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как волну убелю.
(Исаия 1:18)
Они этого не понимают. Мы не можем быть наполовину христианами и наполовину грешниками. Мы можем прийти к Богу только тогда, когда полностью осознаем себя грешниками и прокажёнными. Иов должен был прежде полностью покрыться проказой.
И отошёл сатана от лица Господня и поразил Иова проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его.
(Иов 2:7)
Если бы его друзья знали Бога, они знали бы, что Иов чист, ведь Бог, Который затем дал Моисею устав о проказе, не менялся. Иов был покрыт проказой полностью, с головы до ног, поэтому он и имел полное право на Искупителя.
Мы – Его победа. Бог желает, чтобы мы познали Его, чтобы мы увидели Его. Бог желает, чтобы мы вначале увидели Его через нашего Елиуя, Илию из Малазии 4, чтобы затем, обратившись к вере отцов, мы без всякого перерыва могли перейти к личным взаимоотношениям с нашим Творцом. Он желает возвратить нам всё, что мы утеряли. Все те поражения, которые, как, казалось бы, мы потерпели, Он желает обратить в нашу победу.
Иов был полностью восстановлен и даже более того. Всё на земле было ему возвращено в двойном количестве, а в Вечности его ожидали и его дети.
Потом мы прошли Иова и в конце узнали, как это вознаградилось. Бог, после того как Иов пережил время наказания и испытаний. В конце это вознаградилось, Иов никогда не терял своих детей. Ему были возвращены весь скот, все верблюды, в двойном количестве. И тогда Бог вернул, или дал ему его детей. Они все умерли для этой земли; но они во Славе ожидали его прихода. Никто из них не погиб, понимаете. Бог дал Иову его дочерей и его сыновей. Вот что значит жить и ходить в том Свете, в Котором вы должны ходить, живя согласно всем правилам и времени, когда Он правит.
(«Непростительный грех», 24 октября 1954 года, Вильнюсское издание)
Его Искупитель возвратил ему всё и прибавил вдвое. Иов знал это, верил, и в конце концов это познал, когда его восстановление проявилось. Когда он смог поговорить с Богом, он понял, что, даже если он чего-то не понимает, его Искупитель ведёт его – и ничто для него не потеряно.
Бог отождествляет Себя с нами. Сейчас Искупитель, придя и познав нас, стоит у двери и стучит.
Он познал нас. Теперь Он ожидает познания от нас.
Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога.
Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь.
(1-е Иоанна 4:7,8)
Он прожил нашей жизнью, теперь Он ожидает, что мы остаток своих дней проживём Его жизнью. Все, через что мы проходим в жизни, направлено лишь на то, чтобы мы смогли увидеть Его и познать Его. и когда мы сделаем это, нам будет всё возвращено, как было возвращено Иову, и преумножено.

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya