Облечение Облаком

Когда священники вышли из святилища, облако наполнило дом Господень;
и не могли священники стоять на служении, по причине облака, ибо слава Господня наполнила храм Господень.
(3-я Царств 8:10,11)
На протяжении нескольких последних месяцев, в которые я выкладываю свои сообщения, меня не покидает мысль выложить что-нибудь, касающееся структуры Библейского календаря, чтобы показать, что такое, согласно Библии, «период Восхищения», о котором так много проповедовали проповедники Послания. Но логичнее, все же, было бы завершить серию по царствованию Соломона, когда он был прообразом Иисуса Христа, открывшегося в Седьмом Периоде Церкви.
Откровение Бога Аминь в Седьмом Периоде – это уже царь Соломон. Это уже Тот, Кто завершил все своим дела. Но как мы рассмотрели, у Соломона были свои войны, он разбирался и мстил врагам Давида, строил храм, вносил в него ковчег. И только после двадцати лет его царствования можно было начать говорить о его мирных делах.
Брат Бранхам в той части проповеди «Седьмая Печать, которая была дополнительно надиктована для распространения в дни его жизни, говорил:
Так вот. Вы обратили внимание? При открытии этой Седьмой Печати, она тоже в трёхкратной тайне. Об этой я уже… буду говорить и уже говорил, что это является тайной Семи Громов. Семь Громов на Небесах раскроют эту тайну. Это будет прямо при Пришествии Христа, потому что Христос сказал, что никто не знает, когда Он вернётся.
(«Седьмая Печать», Вильнюсское издание)
В проповеди «Христос – открытая тайна Божья» он называет эту тройную цель, которая является трехкратной Тайной.
Обратите внимание, в этой великой тайне-секрете у Бога была тройная цель. У Бога в Его великой тайне, секрете, который у Него был до начала мира, у Него есть в этом тройная цель. И вот, сегодня утром хотелось бы разобраться: какова эта тройная цель? Понимаете? Я верю, что с помощью Бога, Который находится здесь, и… что Он нам это покажет. Так вот, если у Него была эта тройная цель, то хотелось бы выяснить, в чём заключается эта тройная цель.
Первым было то, что Бог хотел открыть Себя людям.
<...>Во-вторых, иметь первенство в Своём Теле верующих, то есть, в Своей Невесте, чтобы Он мог жить в людях.
<...>Во-первых, полностью выразить Себя — Бог во Христе.
Во-вторых, благодаря этому возыметь первенство в Своей Церкви, которая является Его Телом, Невестой, чтобы Он мог иметь первенство и выражать Себя через них. Хорошо.
И, в-третьих, возвратить в должное положение Царство, которое пало через грех первого Адама; вернуть к тому, когда Он ходил в прохладе вечера со Своим народом, разговаривал с ними, общался с ними.
(«Седьмая Печать», Вильнюсское издание)
Но, поскольку брат Бранхам не сказал, что это Тайна Седьмой Печати, хотя это видно при выполнении простейших логических действий, об это преткнулись все, включая подобравшихся ближе всего к этому громовцев. Они преткнулись о простоту во Христе. Никто даже не смог бы предположить, что все вот так просто. Бог открыл это в простоте, чтобы можно было понять посредством простых детских рассуждений и принять детской верой.
Эта вторая часть Тройной Тайны полностью вписывается в откровение Иисуса Христа Седьмому Периоду.
И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:
(Откровение 3:14)
Это уже Бог в человеке, потому что Он открыт как Свидетель внутри человека, делающий человека свидетелем Иисуса Христа, подлинным свидетелем Иеговы. Он Свидетель Истинный – Тот, Кто должен завершить данную часть Тайны до конца.
Если это так, то Он должен был вселиться в человека, и не только в одного человека, потому что это не было бы завершением Его Пути. Если мы берем Посланника, то да, в Посланнике в те дни, когда он возгласил, Тайна Божья была завершена. Нет большей степени раскрытия Тайны Божьей в человеке, чем пророк. Больше попросту не позволит сделать рожденное неправильным образом человеческое тело.
Раскрытие этой части Тайны не заключается в раскрытии безупречного поведения человека. Человек остается человеком. Он совершает ошибки. Уильям Бранхам ничем не отличался от обычного человека. В нем не было чего-то особенного, чего-то выдающегося, отличающего его от остальных. Был взят обычный среднестатистический американец со среднестатистической плохой наследственностью. Было единственное исключение: брат Бранхам был довольно крепок физически, и Бог сохранил его тело от осквернения. Почему? Если бы у него было слабое здоровье, он не смог бы выдержать служения различения и остаться живым. Если он в начале своего служения едва не умер от нервного и физического истощения, то человеку с более слабым здоровьем или испытавшему, что такое осквернение тела, было бы намного хуже. Человеческое тело неспособно выдержать Присутствие Божье.
Но только Посланника недостаточно. Должен работать закон воспроизведения, должны появиться другие люди с той же самой Тайной внутри себя, иначе это завершение Тайны Божьей не доказывает своей жизнеспособности.
Посему в дни Соломона ковчег с Сиона на гору Мориа, гору приятного благоухания, нес не посланник. Его несли священники. Его несли даже не левиты, как было во времена скинии. Священники несли его после завершения получаса безмолвия, что является прообразом открытия Седьмой Печати, т.е. после того как Седьмая Печать была не только снята, но и закончились как бы полчаса безмолвия. Только после этого был осуществлен перенос ковчега. Именно поэтому это не могло произойти в 1970-е годы, когда громовцы предприняли поход за братолюбием. Еще не пришло Библейское время.
Соломон строил не только храм, но также строил дом для себя, дом, где ему жить. Церковь не может функционировать нормально без завершение процесса строительства Дома, в Котором может жить Царь. Без человека с Христом внутри, человека, совершенного в познании Христа, бесполезно пытаться практиковать в собрании порядок в церкви, духовные дары и все остальные вещи. Поэтому брат Бранхам в самой первой записанной в Скинии Бранхама проповеди говорил:
Слава Богу, Святой Дух занимает Свою позицию. Да. “Когда придёт враг, как наводнение, тогда я подниму знамя против него”. Это верно. И Церковь заняла свою позицию, я имею в виду Церковь Святого Духа. [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре.—Изд.]
Это всё, в чём я заинтересован, друзья, и я нахожусь здесь. Там я буду молиться за больных. Но здесь я заинтересован в одном, то есть в Божьей заново рождённой Церкви. Правильно. Что бы то ни было, я заинтересован именно в этом. Я не заинтересован в уставных нормах, в дьяконах и так далее и тому подобное, или в порядке церкви. Я заинтересован в крещении Церкви Духом Святым на этот день, в который мы живём. Это основная часть и это то, чего мы ожидаем.
(«Божество Иисуса Христа», перевод Вентспилс, первоначальный вариант)
При последующем переводе выражение «порядок в церкви» заменили на «церковные порядки», но суть от этого не изменилась.
Хвала Богу, Святой Дух занимает Свою позицию! Да. “Когда враг придёт, как река, тогда Я подниму против него знамя”. Это так. И Церковь заняла свою позицию, я имею в виду, Церковь Святого Духа. [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре— Ред.]
Только в ней я и заинтересован, друзья, и я здесь. Там на выезде я буду молиться за больных. Но здесь я заинтересован в одном, а именно: в зановорождённой Божьей Церкви. Верно. Так или иначе, меня интересует она. Меня не интересуют уставные нормы, дьяконы и так далее, и тому подобное, или церковные порядки. Я заинтересован в том, чтобы у Церкви было крещение Святым Духом на это время, в которое мы живём. Это самое основное, и именно этого мы ожидаем.
(«Божество Иисуса Христа», Вильнюсское издание, окончательный вариант)
Церковь, несмотря на то что был построен храм, был установлен порядок богослужения, расставлены по чредам священники, привратники, певцы и левиты, не могла функционировать без ковчега. Так и брат Бранхам все показал: как устроена церковь, как она должна действовать, какие ее отличительные признаки, каково ее учение, каков порядок проведения служений, как должны в поместном собрании работать духовные дары и т.д.
Но всего этого, как показало время, оказалось недостаточным для того, чтобы в церквях Послания появилась любимая проповедниками Динамика. Этого не произошло, несмотря на правильные песни, правильные полчаса тишины, правильным образом поставленных служителей, правильную одну проповедь «по Посланию». Потому что, как и строительство храма в дни Соломона, – это была только Механика, которая без Искры Свечи Святого Духа не заставит автомобиль сдвинуться с места.
Храм Соломона, как мы уже показали в предыдущем сообщении, тринадцать лет стоял бездейственным. В нем не было самого главного: ковчега, над крышкой которого открывался Бог. Этого не происходило до тех пор, пока не был построен дом Соломона, пока не была закончена внутренняя отделка, пока не было завершено все убранство двора и не были принесены все сосуды, которые для богослужения приготовил Давид.
Пока Церковь-Пшеница, на деле принявшая Послание, не полежала в Присутствии Сына, чтобы созреть, чтобы этот бо́льший Свет, Свет Его Присутствия, не убил ее, и чтобы это действительно был Хлеб. Зерно должно созреть.
В своем созревании зерно проходит три стадии: молочной спелости, восковой спелости и зерновой спелости. Уборка происходит именно тогда, когда только-только заканчивается восковая спелость, но еще не наступила зерновая. Дозревает зерно, уже будучи убранным. Если упустить этот период, зерно осыплется.
Так и Христос. Люди думают, что Христос замедлил. Они ожидают сверхкрутого служения Невесты. Она сможет это сделать, но если Христос бы чуточку опоздал с Жатвой (я не говорю об обмолоте, он наступит позже), Зерно Невесты осыпалось бы. Чтобы этого не произошло, Жатва должна наступить чуточку раньше, именно тогда, когда готов закончиться период восковой спелости.
Сначала молочная спелость, когда Церковь должна питаться нетвердой Пищей. Поэтому не следует слишком уж серьезно относиться к тем движениям, которые возникли, когда у нее еще молоко на губах не обсохло. Это просто детство, и к этому умничанью ребенка надо относиться со взрослой снисходительностью. Другое дело, когда все это ребячество докатывается до наших дней.
Все это связано с зерном. Мы уже не говорим о мякине, потому что время мякины заканчивается.
Когда в этот период ты разрезаешь зерно, то в нем такое молочко, по цвету похожее на то, которое вытекает из сорванного одуванчика. Только ближе к кожуре видно, что наступает какое-то отвердевание.
Затем идет состояние восковой спелости, когда зерно на ощупь податливо, как воск. Это ее этап служения, этап горения, подобно горению воска в свечи. Все наиболее известное в Послании достигло рассвета именно в этот период, а затем наступило неизбежное затухание. Хотя существует внешнее горение, также не следует ожидать в этот период зрелости и понимания того, что происходит вокруг. Вы можете смело отбрасывать все то, что напроизводили в Послании в этот период, и не ошибетесь. Только не следует огульно отбрасывать людей. Многие, вышедшие вслед за Посланием, спасались именно в эти две стадии, хотя они и не достигли совершенства в те дни и принадлежали к гибридной составляющей зерна, которая называется эндоспермом. Я немного рассказывал об этом, когда касался вопроса двойного оплодотворения. Несмотря на гибридность, в нем в new пору еще была жизнь, как она еще понемногу оставалась в стебле, мякине, колосе. Из эндосперма жизнь выходит примерно тогда, когда стебель, колос и мякина полностью засыхают. Посмотрите на то, с какой регулярностью уходят те, кто являлся действительной поддержкой брату Бранхаму, хотя дальнейшая жизнь и заставила разбежаться их в разные стороны. Им просто не было больше дано, и они восстанут в Воскресении вместе со всеми. Эндосперм к концу восковой спелости запасает крахмал, клейковину, чтобы можно было испечь хлеб. Он не имеет отношения к Жизни, но содействует Жизни Невесты. Смотрите, разве то, что Послание стало общедоступным, что ты можешь свободно скачать полную базу Войса или Библейских Верующих, что можешь пользоваться полной базой переведенных на русский язык проповедей, который любезно выложили представители эндосперма в Послании, когда раньше сложно было достать хотя бы одну нужную проповедь, и на этом спекулировали проповедники, не является доказательством того, что Жатва близка? Церкви Послания не дано самой воспользоваться плодами того, что она собрала, и она к моменту Восхищения станет полностью мертвой, но в ней все это время была жизнь, и те люди, что составляли ее жизнь в период молочной и восковой спелости, будут забраны еще до наступления Восхищения.
Жизнь в это время сосредоточена только в зародыше, который и является подлинной Невестой. Этот период называется периодом зерновой спелости. Зрелая твердость зерна наступает только тогда.
Зерно тогда уже неспособно к гибридному горению. Оно больше не может что-то производить, оно и неспособно что-то производить. Именно тогда Невеста получает в руки Меч Царя.
Ребенку лазерную пушку в руки не дают, поэтому то, что производили раньше, было не Мечом, а детскими игрушками, всего лишь ковырянием в песочнице с лопаткой. Ребенку говорят: «Ай-ай-ай! Не сунь пальчики в розетку! Не ходи туда, не лезь сюда!»
Брат Бранхам предупреждал нас, чтобы мы ничего не производили.
Вы не просите овцу носить шерсть… то есть, я имею в виду производить шерсть. Овце нет нужды производить шерсть. Она говорит: “Вот, мой хозяин хочет, чтобы в этом году у меня была шерсть. Придётся этим заняться”. Нет-нет, единственно, что ей нужно делать, это просто оставаться овечкой. Это верно. А шерсть вырастет автоматически… Вырастет. Вырастет. Она принесёт её, потому что…И нам не приказывают производить плоды. Нам полагается приносить плоды. Понимаете? Нам положено приносить плоды. Раз уж ты — плодовое дерево Божье, с Божьим Словом, Божье Слово Себя докажет. Оно будет приносить плод, пока там будет Слово. Иисус сказал: “Если вы пребудете во Мне, а Слово Моё в вас, чего попросите — будет вам”. Видите? Вы этого не производите. Вы сами этого не вырабатываете. Просто это находится там, это идёт и идёт.
(«Бог, скрывающий и открывающий Себя в простоте», издание VGR)
Знаете, вы не сможете ничего выработать. Вас не просят ничего вырабатывать. Церковь не просят производить или вырабатывать плод. Вы должны приносить плод. Понимаете? Вы не сможете сказать—сказать овце: “Вырабатывай шерсть”. Просто пусть она станет овцой, и она принесёт шерсть. Вот в чём беда: мы пытаемся что-то вырабатывать. Не вырабатывайте это. Будьте, просто приведите в порядок внутренность.
(«Двери за дверью», издание VGR)

Не пытайся быть Моисеем. Не пытайся быть Аароном. Нет! Просто будь самим собой, но будь Христианином.
(«Бог снимает с Себя покров», Рижское издание)
У брата Апшоу есть лозунг, который он часто применяет, говоря: «Ты не можешь быть тем, кем ты не являешься». Это верно. «Ты не можешь быть тем, кем ты не являешься». Так что держите это в разуме. И когда вы подойдёте к тому, чтобы попытаться выдать себя за кого-то, что ж, вы просто притворяетесь. Бог знает об этом, и люди знают это также. Итак, почему бы вам не быть самими собой.
(«Этот великий воин Давид», Московский перевод)
Если каждый… Я скажу вам, что мне нравится. Мне нравится, когда люди оригинальны. А вам? Мне нравится… Сегодня в мире этого слишком много: актеров. Вы знаете, слово “фарисей” означает “актер”. И у нас сегодня так много актеров, что люди пытаются вести себя как кто-то другой, пытаются выдавать себя за кого-то другого. Люди бы намного больше вас любили, если бы вы просто были самими собой. Они больше знали бы, как вас принимать.
Бог содействует скорейшему наступлению дня, когда мужчины и женщины будут такими, какие они есть. Если бы я был противником Христа, я бы находился здесь сегодня вечером, проповедуя против Него. У меня не было бы для Него времени. Тогда я читал бы опровергающие Его лекции. Но будучи таким, что я люблю Его и верю в Него, вот почему я здесь, пытаясь заставить каждого поверить: потому что я Ему верю.
И посему, когда люди утверждают, что они христиане, или подражают христианству, или пытаются вести себя как будто они христиане, когда в глубине их сердца у них нет мира Божьего, вы становитесь всего лишь актером. И, знаете, люди действительно это знают. Твой сосед знает, что ты именно так себя ведешь. Конечно. Она видит, что ты свирепеешь, и налетаешь как с цепи сорвавшись, и лупишь пса возле дома, и орешь на своего мужа, и гоняешь пса под кроватью, когда тот заходит в дом. И ты делаешь то же самое с… Конечно же, они знают, что это не христианское поведение. Конечно.
Если ты действительно спасен, Он изменяет тебя. Ты не должен себя так вести, ты просто ведешь себя естественно. Ты просто такой, как есть.
(«Где, как я считаю, потерпела провал пятидесятническая церковь», перевод Гродно)
Обольщающие духи толкуют Слово Божье! Оставьте, освободитесь. “Как это сделать, Брат Бранхам?” Просто оставьте. Это всё, что тебе надо сделать. Возьми Божье Слово. Не пытайся ничего вырабатывать. Не падай у алтаря и не бейся, крича: “Боже, дай мне Святого Духа! Господь, дай мне Святого Духа!” Он не придёт к тебе, сколько ни бейся у алтаря. От этого не будет пользы. Нет. Он приходит не этим путём. Но принимая Его по Слову Его!
(«Завлекающие духи», издание VGR)
Брат Бранхам говорил своим прихожанам проповедовать только то, что на лентах, делать именно то, что в них говорится, ссылаться на его проповеди. Это обращение к маленьким детям, потому что они тогда были в состоянии молочной зрелости. Церковь на том этапе была способна воспринимать только чистое словесное молоко.
Затем восковой этап, которого мы выше немножко уже коснулись. Воск употребляется для горения. Это и есть этап самого служения. Этот этап происходит на солнце. Во время его остальные части пшеницы ещё сохраняют жизнеспособность.
Затем жизнеспособность уходит отовсюду, оставаясь только в зерне. Жизнь из остальных церквей, деноминаций уходит. Вот тогда зерно приобретает консистенцию настоящего воска, т.е. способности, говоря духовно, производить нечто подлинное, уже в достаточной степени напитавшись чистым словесным молоком и возростя от него во спасение.
Это в Невесте происходит автоматически, без всякого напряжения. То, что человек съедает, проходит через его желудочно-кишечный тракт, всасывается, с током крови и лимфы разносится по телу и становится частью тела. Белки идут на строительство тела, насыщенные и ненасыщенные жирные кислоты идут на его энергетику, равно как и углеводы. Идёт обеспечение тела энергией, что говорит о процессе горения во Христе Иисусе. Именно тогда человек оказывается способным гореть для Господа. Горение – это такой же процесс расщепления, как тот, что происходит в организме, несмотря на то, что сами биохимические реакции, вполне естественно, отличаются. Идут процессы расщепления и усваивания, и все это даёт способность человеческому телу двигаться.
Церковь становится способной вначале в малой степени, а затем, взрослея и возрастая духовно, все более и более производить духовные вещи, становясь все более и более подобной изначальному зерну. Она становится способной вначале впитывать Слово, затем в процессе войскового горения учится проявлять Слово, а затем становится подобной первоначальному Зерну.
Весь этот процесс относится только к Невесте, т.е. к искупленным. Он помогает священникам переносить ковчег с Сиона на гору Мориа, в место приятного благоухания.
Поскольку все это происходит именно в период восковой спелости, Соломон при каждом их шаге и приносил всесожжение.
А царь Соломон и с ним все общество Израилево, собравшееся к нему, шли пред ковчегом, принося жертвы из мелкого и крупного скота, которых невозможно исчислить и определить, по множеству их.

(3-я Царств 8:5)
Перенос ковчега – это не просто бесцельное хождение. Это действенность Голгофы в жизни этих людей. Когда ты действительно несешь ковчег на то место, где он должен стоять, – это не просто говорить: «Я принял Послание. Я верю в то, что Семь Громов приговорили голосами своими». Это проявляется в твоей жизни. Человек горит.
Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы.
И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.
Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.
(От Матфея 5:14-16)
Осуществление этого связано с назначением притвора в храме Соломона. Для чего притвор был таким огромным и так притягивал к себе взор? Так и наружная завеса была самым красивым местом скинии. Столбы притвора были выше любого в храме или в скинии. Они были видны, в то время как столпы храма были скрыты от взора внешних. Не видны были столпы скинии. Они были покрыты покровом из тахашевых (барсучьих) кож (в Синодальном переводе «синих»).
Притвор привлекал внимание только к одному месту: к двери в храм.
Также и Послание, данное через служение Уильяма Марриона Бранхама, которое было намного более ярким, чем все то, что происходило в предыдущие шесть периодов, содействовало привлечению внимания. Те два служения, которые могли бы сравниться с его служением, все же были менее известны. Я имею в виду служения Мартина и Колумбы. Хотя слава Мартина, по свидетельству Сульпиция Севера достигла Персии и Эфиопии, но охват его служения и количество людей, с ним столкнувшихся, было неизмеримо меньшим.
Даже Павел не мог похвастаться таким размахом. Павла, к тому же, мало кто из современников выделял их числа других Апостолов, включая Иоанна Богослова. Только Пётр удосужился привлечь внимания к его посланиям, тем самым канонизировав их.
Мартин совсем не стремился к известности. Колумба всю свою жизнь запрещал рассказывать своим последователям о виденных ими чудесах. Ещё не пришло время для этого.
Но в служении брата Бранхама, как мы уже говорили, наступило время «тысячи всесожжений». Это был возглас, или оклик, или призывный клич, в зависимости от того, как это переводят, для того чтобы привлечь к чему-то внимание.
Поскольку мы находимся в духовном мире, то нам необходимо знать, идём мы туда или идём не туда. Показывая это в прообразе, Соломон шёл со всем обществом Израиля и совершал всесожжения перед несущими ковчег священниками. Говоря духовно, когда ты делаешь шаг в нужную сторону, ты попадаешь в ту область, где уже совершено всесожжение. Ты попадаешь в ту область, где Жертва Иисуса Христа принято, где сказанное Слово становится Словом проявленным. Ты попадаешь туда, где урим соединяется с туммимом, где Свет становится Совершенством или же Завершенностью. Когда ты совершаешь с ковчегом над сердцем этот шаг, ты попадаешь в ту область, где Слово проявляется и исполняется, становится для тебя живым.
Весь этот путь с ковчегом совершался с одной-единственной целью – чтобы внести ковчег на его место. Церковь во время периода восковой спелости прошла весь этот путь перенесения ковчега во Святое святых. Она также установила его на причитающееся ему место, его законное место внутри человека. Невеста мало того, что вошла в Храм, но и водрузила ковчег там, где ему полагается быть.
Она не устроила религию притвора, как в начале периода пятидесятническая церковь. Всплеск даров был настолько мощным, что они подумали, что до них настоящих христиан вообще не было. Некоторые из них действительно считали, что была первая Церковь, а затем появились они.
Так и церковь Послания, обольстившись тем, что было в дни брата Бранхама, мало того что не сумела воплотить в жизнь то, к чему призывал пророк, вдобавок ещё и произвела на свет религию притвора, религию любования тем, что он совершал при жизни. Они ходят по притвору, рассматривая столбы, разбирая на собраниях завитушки резьбы, зная, где пряжка, где лилия и где крыло какого Ангела. Они забирают голову ввысь, взирая на величие чудес, совершенных пророком, и причмокивают от восхищения. Проповедники вместо проповеди Евангелия и призыва к Христу соревнуются друг с другом в сочинении рассказов о брате Бранхаме, исповедуя религию притвора и по сути своей являясь тем, в чем их обвиняют: человекопоклонниками, бранхамопоклонниками и идолопоклонниками. Раз за разом возникают попытки подражания тому, что было в притворе. Практически все движения с претензией на исключительность занимаются именно этим. Те люди, которые говорят, что надо не говорить о Послании, а проявлять Послание, на самом деле тоже не входят в Храм, а пытаются проявлять то, что было в притворе.
Но эти священники, о которых мы говорим, проходят через весь притвор, никуда не сворачивая, заходят в храм, заносят ковчег и ставят его на место.
Затем они выходят. При служении в храме самым важным был результат того, ради чего священники в него входили. Когда священник или первосвященник входил в храм для служения, однажды он должен был выйти. И он выходил не просто так.
Вспомните, когда Захария, отца Иоанна Крестителя, входил в храм для каждения. Занос ковчега в Святое святых, поставление его на своё место имеет отношение именно к каждению, именно к Иисусу Христу как Первосвященнику, стоящему у жертвенника кадильного, чтобы твоя жизнь, чтобы твои молитвы стали приятным благоуханием.
Если ты действительно заносишь ковчег на его место, принимаешь Христа в своё сердце, то каждый твой шаг в этом направлении должен сопровождаться сверхъестественным Божьим подтверждением, точно таким, каким было подтверждение принятия жертвы Авеля. Как Бог принимал жертвоприношение Авеля, так Он принимает и данного священника.
Сказано, что все священники, входившие во святилище, как несущие ковчег, так и остальные, были освящены.

Когда священники вышли из святилища, ибо все священники, находившиеся там, освятились без различия отделов;
(2-я Паралипоменон 5:11)
Те священники, которые вошли во святилище, были прообразом тех, кто прислушался к возгласу или к возвещению и пошёл именно туда, куда его призывал возглас. Мало того, что каждый их шаг в направлении храма сопровождался всесожжениями, но они также вошли именно в то место, к которому их направлял Бог. Они вошли для того, чтобы в том Храме, который строился на протяжении предыдущих шести периодов, было проведено богослужение, чтобы в нем появилась Динамика. Седьмая Церковь не даёт какого-то нового откровения. Она показывает собой, становясь точно такой, какой была первая Церковь, что Слово имеет силу к воспроизведению.
Это богослужение не выбивается из всей церковной и истории и не делает эту Церковь выше всех остальных. Третий Рывок – это, прежде всего, раскрытие Слова. Давайте просто остановимся на этом и все величие с воскрешением рыбки и сотворением белок будем рассматривать именно с этой позиции. Она не становится супер-дупер церковью, но став точно такой, какой была первая Церковь, доказывает своим появлением, что то первоначальное Зерно способно себя воспроизвести.
Но священники должны были ещё и выйти из храма, после того как поставили во Святом святых ковчег.
Это было посвящение храма. При посвящении скинии такого не было. Давайте посмотрим, как было тогда.
И поставил умывальник между скиниею собрания и жертвенником и налил в него воды для омовения,
и омывали из него Моисей и Аарон и сыны его руки свои и ноги свои:
когда они входили в скинию собрания и подходили к жертвеннику [служить], тогда омывались [из него], как повелел Господь Моисею.
И поставил двор вокруг скинии и жертвенника и повесил завесу в воротах двора. И так окончил Моисей дело.
И покрыло облако скинию собрания, и слава Господня наполнила скинию;
и не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло ее облако, и слава Господня наполняла скинию.
(Исход 40:30-35)
Здесь мы опять видим облако, как и тогда, когда священники вышли из храма. Даже Моисей не мог войти. Далее мы видим путь в Землю Обетованную, который совершала скиния.
Когда поднималось облако от скинии, тогда отправлялись в путь сыны Израилевы во все путешествие свое;
если же не поднималось облако, то и они не отправлялись в путь, доколе оно не поднималось,
ибо облако Господне стояло над скиниею днем, и огонь был ночью в ней пред глазами всего дома Израилева во все путешествие их.
(Исход 40:36-38)
Когда Церковь совершала свой путь, её сопровождало облако. Оно покрывало её. Оно защищало Церковь от солнечного зноя и освещало путь в ночи. Назначение облака – это, во-первых, покров. Это совершенное оправдание Церкви. Облако является покровом Церкви и её совершенным оправданием.
И в нашем случае, когда священники вышли из храма, опять появилось облако. Они вышли во внешний двор. Эта Церковь должна стать проявленной перед всем остальным обществом. Эти священники символизировали Церковь последнего периода. Они не совершали ничего, они ничего не строили. Они просто внесли в Храм ковчег и показали, что Храм Церкви действенен.

Когда священники вышли из святилища, ибо все священники, находившиеся там, освятились без различия отделов; и левиты певцы, – все они, то есть Асаф, Еман, Идифун и сыновья их, и братья их, – одетые в виссон...
(2-я Паралипоменон 5:11-12)
Смотрите, кто-то одет в виссон. А ведь виссон – это одеяние Церкви победителей.
И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых.
(Откровение 19:8)
Виссон – не просто льняная нить, но нить, вдвое скрученная, наподобие спирали ДНК. Это Дух Христов Пятидесятницы, соединившийся с Телом Церкви и образовавший эту новую спираль.
...с кимвалами и с псалтирями и цитрами стояли на восточной стороне жертвенника...
(2-я Паралипоменон 5:12)
Восточная сторона – это сторона колена Иудина, чьим символом был Лев, Животное Первой Печати. Это символ Первой Церкви.
...и с ними сто двадцать священников, трубивших трубами,

(2-я Паралипоменон 5:12)
Сто двадцать священников – это уже День Пятидесятницы. Это были не те священники, которые вносили ковчег в храм. Они стоят на восточной стороне жертвенника, на стороне Льва. Евангелие возникло на востоке. Остальные священники с поющими и играющими левитами, одетые в виссон, символизируют победителей. Бог принял их веру, и теперь они покоятся, играют и поют, ожидая Воскресения. Они прошли свой путь. Бог принял их веру и поместил в то место, которое называется место под Жертвенником. Именно поэтому в дни Соломона вся эта группа находилась у медного жертвенника.
Сто двадцать священников, символизирующих первоначальную Пятидесятницу, трубящих в трубы, – это Пятидесятница, которая снова становится определённым звуком для Церкви последнего времени. Она стала трубным звуком. Когда священники, внесшие ковчег, выходят из храма, становится понятным, кто действительно облечен в виссон белый и чистый, кто все эти годы был победителем. Пятидесятница становится не просто рассказами, не просто тем, что всем нужно говорить иными языками.
Священник выходил из храма после каждения, чтобы объявлять волю Божью народу. Когда ты внёс ковчег внутрь себя, когда ты принял Христа в своё сердце, именно тогда ты способен выйти перед внешними, чтобы нести им Евангелие. Тогда у тебя действительно есть «ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ». Тогда ты действительно знаешь, на чем стоишь. Тогда у тебя действительно есть Слово. Тогда Слово в твоей жизни доказано. Бог подтверждает твою веру, как подтверждал веру Авеля. Это уже не просто теории. Это тогда, когда ты не показываешь теории, но горишь, и приходящие видят Свет.
Ты завершаешь путь и выходишь, потому что должен наступить период зрелости, названный в Библии периодом Царского покоса.
Должен наступить период, когда плевелы связываются в связки. Но это наступает только после периода Царского покоса, когда Пшеница сжата и собрана в снопы.
Должен настать период, когда Пятидесятница становится лично для тебя трубным звуком. Это не какой-то неопределённый звук.
Ты приходишь в церкви Послания. Кажется, пророк все объяснил, разжевал и положил в рот. Но люди все равно не знают, что такое Пятидесятница и какого Святого Духа они должны получить. Вышло так, что, когда люди пришли к Посланию, крещение Святым Духом стало для них неопределённым звуком. Почему? Потому что были убраны все прежние внешние доказательства. Людям не за что стало хвататься, поскольку нет ни одного внешнего проявления, которое отличает подлинное крещение Святым Духом от, например, исполнения духами якутского шамана.
В 1990-х мне довелось прочитать в книге Серафима Роуза «Православие и религия будущего» сравнение переживаний пятидесятника и шамана. Описания абсолютно идентичны. Похожую картину брат Бранхам наблюдал во время посещения индейских резерваций. Почему? Потому что дьявол копирует форму. Невозможно найти отличия и по доступу к силе Божьей. Если Валаам имел доступ к силе, если Ианний и Иамврий имели доступ к творящей силе Божьей, то доступ к творящей силе ещё не означает Третий Рывок. Значит, Третий Рывок – это что-то другое.
Но когда эти священники выполнили полное поручение Возгласа, и вошли, и прошли именно туда, куда их звал призывный клич, и вышли именно оттуда, и у них ковчег был в положенном ему месте, для них Пятидесятница стала трубным звуком.
И были, как один, трубящие и поющие, издавая один голос к восхвалению и славословию Господа (смотрите, не семь отдельных громов, а один голос); и когда загремел (вот вам и Громы, только снова слившиеся в один Гром, в один Голос) звук труб и кимвалов и музыкальных орудий, и восхваляли Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его: тогда дом, дом Господень, наполнило облако...
(2 Паралипоменон 5:13)
А теперь давайте присмотримся. Они стоят на восточной стороне жертвенника. Храм для них находится на западе. Они смотрят на запад. Вот священники, которые выходят из храма и подходят к западной стороне жертвенника. В какую сторону они смотрят? Правильно, в сторону востока. Их лица обращены друг к другу. А между ними медный жертвенник, который говорит о Голгофе. Они смотрят друг на друга через Голгофу.
Так вот, одно дело – говорить о том, что Илия из Малахии 4 обратит сердца детей к отцам, и совершенно другое – увидеть это на практике.
Асаф с поющими символизируют собой первую Церковь победителей. Семь Труб, Семь Голосов становятся определенным звуком, Громами. Ты знаешь, что тебе нужно получить. Ты знаешь, что такое крещение святым Духом. Тебе уже не надо это объяснять, потому что Святой Дух уже находится в тебе.
А они смотрят на тебя. Сердца детей обращены к отцам, а сердца отцов обращены к детям. Я говорю не о том, когда об этом треплются с кафедр, но о том, когда сердца детей физически обращены к отцам. Именно тогда звучат Громы, издающие один Голос. Это не трепаться о Громах.
Проповедники разглагольствуют о Громах, но они не говорят о пути к тому, как это должно произойти. Весь путь принятия должен быть сверхъестественным и должен быть подтвержден Богом. Ты должен войти в Храм, чтобы Дух Святой в тебе показал и доказал, что та первоначальная Церковь не умерла, что первоначальное Зерно, павшее в землю в Никее, способно себя воспроизвести. На земле должна появиться точно такая Церковь. Она должна занести Ковчег на место, выйти из Храма с «ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ». Именно тогда (не тогда, когда проповедовал Уильям Бранхам) сердца ее членов будут обращены к вере отцов.
Те стоят с восточной стороны жертвенника, эти – с западной. Но эти не стоят возле жертвенника. Они не находятся там, где души под жертвенником. Они стоят на земле. Они стоят в том же самом притворе и сходят с притвора. Они вышли из храма, но не говорится, что они еще в этот момент вышли из притвора. Из храма невозможно выйти, минуя притвор. Нет другого пути. Это вновь то же самое Послание в Церкви, но уже с «ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ». Откровение Невесты никогда не выйдет за пределы Послания. Его всегда можно будет найти в Послании, но это будет не так, как привыкла делать нарицательная церковь Послания.
Они были освящены. Они были святы. Это не просто треплющиеся о Послании. Это святые люди. И вот тогда Послание действительно становится притвором.
Для чего еще использовался притвор. Он использовался для объявления воли Божьей всему внешнему народу. Этой волей Божьей был священник, который вышел из храма и стоял на ступеньках притвора.
Человек, чье сердце обращено к вере отцов, является волей Божьей к остальному народу. Он показывает собой, какими должны быть эти пока еще внешние люди.
Бог делает все очень просто. Такой человек, прежде всего, воля Божья для всех, топчущихся в притворе и говорящих: «Мы любим Послание», но не освятившихся и не вошедших в Дверь. Они не могут в нее войти, потому что их вынесут из Храма вперед ногами. Они несут чуждый огонь. Они воля Божья для всех, рассматривающихся столбы притвора, которые знают, где пряжка и где какое крыло какого Ангела, для всех, надеющихся на посредничающее священство. Бог выводит из Храма прямо у них на глазах человека, который нес ковчег над своим сердцем, донес его до места его назначения. Он показывает им на примере такого человека, каким должен быть настоящий христианин, принявший Послание и обращенный к вере отцов Пятидесятницы.
И именно в этот момент, в момент выхода из храма священников, которые перед этим несли ковчег, храм (не скинию, заметьте) покрывает облако. Это то же самое облако, которое вело сынов Израиля по пустыне в Землю Обетованную. Это тот же Столп Облачный.
Но у облака в Библии есть еще одно значение. Иисус ведет Петра, Иакова и Иоанна на Гору Преображения.
И когда они отходили от Него, сказал Петр Иисусу: Наставник! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: одну Тебе, одну Моисею и одну Илии, – не зная, что говорил.
Когда же он говорил это, явилось облако и осенило их; и устрашились, когда вошли в облако.
И был из облака глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте.
Когда был глас сей, остался Иисус один. И они умолчали, и никому не говорили в те дни о том, что видели.
(От Луки 9:33-36)
И еще одно место из Книги Иова. Это слова Иова, поэтому мы можем им доверять.
Он поставил престол Свой, распростер над ним облако Свое.
(Иов 26:9)
Смотрите, ковчег представлял собой Престол Милости. Так вот, когда эти священники выходят из Храма и смотрят через медный жертвенник на отцов Пятидесятницы, когда Пятидесятница становится для них трубным звуком, определенным звуком, когда они видят награду тех, кто доказал свою веру, тогда для них все эти Громы, все эти звуки сливаются в один звук одного и того же Христа, как Петру, Иакову и Иоанну было сказано слушать только одного Иисуса. Они видят уже не Семь Громов, голоса которых Иоанну было запрещено записывать.
Люди, не понимая того, что делают, пытаются строить кущи то Илии из Малахии 4, то Семи Громам, то еще кому-то. Но подлинные обращенные в момент осенения облаком видят уже только одного Иисуса. Завеса плоти для них сорвана. Остальные могут призывать к Семи Громам как к Семи Живым Голосам, но для обращенных это уже один Голос одного Иисуса Христа, который ходил посреди Семи Золотых Светильников, посреди Семи Громов, а теперь живет в них.
Когда все Голоса и звуки сливаются в Голос одного и того же Христа, эта Церковь, в которой Иисус Христос завершает Свое откровение (не в дни пророка, но в дни обращенной Церкви после завершения периода безмолвия) становится Престолом Его Милости. Именно поэтому над этими священниками распростирается Облако.
Именно поэтому Господь с полным правом говорит:
...истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
(От Матфея 25:40)
Это Престол Его Милости для неразумных дев и прочих праведников.
Во-вторых, есть другой класс людей. Их имена также в Книге Жизни, и они придут во втором воскресении. Такие, как неразумные девы и праведные, о которых сказано в Мат.25.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Брат Бранхам отделяет неразумных дев от праведников из Матфея 25, потому что, согласно Слову, неразумные девы – это состояние не вошедших в дверь во время раздачи Пищи. Я раньше писал об этом в сообщении «Свет и Голос между двух Херувимов», поэтому углубляться не буду. Мало того, дальше брат Бранхам пишет.
В этот класс людей также входят те, которые не поклоняются зверю и которые не оказываются втянутыми в антихристову систему, но умирают за веру, хотя они и не входят в невесту, не будучи рождены свыше. Но они придут во втором воскресении и пойдут в вечную жизнь.
Как видите, это третья категория, и они тоже не неразумная дева, тем более «в Послании».
Смотрите, Престол Милости уже не над братом Бранхамом, где Ангел, Лилия и пряжка, как на фотографии в Лейкпорте. Он над Церковью, над победителями Седьмого Периода, которые стали приятным благоуханием для Господа, сердца которых действительно обращены к вере отцов Пятидесятницы. Они ничего не производят: никаких «громов», никакого учения, никаких громодобродетелей, никаких церквопериодов, новых церквопосланников и прочей чуши. Они реально смотрят на отцов Пятидесятницы, и Христос, Заглавный Камень, Престол Милости, находится у них в сердце. Именно поэтому они будут восхищены именно на облаках, и облака возьмут их из вида всего мира, когда они уйдут вместе с Господом после сретения в Вечность.
И тогда, поскольку Христос находится в них, можно сказать, указывая на этих людей: «Его слушайте!» – имея в виду Самого Иисуса Христа. Это и есть так любимая в Послании процедура установления сына.
Дом Соломона строился ровно тринадцать лет. Это точный срок, когда евреи проводят бар-мицву, когда мальчик по еврейским законам признается взрослым. Вот вам ваше установление сына. Видите? Была бар-мицва Иисуса на Горе Преображения, теперь осуществляется установление Сына в Невесте. Но это происходит только при этих условиях, без всякого доморощенного производства, только при буквальном и точном исполнении того, что говорит и к чему призывает Возглас.
Облако не только осеняет этих людей. Именно после появления облака, когда стало видно благоволение к нему Господа, храм Соломонов стал местом, к которому можно было обращаться при всех бедах.
И когда в VI веке люди, ничего не понимавшие, пели песни во имя Колумбы, оставались живы. Именно поэтому люди исцелялись у мощей Святого Мартина. Бог починал Колумбу и Мартина, потому что в них был Престол Милости. Поэтому стрела, выпущенная во имя Колумбы, поразила мерзавца.
Бог сделал твое сердце Престолом Милости. Бог перенес свой Престол на землю, в эту Церковь, как раз в то время, когда она покоится, когда она дозревает, будучи уже скошенной, уже обращенной к вере отцов.
Люди, которые думают, что они в это время покаются и увидят великие дела, ошибаются. Они ничего не увидят.
Священники освятились все, левиты освятились все до единого до наступления этого периода. Поэтому он могли издавать один голос, Голос Христа: «Его слушайте!» Это бар-мицва Иисуса Христа, Свидетеля Верного и Истинного, принятого верою этой Церковью. Это не наша с вами бар-мицва, не служителей. Заглавный Камень – это то, что должно от начала и до конца быть завершено Посланником Седьмому Периоду. Как Зоровавель:
руки Зоровавеля положили основание дому сему; его руки и окончат его, и узнаешь, что Господь Саваоф послал Меня к вам.
(Захария 4:9)
Как он его выносит? Заглавный Камень выходит в плоде его служения, в Невесте.
То же Облако, которое покрывает её от гнева Божьего, то же самое Облако отождествившегося в ней Христа позволяет Невесте выдержать прямое Присутствие Божье на земле в её плоти, прямое действие в ней Духа Божьего. По-человечески это невозможно, потому что священники Ветхого Завета в момент появления облака не могли стоять на служении. Человек, находящийся в Присутствии, не может этого выдержать. Даже Иоанн Богослов пал как мёртвый. Облако – это то, что поднимает человека на ноги в Присутствии. Кто то, что поднимет тебя и даст тебе возможность жить в огне поядающем, жить в сфере Престола.
Тебя вводят внутрь, туда, где Престол, не потому, что ты лучший. Они, те, кто с восточной стороны Жертвенника, тоже под Облаком.
Это Облако еще является покрывалом от внешних. Оно закрывает от внешних.
Давайте послушаем, что говорят внешние. В качестве примера возьмем слова Елифаза Феманитянина. Они думают, что так думает Иов. Елифаз задает вопрос:
Не превыше ли небес Бог?
(Иов 22:12)
А Бог был в Иове. Павел говорил:
Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках,
(К Евреям 1:1)
Иов, будучи пророком, говорил более верно, чем они, потому что Бог был в нем.
…посмотри вверх на звезды, как они высоко!
И ты говоришь: что знает Бог? может ли Он судить сквозь мрак?
Облака – завеса Его, так что Он не видит, а ходит [только] по небесному кругу.
(Иов 22:12-14)
Они думали, что Иов думает именно так. Они считали, что это именно Иов не видит, Иов, больной, потерявший детей, потерявший имущество. Разве не это говорил о таких людях Иисус?
Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:
ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;
был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.
(От Матфея 25:41-43)
Смотрите, Павел говорил:
Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была [приписываема] Богу, а не нам.
(2-е Коринфянам 4:7)
Глиняный сосуд человеческой плоти для них – это облако, скрывающее от них Бога в человеке, который находится прямо перед ними. Они думают, что облако – это завеса для Иова, но оно – завеса для них самих. Их сердца, поскольку они отделяют себя от Бога, покрыты завесой. Они вводят законы и правила, тем самым вновь читая Моисея.
Но умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом.
Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их;
(2-е Коринфянам 3:14,15)
Любое отделение себя от Бога путем введения законотворчества отделяет человека от Бога и налагает на сердце покрывало.
Одно и то же явление может быть светом для одних, и тьмой для других, как было со Столпом Облачным при переходе Красного моря.
И двинулся Ангел Божий, шедший пред станом Израилевых, и пошел позади их; двинулся и столп облачный от лица их и стал позади их;
и вошел в средину между станом Египетским и между станом Израилевых, и был облаком и мраком [для одних] и освещал ночь [для других], и не сблизились одни с другими во всю ночь.
(Исход 14:19,20)
Смотрите, это препятствует сближению верующих с неверующими и притворщиками, чтобы сохранить жизнь верующих.
Когда все эти товарищи ждут проявления Гласа Архангела и необыкновенной крутизны в своих рядах, подлинный Глас Архангела проявляется прямо у них перед глазами, но Бог сокрывает этих проявляющих Глас Архангела от остальных Облаком, потому что Бог заключает Себя в Облаке. Он как отрывает Себя в простоте, так и скрывает Себя в простоте. Они ожидают появления крутого непонятно кого, а приходит обычный человек, в котором нет ни вида, ни величия. Он муж скорбей и изведавший болезни, только это уже не Иисус, а кто-то другой. Так было с Павлом, так было с братом Бранхамом. Так будет до самого Восхищения. Этот человек хочет есть, он жаждет, его сажают в тюрьму и т.д. и т.п. А они на полном серьезе считают, что он потерял благословения и Бог от него отвернулся.
Глас Архангела выходит в Облаке, а люди, которые ожидают неизвестно чего, его не видят. Это обычная плоть, человек, который может совершить ошибку. Как Уильям Бранхам был совершенно обычным человеком, простым среднестатистическим американцем со всеми странностями и нелепостями, присущими американцам.
Они не прорвали завесу традиций и деноминаций. В их сердцах завеса между святилищем и Святым святых. На них не подействовала Голгофа. И они становятся неспособными из-за этого Облака, которым стал для них Ангел Господа, из-за того, как Бог покрывает и скрывает эту обращенную к вере отцов пятидесятницы Церковь, носящую внутри себя этот Заглавный Камень, увидеть подлинную Невесту через завесу. Они думают, что Невеста не исполняет Послание. Они думают, что Бог для членов Невесты ходит где-то на небе и не видит их, как Елифаз думал об Иове.
Но у Иова было полное отождествление с Голгофой до такой степени, что он говорил от имени Иисуса:
Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим.
(Иов 30:10)
С правого боку встает это исчадие, сбивает меня с ног, направляет гибельные свои пути ко мне.
(Иов 30:12)
Этого не было с Иовом, но было с Иисусом.
Моя кожа почернела на мне, и кости мои обгорели от жара.
(Иов 30:30)
Этого тоже не было с Иовом, но это было с христианами в дни Нерона, это было с Яном Гусом, с Иеронимом Пражским, с Мигелем Серветом.
Иов пророчествовал, он находился в видении. Христос заменил личность Иоава в этой страдающей плоти. Это был Христос.
С великим трудом снимается с меня одежда моя; края хитона моего жмут меня.
(Иов 30:18)
Это Христос перед распятием.
Ты поднял меня и заставил меня носиться по ветру и сокрушаешь меня.
(Иов 30:22)
Это Христос на кресте, трепещущий подобно знамени, Иегова-нисси. Где и когда это было с Иовом? Иов говорил о Боге верно, потому что в нем говорил Христос. В нем был Голос Христа, Архангела Михаила. А для его друзей плоть Иова была покровом, мраком, скрывающим от них Бога.
Вот вам Облако, скрывающее Бога от людей, Облако Его свидетелей. Иов был свидетелем Христа.
Облако разбирается со всяким бунтом против Бога. Именно в Столпе Облачном сошел Бог, когда вызвал Мариамь и Аарона, чтобы наказать их за пререкание с Моисеем.
И упрекали Мариам и Аарон Моисея за жену Ефиоплянку, которую он взял, – ибо он взял [за себя] Ефиоплянку, -
и сказали: одному ли Моисею говорил Господь? не говорил ли Он и нам? И услышал [сие] Господь.
Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле.
И сказал Господь внезапно Моисею и Аарону и Мариами: выйдите вы трое к скинии собрания. И вышли все трое.
И сошел Господь в облачном столпе, и стал у входа скинии, и позвал Аарона и Мариам, и вышли они оба.
И сказал: слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним;
но не так с рабом Моим Моисеем, – он верен во всем дому Моем:
устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит; как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея?
И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошел.
И облако отошло от скинии, и вот, Мариам покрылась проказою, как снегом. Аарон взглянул на Мариам, и вот, она в проказе.
(Числа 12:1-10)
Бог показал, что был для них Облаком.
Завершение откровения Иисуса Христа в Невесте переносит на нее точно такое же отношение Бога, как то, которое Он прежде продемонстрировал в отношении Моисея и в наши дни в отношении брата Бранхама, когда с ним спорила его жена. Теперь то же самое переносится на этих последних обращенных к вере отцов.
С одной стороны, Престол Милости у всех перед глазами. Невеста, принявшая откровение Иисуса Христа Седьмому Периоду, у всех перед глазами. Но по причине завесы человеческой плоти, оттого, что это настолько просто, настолько неприметно, и оттого, что люди ожидают совершенно другой формы проявления Третьего Рывка и того, что они называют Гласом Архангела, откровением Семи Громов, это становится для них облаком и мраком. Это Престол Милости в сердце принявшего Откровение 10:7, в сердце съевшего Книгу.
Когда Ангел в 10-й главе Откровения сходил, прежде чем Он дал съесть Книгу, употребил клятву, точно как с Авраамом.
Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою,
говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя.
(К Евреям 6:13,14)
Это завет без обязательств, основанный на клятве Бога. Теперь Откровение 10.
И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу
и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;
(Откровение 10:5,6)
Зная, что Бог один, мы прекрасно понимаем, что здесь Бог также клянется Самим Собой. Это обетование семени Авраама в лице Невесты. Поэтому мы должны идти не к какому-то абстрактному «Ангелу», как учат некоторые, но к Иисусу Христу, Который является Живущим во веки веков, Богом, сотворившим все.
Теперь давайте посмотрим, как Он сходил.
И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные,
(Откровение 10:1)
Он облечен Облаком. Он приходит с заветом без обязательств, с радугой Завета. Когда Иоанн съел Книгу, Ангел, облеченный Облаком, был внутри него. И только затем ему была дана измерительная трость.
Вопрос реального нахождения Христа в нас и реального проявления Христа посреди нас зависит от того, насколько мы реально внесем ковчег в Святое святых своего сердца.
Эти священники, которые вышли из храма, ничего не говорили. Они не рассказывали байки о восхищающей вере, Семи Громах, крещении в душе, Третьем Рывке и т.п. Они просто вышли, предварительно внеся ковчег, и смотрели на своих братьев, находящихся с восточной стороны жертвенника.
Если твоя жизнь реально не показывает всем, каким должен быть христианин, если твоя жизнь не становится образцом жизни принявшего Евангелие человека, все крики, вопли и прочее бесполезны.
Эти священники не кричали, не орали. Они просто тихо вышли из храма. Крики и песни раздавались с другой стороны, с восточной стороны жертвенника. Почему? Потому что пришло время проявления сынов Божьих. Почему они кричали? Это был прообраз того, что время сна тех, кто под жертвенником заканчивалось. Они Духом Святым пророчествовали, взяв гусли, цитры, кимвалы, сто двадцать труб, которые были единодушно вместе, издавая один звук. Как Павел сказал:
Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях.
(1-е Коринфянам 1:10)
Они радовались, потом что эти вышли, потому что храм стал функциональным, потому что теперь Тысячелетнее Царство может начаться. Нужно только еще провести пару войн: победить сатану во время великой скорби и все его воинство и спасти сто сорок четыре тысячи.
Именно поэтому Соломон провел парочку маленьких победоносных войн, которые не лишили его звания мирного.
Соломону немножко помог фараон. Грешники сами помогут Иисусу Христу уничтожить грешный мир. Они сами себя уничтожат в Армагеддоне. Достаточно только забрать с земли последнего праведника, что и произойдет после воскресения двух пророков.
Реальность завершение откровения Иисуса Христа в принявшем Послание человеке – это и есть крики радости для тех, кто ждет проявления сынов Божиих. Теперь все может завершиться, начаться Миллениум, и остаток служения Иисуса Христа, Бога Тысячелетнего Царства может быть мирным. К миру призвал нас Господь.
Если мы действительно идем по этому пути, Бог должен подтверждать наши шаги реальным проявлением результатов Голгофы в нашей жизни, как Он подтвердил жертву Авеля, как подтвердил всесожжение Илии, как подтвердил служение брата Бранхама. Он должен это подтверждать, сокрывая от мудрых и разумных и открывая младенцам. Будут реальные результаты.
Не надо ожидать, что это все заметят. Люди не видят Престола Милости, не видят, что Бог сошел на землю. Они думают, что это человек. Они кидаются на человека.
Люди говорят: «Ну, хоть ты такой одаренный, но ты ошибаешься».
Это не одаренность, это помазание. Одаренным может быть пианист, поэт, художник, математик. Наше дело – не стать одаренным, чтобы блистать перед другими великими дарами. Наше дело – стать помазанными Христом.
Брат Бранхам учил нас, что если Он – Мессия, то мы маленькие мессии – мессийчата: мессийчики и мессиечки. Этого они не могут понять. Они думают, что спорят с людьми, но это не люди, а Помазание Духа, Мессия в их среде в плоти обычного человека. И человек, не отличив одаренность от Помазания, в своей слепоте совершает непростительный грех и даже не знает этого, продолжая, как ему кажется, нести Послание, уже будучи лишенным Вечной жизни.
Смотрите, воскресшего Иисуса первой увидела Мария Магдалина. Кто ей поверил? ИисусШел с Клеопой и его другом в Еммаус. Кто поверил им? Но когда это сказал Петр, ему поверили все, потому что Петр был шишкой.
Воскреснув рано в первый [день] недели, [Иисус] явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов.
Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим;
но они, услышав, что Он жив и она видела Его, – не поверили.
После сего явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение.
И те, возвратившись, возвестили прочим; но и им не поверили.
(От Марка 16:9-13)
И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать [Апостолов] и бывших с ними,
которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону.
(От Луки 24:33,34)
Смотрите, Апостолы верят Симону, но когда Клеопа после этого рассказывает, что видел воскресшего Иисуса, ему не верят.
Проследите теперь за реакцией иисуса.
Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим [на вечери], и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили.
(От Марка 16:14)
Вот такие дела. Люди охотно поверят Иосифу Кульману, Винворту Дайялу, Герду Родевальду, Лонни Дженкинсу, Иосифу Бранхаму, Эду Бискалю, но поверить тому, кто рядом, – для них нечто запредельное. Иисус назвал такое состояние жестокосердием и неверием. Такие люди никогда не вносили Престол Милости в свое сердце, не открывали дверь стучащемуся иисусу. Они не являются победителями.
Престол Милости в находящемся рядом с тобой человеке – это тест на твое жестокосердие и неверие. Нужно поверить Марии Магдалине, поверить Клеопе. Голос Архангела – это Мария и Клеопа, а не Иосиф Кульман. Это не служитель, не какой-то большой человек. Это три Марии, Клеопа с другом и еще пятьсот братьев в одно время. Они видели Иисуса воскресшим, и их свидетельство было Голосом Воскресения. Глас Архангела и откровение Семи Громов – это видеть Иисуса воскресшего, когда воскресший Иисус находится в твоем сердце.
Если до Пятидесятницы Иисус был отдельно, а Мария Магдалина отдельно, то сейчас Голос Воскресения приходит в Марии Магдалине. Если тогда Вартимей был отдельно, а Иисус – отдельно, то теперь Он приходит в Вартимее. Иисус приходит в обычном человеке, Он завершает Свою Тайну.
С Петром было все в порядке. Но Иисус упрекал за неверие не в свидетельство Петра. Так и с Кульманом. Ничего против него. Но верить Кульману и принимать Семь Громов – это разные вещи. Иосиф Кульман не является завершением Тайны, потому что он служитель, а не рядовой член, а завершение Тайны – это распространение Иисуса Христа на последнего рядового члена, в котором принявшие откровение Семи Громов должны научиться слышать Глас Архангела, Голос Иисуса Христа, помазавшего этого человека.
Иисус Христос завершает Свое воссоединение и отождествление с человеком. На земле появляется не крутой «помазанный служитель». На земле появляются совершенно обычные люди, в которых отождествился Христос, и чьи молитвы являются приятным благоуханием для Бога. Неважно, какое место в Теле Христовом он занимает. Это откровение не Сына Человеческого, а Сына Божьего. Нет спасения в откровении Сына Человеческого, потому что в этом откровении Иисус Христос открывается только в одном человеке, т.е. в пророке.
Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения.
(Псалтирь 145:3)
Поэтому Послание было только Возгласом, криком, направляющим на Путь, а не самим Путем. Когда люди вновь собираются вокруг какого-то конкретного великого человека, но слепы к проявлению Христа посреди них, они показывают, что застряли в притворе, в служении Сына Человеческого и не имеют спасения. Иисус больше не собирается действовать через великих служителей, собирая возле них толпы. Эти времена закончились.
Мы должны прийти к откровению Сына Божьего, пройти весь Путь, на который указал Возглас, и только затем, выйдя из Храма, будем действительно обращены к вере отцов Пятидесятницы. Тогда Облако действительно накроет Невесту и мы реально увидим то, о чем гадают люди, говорящие о Семи Громах, Третьем Рывке и тайне Седьмой Печати. Тогда мы действительно увидим, что такое крещение Святым Духом. Тебе не надо будет это объяснять, потому что ты будешь это знать.
Тебе больше не придется выдумывать теории. Тебе не придется снова копаться в символах на внешней стороне Книги. Ты будешь внутри и будешь знать, что под ними кроется. Для тебя то, что является облаком и мраком для находящихся на внешней стороне Книги, станет Светом и Путеводной Звездой, как Столп был для евреев при переходе через Красное море. Ты просто идешь за Светом. Свет у тебя внутри. Он – твой Проводник. Он знает, как воспользоваться откровением, куда тебе войти, как и что сделать. Это так просто.
Он не может тебя отвергнуть, не услышать твои молитвы, потому что Он дал тебе завет посредством клятвы и сделал тебя Своей частью, возложив на свои плечи ответственность за тебя. Ты соединен с ним. Если ты ошибешься, Он все равно пребывает верен, поэтому поднимет тебя.
Двоим лучше, нежели одному; потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их:
ибо если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его.
Также, если лежат двое, то тепло им; а одному как согреться?
И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него:
(Екклесиаст 4:9-12)
Он е может от тебя отречься, ибо уже поклялся Самим Собой.
Если людям кажется, что ты, подобно Иову, сидишь на кучке пепла, и что Христос для тебя где-то за облаками, это их проблемы, а не твои. Если эти слепцы не распознают, что Христос кричит в тебе, как кричал в Иове, они просто подпишут себе смертный приговор.
Ты остаешься обычным человеком. Ты совершаешь ошибки. Твое мнение может быть неправильным. На пороге притвора стояли точно те же священники. Они ничуть не изменились, не стали похожи на красавцев из журналов или с обложек дамских романов, чтобы все сестры ахнули: «Ах, Боже, какой бусечка! Как он красиво смотрится в хитоне! Как залихвацки заломлен у него кидар, покруче берета у десантника!» Нет, какими они зашли, такими же и вышли.
Внешне перемены не будет. Но перемена произойдет внутри ,и Облако будет, Престо Милости будет. Он подтвердит Свое Присутствие. Мы увидим сверхъестественную силу и сверхъестественные дела Божьи. Нам не нужно будет, чтобы кто-то нам об этом говорил, потому что это станет нашей частью, если мы только сделаем именно то, что говорит нам делать Библия, именно то, к чему нас призывает Возглас Послания.

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya