Тысяча всесожжений у медного жертвенника

И утвердился Соломон, сын Давидов, в царстве своем; и Господь Бог его [был] с ним, и вознес его высоко.
И приказал Соломон [собраться] всему Израилю: тысяченачальникам и стоначальникам, и судьям, и всем начальствующим во всем Израиле - главам поколений.
И пошли Соломон и все собрание с ним на высоту, что в Гаваоне, ибо там была Божия скиния собрания, которую устроил Моисей, раб Господень, в пустыне.
Ковчег Божий принес Давид из Кириаф-Иарима на место, которое приготовил для него Давид, устроив для него скинию в Иерусалиме.
А медный жертвенник, который сделал Веселеил, сын Урия, сына Орова, [оставался] там, пред скиниею Господнею, и взыскал его Соломон с собранием.
И там пред лицем Господа, на медном жертвеннике, который пред скиниею собрания, вознес Соломон тысячу всесожжений.
В ту ночь явился Бог Соломону и сказал ему: проси, что Мне дать тебе.
И сказал Соломон Богу: Ты сотворил Давиду, отцу моему, великую милость и поставил меня царем вместо него.
Да исполнится же, Господи Боже, слово Твое к Давиду, отцу моему. Так как Ты воцарил меня над народом многочисленным, как прах земной,
то ныне дай мне премудрость и знание, чтобы я [умел] выходить пред народом сим и входить, ибо кто может управлять сим народом Твоим великим?
И сказал Бог Соломону: за то, что это было на сердце твоем, и ты не просил богатства, имения и славы и души неприятелей твоих, и также не просил ты многих дней, а просил себе премудрости и знания, чтобы управлять народом Моим, над которым Я воцарил тебя,
премудрость и знание дается тебе, а богатство и имение и славу Я дам тебе такие, подобных которым не бывало у царей прежде тебя и не будет после тебя.
И пришел Соломон с высоты, что в Гаваоне, от скинии собрания, в Иерусалим и царствовал над Израилем.
(2-я Паралипоменон 1:1-13)
Прежде чем я коснусь самой темы своего сообщения, я хочу немного пробежаться по предыстории этих событий, которую я изложил в своем предыдущем сообщении. Дело в том, что я не достаточно выразил некоторые моменты, да и, честно признаться, не собирался это делать, оставляя тем, кто читает, простор для собственного откровения.
Однажды, четырнадцать лет назад, мы с братьями сидели на одном из собраний и слушали проповедь брата из польского Тешина Яцека Валаха, которого я очень уважаю, на тему «Изменение периода времени». Он проповедовал о том, как ученики Иоанна Крестителя оставались с ним, хотя Тот, на Кого Иоанн указывал, уже пришел. И он проповедовал примерно такому же собранию «в Послании», которое цеплялось за каждую букву из проповедей пророка и упорно не желало принимать Иисуса Христа, к Которому брат Бранхам призывал. И как раз в тот момент, когда, по моему мнению, следовало связать то, что происходило в дни Иоанна Крестителя с сегодняшним днем и как следует всыпать сидящей перед ним не покаявшейся аудитории, он неожиданно ушел в сторону и переключился на другое.
Примерно через год, встретившись с ним снова, я задал ему вопрос: «Брат Яцек, почему ты не закончил проповедь?»
Он мне ответил: «Дело проповедника – задавать вопросы слушающим. А что с этими вопросами делать – это дело аудитории».
И я был вынужден с ним согласиться. Поскольку Церковь построена на откровении, то не следует ожидать, что кто-то тебе все разжует и положит в рот. Ты сам должен во всем разобраться и сделать соответствующие выводы. Ни в проповедях тех, кто действительно проповедует Духом Святым, ни в самом Послании вы не найдете готовых схем, с которыми можно поступать, как с законом Моисеевым. Проповедники превратили Послание в такие схемы, но это не Послание, а то, что данные проповедники думают, что такое Послание. Дух Святой всегда оставляет для слушающих то, что не могут открыть плоть или кровь. Должно быть личное откровение Отца, чтобы у тебя было место в Церкви, которую не одолеют врата ада. Окончательное решение принимать человеку лично. Поэтому, если кто-то приходит с набором цитат и заповедей, призывающих к готовой схеме поступков, запомните: этот человек сам не знает, к чему призывает. В проповедях, данных Духом, всегда есть некоторая недосказанность, чтобы побудить тебя копать, чтобы докопаться до Камня.
Иногда, как у брата Бранхама, ответ на вопрос разбросан по десятку проповедей. Сам пророк, зная ответ, даже не задумывался над тем, чтобы изложить это в одном месте. Он просто это знал и рассказывал о том, что знает.
И когда ты перелопачиваешь его проповеди, то с удивлением обнаруживаешь, что он имел в виду совершенно не то, что нам вдалбливают проповедники. Когда мы сами, начав общаться с церквями Послания, с удивлением обнаружили, что у них вместо единства кто в лес, кто по дрова, то года на четыре отказались слушать все, что проповедовали западные братья, а если и оказывались на их служениях, то сравнивали каждое слово с Библией и с имеющимися у нас на тот момент в наличии проповедями. И порой волосы вставали дыбом от того, что под маской «Послания» вкладывают в неокрепшие души людям.
Тот, кто немного знает биологию, знает то, что в процессе синтеза белка, прежде чем образуется матричная РНК, к которой транспортные РНК будут подтягивать необходимые аминокислоты, вначале с помощью процесса прямого копирования (транскрипции) с ДНК образуется так называемая прематричная РНК. Затем, для того чтобы образовалась матричная или информационная РНК, прематричная РНК претерпевает процесс сплайсинга, в ходе которого из прематричной РНК вырезаются определенные последовательности нуклеотидов, которые затем в ходе процессинга сшиваются, образуя зрелую матричную РНК, с которой транслируются, т.е. считываются белки. В ходе этих процессов удаляются участки, не кодирующие данный белок (интроны), и соединяются друг с другом кодирующие данную аминокислотную последовательность участки, которые называются экзонами.
Павел писал:
Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны.
(К Римлянам 1:20)
Поэтому я совершенно не приветствую тех, кто не может оторвать носа от буквы и в процессе работы со Словом руководствуется принципом советского прапорщика: «Копать отсюда и до обеда». Мы должны видеть Бога повсюду духовным зрением, быть гибкими и податливыми, готовыми принять информацию от Творца отовсюду, чтобы знать, как найти истину в Библии.
Именно так работал с Библией брат Бранхам. Достаточно взять хотя бы его проповеди «Как орлица будоражит гнездо свое», «Обратный отсчет», чтобы в этом убедиться. Если мы принимаем тот Дух, Который был в нем, мы должны придерживаться таких же принципов работы со Словом, потому что Дух, Который действовал в брате Бранхаме, был эталоном Духа для верующего Седьмого Периода. Это тоже Послание, только написанное между строк.
Данный процесс в клетке достаточно точно описывает, как появляется откровение. Библия и Послание не являются сами по себе уже готовым решением. Когда Бог дает откровение человеку, чтобы оно стало для него строительным материалом, как белки для клеток, Он Сам сверхъестественным образом запускает процесс разрезания и соединения определенных мест Писания и Послания. И этот процесс полностью автоматический, как автоматически он происходит в естественной клетке. Также он происходит в каждой отдельной клетке, причем, в зависимости от назначения данной клетки, а, следовательно и необходимости синтеза в ней строго определенных белков, этот процесс оригинален и специфичен именно для этой клетки. Именно так происходит с отдельно взятым верующим. Откровение строго индивидуально для тебя.
В том прообразе, который мы прочитали выше, царство Соломона было, с одной стороны, прообразом Тысячелетнего Царства. Но, с другой стороны, в его царствование происходили некоторые вещи, которые в Миллениум никак не вписываются. Эта тень намного более широка и намного более разнообразна, чтобы укладывать ее только в Тысячелетнее Царство. И то, что сделал Соломон в приведенном мной отрывке, также в это Тысячелетнее Царство не вписывается, как и то, что я излагал в сообщении «Возмездие Соломона».
Соломон действовал так, как будто тот образ, который отбрасывал данную тень, действовал не в Миллениуме, а в период до него, как будто бы это происходило здесь, на земле, в период, предшествующий Восхищению.
Почему это происходило? Ведь проекция Иисуса на Соломона в Ветхом Завете абсолютно точна. Это прообраз Иисуса в Тысячелетнем Царстве. И до тех пор пока Церкви не было открыто откровение Иисуса Христа Седьмому Периоду, это понять было невозможно. Это откровение Иисуса как «Аминь», Бога Тысячелетнего Царства.
Так говорит “АМИНЬ”. Иисус — это Божье Аминь. Иисус — это Божье “Да Будет Так!” Аминь означает окончательность. Аминь означает одобрение. Аминь означает господство обетования и неизменность его. Аминь стоит как печать Божья.Я хочу, чтобы вы внимательно рассмотрели это сейчас и увидели нечто сладостное и прекрасное. Я сказал, что это Его откровение последнего времени, откровение о Нём Самом. Когда день благодати завершится, тогда вскоре после этого наступит тысячелетнее царство, не так ли? Хорошо, прочтём вместе из Исаии 65:16-19. “Кто будет благословлять себя на земле, будет благословлять себя в Боге истины: и кто будет клясться на земле, будет клясться Богом истины; потому что прежние скорби будут забыты и сокрыты от очей Моих. Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на разум. А вы будете веселиться и радоваться вовеки в том, что Я творю: ибо вот, Я творю Иерусалим веселием и народ его радостью. И буду радоваться о Иерусалиме и веселиться о народе Моём; и не услышится в нём более голос плача и голос вопля”. Это сказано о Новом Иерусалиме. Это тысячелетнее царство. Но когда мы войдём в тысячелетнее царство, послушайте, о каком Боге Он говорит, 16-й стих, — “Кто будет благословлять себя на земле, будет благословлять себя в Боге истины”. Да, это верно, но действительный перевод будет не “Бог истины”, а “Бог АМИНЬ”. Итак, мы читаем: “будет благословлять себя в Боге АМИНЬ; и кто будет клясться на земле, будет клясться Богом АМИНЬ; потому что прежние скорби будут забыты и сокрыты от очей Моих. Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на разум. А вы будете веселиться и радоваться вовеки о том, что Я творю: ибо вот, Я творю Иерусалим веселием и народ его радостью. И буду радоваться о Иерусалиме и веселиться о народе Моём: и не услышится в нём более голос плача и голос вопля”, Аллилуйя. Вот Иегова Ветхого Завета — “Бог Аминь”. Вот Иисус Нового Завета — “Бог Аминь”. Слушай, О Израиль, Господь Бог твой есть ОДИН Бог. Вот опять, Иегова Ветхого Завета — это Иисус Нового. “Слушай, О Израиль, Господь Бог твой есть ОДИН Бог”. Новый Завет не открывает ДРУГОГО Бога, это дальнейшее откровение ОДНОГО И ТОГО ЖЕ САМОГО БОГА. Христос не сошёл, чтобы узнали Его Самого. Он не пришёл, чтобы явить Сына. Он пришёл, чтобы явить Отца и познакомить с Отцом. Он никогда не говорил о двух Богах; Он говорил об ОДНОМ Боге. И теперь в этом последнем периоде мы должны вернуться к краеугольному откровению, самому важному откровению Божества во всей Библии, то есть что ИИСУС ЕСТЬ БОГ, ОН И ОТЕЦ — ЕСТЬ ОДНО: ЕСТЬ ОДИН БОГ, И ЕГО ИМЯ — ГОСПОДЬ ИИСУС ХРИСТОС.
Он — Бог Аминь. Он никогда не меняется. То, что Он совершает, никогда не меняется. Он говорит, и это стоит прочно. Он делает, и сделано навечно. Никто не может изъять из того, что Он сказал, или добавить к этому. Да будет так. Аминь. Да будет так. Разве вы не рады служить такому Богу? Вы можете знать точно, где вы находитесь с Ним в любое время и всё время. Он есть Бог АМИНЬ и не переменится.
“Так говорит АМИНЬ”. Мне нравится это. Это означает, что всё, что Он сказал, — это окончательно. Это означает, что всё, что Он сказал первому периоду и второму и всем периодам о Своей собственной истинной церкви и о ложной лозе, — это совершенно верно и это не переменится. Это означает, что то, что Он начал в Бытие, Он завершит в Откровении. Он должен это сделать, ибо Он есть Аминь, ДА БУДЕТ ТАК. Здесь мы опять видим, почему дьявол ненавидит Книгу Начало [синод, пер. “Книга Бытие”.—Пер.] и Книгу Откровение. Он ненавидит истину. Он знает, что истина победит. Он знает, каков будет его конец. Как он борется с этим! Но мы на побеждающей стороне. Мы (я имею в виду верующих в Его Слово, только) на той же стороне, где Аминь.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Аминь – все завершено. Был царем Давид. Это был воюющий царь, символизировавший шесть Периодов церковной истории, когда Церковь шла, когда Церковь сражалась, когда она побеждала, отражала внешних врагов, падала, вставала, входила в свою силу. Но теперь, во время этого откровения, должен был наступить переход.
И Христос сражался в это время и побеждал. Но теперь должен наступить переход. Должно быть все то, что было прежде.
И многие люди чувствуют это, но они не могут понять, что происходит на земле перед их глазами. Люди, видя движение Духа Христова, видя движение Бога Аминь, иногда настолько отождествляются с этим Духом, что, не имея достаточной духовной зрелости, достаточного разума, чтобы понять, что происходит, не имея достаточного познания Бога, а, зачастую, и отвергая Его познания, в этом отождествлении, в этом проникновении в Бога Аминь вводят такие вероучения, которые ставят их в положение выше того, в котором они в действительности, согласно Слову, находятся. Эту болезнь можно назвать болезнью младенчества в христианстве, и ей переболевает каждый человек, который приходит к Богу.
Человек входит в Присутствие Божье. У тебя в Присутствии наступает момент отождествления с этим Духом, момент вхождения в Дух, погружения в эту Тайну Христову. И ты оказываешься там, в тех сферах, где все завершено. И поскольку сейчас, находясь в земном теле, находясь вот в этой скинии плоти, мы не можем в этом состоянии отождествления удержаться, человек рано или поздно из этого состояния выскакивает. Человек, побывав в таком состоянии, действительно что-то почувствовал Духом.
Даже сам Апостол Павел терял чувство времени и мог написать как бы про себя:
потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем.
(1-е Фессалоникийцам 4:17)
Это было настолько чётко, настолько ярко, что он в своих исканиях опередил время, в котором жил. Он говорил:
ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит.
(К Евреям 10:37)
Для них действительно было немного. Они после смерти ушли в место, называемое первым небом, затем краткий сон, краткое забытие, поскольку в том измерении время течёт медленней. Для них это ожидание довольно кратковременно.
Что же ожидать от не утверждённых Словом людей, не подлежавших достаточно в Присутствии Сына, в Присутствии Слова, чтобы созреть. Они не понимают, что происходит. Что бросает людей, которых осенило Присутствие, во всякого рода сенсации: кого в «потоки Святого Духа» между Седьмым Периодом и Иисусом Христом, так называемый «восьмой период церкви», кого в завершение осуществления, заставляя производить Глас Архангела, Трубу Божью, кого в «посредничество» Невесты и т.д.? Что происходит? Это очень тяжелый вопрос, и легко перешагнуть какую-то грань и сказать что-то неверное.
Соломон, прообраз Бога Тысячелетнего Царства. Христос не переменился, но сменил Свою ипостась. Шесть Периодов Он ходил с Церковью и проявлял Свои черты по мере выражения Своих черт, но теперь, в Седьмом Периоде, Он ищет человека, в которого может войти, в котором может успокоиться. И в эти предыдущие шесть периодов Он уже открыл Церкви все грани Своего Божества и Сам заявил об этом, открывшись посланнику Шестого Периода как Истинный, т.е. совершенное осуществление. Теперь, в Седьмом Периоде, ему нужно человеческое тело, потому что Он не только Аминь. Да, Он все завершил к Седьмому Периоду, подобно как было сказано о седьмом дне:
И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.
(Бытие 2:2)
Он почил, Он успокоился, но Ему на земле нужен был человек. Так и Седьмом Периоде Ему нужен Святой Дух именно в человеке. Он Свидетель.
Подумаем об этом слове “свидетель”. Так вот, это то слово, от которого произошло слово “мученик”. Библия говорит о Стефане и Антипе и других мучениках. Они были мучениками; они так же были свидетелями. Иисус был верным мучеником. Святой Дух этому свидетель. Дух удостоверяет истинность этого. Мир возненавидел Иисуса. Он убил Его. Но Бог возлюбил Его, и Он ушёл к Отцу. Доказательство того, что Он ушёл к Отцу, в том, что пришёл Святой Дух. Если бы Иисус не был принят Отцом, Дух не пришёл бы. Прочтём Иоанна 16:7-11. “Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошёл; ибо если Я не пойду, Утешитель не придёт к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам. И когда Он придёт, обличит мир о грехе и о праведности и о суде. О грехе, что не верят Мне; О праведности, потому что Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня; О суде же, потому что князь мира сего осуждён”. Присутствие Святого Духа в этом мире вместо присутствия Иисуса доказывает, что Иисус был праведным и ушёл к Отцу. Но у Иоанна 14:18 сказано, что: “Я не оставлю вас БЕЗУТЕШНЫМИ, но Я приду к вам”. Он послал Утешителя. ОН БЫЛ УТЕШИТЕЛЬ. Он вернулся В ДУХЕ на истинную церковь. Он — верный и истинный СВИДЕТЕЛЬ посреди церкви.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Он не просто Аминь, но Аминь в человеке, иначе Он не был бы Свидетелем. Он не просто Соломон, Мирный, но Мирный в человеке. Это откровение Седьмому Периоду: Царь Соломон в человеческой плоти, в плоти грешного человека, ходящий по этой земле, Который нашел Себе Церковь, в которой может жить, действовать и исполнять некоторые Свои еще некоторые земные обязанности. И это прообраз Христа. Царь Соломон, мирный, усовершившийся, успокоившийся. Люди ощущают это напряжение Духа, присутствие Бога Аминь на земле. Они ищут этого совершенства. Они ищут «Иосифа». Они ищут его повсюду.
У католиков недавно был свой Иосиф: Йозеф Ратцингер, папа Бенедикт XVI. «Бенедиктус» – красиво говорящий. Опять плотское подражание, потому что Бог успокаивается в человеке, чтобы использовать человеческое тело, использовать человеческие уста, чтобы говорить через этого человека.
Это уже не человеческие понятия. Это уже не человеческие домыслы. Это уже не человеческие догадки. Это уже не Филадельфиский период, когда люди приходили и догадывались с помощью помазания Третьей Печати, помазания Человека.
И для начала процесса этого внедрения Христу нужен определенный зачаток, определенный человек, который называется Посланником Периода.
Смотрите, Соломон в человеке, Больший, нежели Соломон, в человеческой плоти. Бог Тысячелетнего Царства, Бог, завершивший искупление, Бог, закончивший Свой искупительный труд. Тем не менее, это искупление на самой земле все еще продолжается.
Иоанн, оказавшись на Небесах, услышал, что Лев Победил, но когда Он обернулся, то увидел Агнца.
И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, [и может] раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее.
И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю.
(Откровение 5:5,6)
И в этом есть огромная Тайна, Тайна, которую не видят люди. Если бы они это увидели, если бы они это поняли!
Повторю своими словами цепочку рассуждений брата Бранхама из книги «Изложение Семи Периодов Церкви». Иоанн увидел на Престоле Одного. Когда Стефан пристреливал евангельскую винтовку, он сказал:
Стефан же, будучи исполнен Духа Святаго, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога,
и сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога.
(Деяния 7:55,56)
Павел говорил примерно то же. Но когда Иоанн через тот прежний Голос, Который говорил посреди семи золотых светильников, поднял его на небо, он уже увидел только Одного. Иоанн слышал прежний Голос, Который стоял посреди семи золотых светильников и был громким голосом или же Голосом Грома.
И один из двадцати четырех старцев отвечал ему на его же вопросы. Поскольку старцы – это двенадцать патриархов и двенадцать Апостолов, Иоанну, фактически, отвечал он сам. Если рассуждать по-человечески, то кто тебе лучше расскажет, если не ты сам любимый? Кто тебе поможет? Также и здесь, поскольку одним из этих старцев был сам Иоанн. Он сказал: «Не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее».
Но земной Иоанн, тот, который находился на земле… Поймите разницу. Иоанн в то время телом был на земле. Старец, находящийся на небесах, там, в будущем, где время и Вечность слились, видел Льва. Но Иоанн, находящийся на земле и поднятый Духом, видел Агнца. Там, в Вечности, Агнец был заклан прежде создания мира. Он победил и стал Львом прежде создания мира.
Иоанн находился на земле. Ему еще предстояло духом вернуться из видения и передать братьям то, что он видел. И в то время как он обернулся, он увидел Агнца. Он увидел Жертву, увидел Первосвященника, увидел Кровь, которая будет до того времени, пока искупление полностью не завершится.
Царствование Соломона на земле, в прообразе, началось с одних очень интересных событий.
Народ еще приносил жертвы на высотах, ибо не был построен дом имени Господа до того времени.
И возлюбил Соломон Господа, ходя по уставу Давида, отца своего; но и он приносил жертвы и курения на высотах.
И пошел царь в Гаваон, чтобы принести там жертву, ибо там был главный жертвенник. Тысячу всесожжений вознес Соломон на том жертвеннике.
(3-я Царств 3:2-4)
Здесь сказано, как Соломон, прообраз Иисуса, Царя тысячелетнего Царства, прообраз Бога Аминь, Свидетеля Верного и Истинного, приносил жертвы на высотах. Как он мог это делать? Как он мог делать то, что визуально не укладывается в этот прообраз? Что же происходило? Но когда мы посмотрим на то, как развивался Лаодикийский Период Церкви, мы это поймем.
Лаодикийский Период Церкви начался в 1906-м году на высоте под названием Улица Азуза. Это не было избранное Богом место поклонения. Затем появилась высота под названием Форксвер, появилась высота под названием Церковь единственников, высота под названием Ассамблеи Божьи, высота под названием Церковь Божья, излияния Духа в Великобритании, Смит Вигглсворт и т.д. Не был построен еще «Дом Имени Господа», потому что еще не пришло время восстановления Слова. Еще не пришло время завершения Тайны. Поэтому они по-прежнему приносили жертвы на высотах, пока не пришли к Главному, Краеугольному Жертвеннику. И Христос двигался с этими церквями. И Христос вел их от откровения к откровению, от Слова к Слову, от помазания к помазанию, от силы к силе, от проявления к проявлению, от дара к дару, от Духа к Духу, от веры к вере. Он вел их, чтобы затем собрать под Своими крыльями, под Своим Главным Жертвенником, дать им Своё главное, Краеугольное откровение о Себе Самом.
Но что произошло там, когда Он привёл их к этому Жертвенник? Оказывается, в то время, когда Соломон воцарился, сложилась парадоксальная ситуация. Скиния Моисея, представляющая Церковь всех Семи Периодов на земле, находилась в Гаваоне. В ней было все: внешний двор, медный жертвенник, чашки, лопатки, внешняя завеса, внутренняя завеса, жертвенник для благовонных курений, стол для хлебов предложений, менора и т.д., за исключением одного. За внутренней завесой не было ковчега. Не было крышки ковчега с двумя херувимами, и между двух херувимов не сиял Свет. Почему? Потому что в дни Давида ковчег был перевезён в Иерусалим, в город Давидов.
Это произошло не тогда, когда его везли на новой кодеснице, запряженной телицами, но когда они пришли к тому способу перенесения ковчега, который был у Бога первоначально, т.е когда его несли левиты над сердцем.
Ковчег как бы оказывался в «коробке» из левитов, вместе с ними составляя своеобразный крест. Они несли его над своими сердцами на протяжении шести Периодов, принесли его к моменту Краеугольного Откровения Седьмому Посланнику. Он был внесен в город Давидов на горе Сион, чтобы впоследствии быть перенесённым на гору Мориа, где должен был быть построен храм, на ту гору, где Господь обонял приятное благоухание веры Авраама, когда тот не поколебался в обетовании Божием неверием, но пребыл тверд в вере, зная, что Бог способен воскресить из мёртвых.
Смотрите, приятное благоухание, когда Авраам не побоялся потерять обетование, веруя в воскресение.
Ковчег стоял в городе Давидовом в готовности стать установленным на месте, где Бог обонял бы приятное благоухание в Тысячелетнем Царстве.
И его положение в городе Давидовом на данное время было прообразом жертвенника благовонных курений в Книге Откровение, перед которым стоял иной Ангел, который был Христом, Первосвященником.
И это Первосвященник принёс на жертвенник фимиам или же ливан, четвёртую составляющую курительного состава, что символизирует четвертую Печать.
Смотрите, ковчег находится в городе Давидовом на горе Сион, чтобы впоследствии стать приятным благоуханием в Тысячелетнем Царстве. Смотрите, не мерзость запустения, как сейчас с мечетями Омара и Аль-Акса.
Храм Соломона, прообраз Храма Тысячелетнего Царства был также прообразом того, что Бог уже усмотрел Агнца, т.е. искупление завершилось, и Бог усмотрел Агнца для Авраама и его семени. Храм Тысячелетнего Царства, который физически будет стоять на земле, будет физическим доказательством того, что Бог усмотрел Агнца для нас, для Церкви, для всего мира. Он будет благовонным курением и приятным благоуханием для Бога. И брат Брвнхам говорил, что это было одной из целей посещения Гавриилом Даниила: возвестить ему об установлении вот этого Храма Тысячелетнего Царства или же «кодеш кадашим» без определенного артикля, т.е. неизвестного до времён Иезекииля и Даниила Святого святых. Не «кодеш хакадашим», как везде, где упоминается святое святых скинии или храма, т.е. «святое уже известных святых». Это Святое сокрытых до времени святых, которые в своё время откроются как сыны Божии. Вся природа мучается и стенает, ожидая откровения доселе неизвестных кадашим.
Но Соломон не приходит к этому жертвеннику. Он не приходит к ковчегу, чтобы принести жертву. Соломон не идёт на гору Сион. Соломон не устраивает всесожжения на горе Мориа, на том месте, где было гумно Орны Иевусеянина. Оно уже было там принесено. Там принёс всесожжения Давид, когда Бог усмотрел единственное место поклонения. Давид уже это совершил, когда увидел Ангела Господня.
И простер Ангел руку свою на Иерусалим, чтобы опустошить его; но Господь пожалел о бедствии и сказал Ангелу, поражавшему народ: довольно, теперь опусти руку твою. Ангел же Господень был тогда у гумна Орны Иевусеянина.
(2-я Царств 24:16)
Господь остановил руку Ангела как раз над тем местом, где прежде Авраам принес в жертву Исаака. И там, на этом месте, которое символизирует Голгофу, Бог усмотрел избранное место для этого храма, чтобы этот храм был приятным благоуханием.
Но Соломон сейчас, в начале своего царствования, не приходит сюда. Он приходит к медному жертвеннику. Он приходит к жертвеннику суда. Он приходит к жертвеннику, где жертва сжигалась, где жертва применялась. Он приходит к тому жертвеннику, где осуществлялось физическое действие жертвы. И там он совершает тысячу всесожжений, доказывающих то, что ковчег уже перенесен и находится в городе Давидовом, на Сионе, там, где должен быть Город. Ковчег затем должен будет перейти на гору Мориа, туда, где будет стоять храм, символизирующий Храм Тысячелетнего Царства.
Тогда все еще была скиния, что символизировало, что на самой земле еще не было все закончено. И когда Соломон оказался перед этой скинией, он собрал всех к этому медному жертвеннику. Почему? Потому что брат Бранхам говорил, что основной путь – это путь покаяния.
“Будь ревностен и покайся”. Эта ложная церковь имеет ревность [т.е. усердие.—Пер.]. В этом не ошибёшься. Её рвение было, буквально, как у евреев, Иоанна 2:17: “Ревность по доме Твоём снедает Меня”. Но это ложное усердие. Они ревнители своих собственных домов, своих построек. Они ревнители своих собственных учений, догм, организаций, своей собственной праведности. Они выставили вон Слово из-за своих собственных идей. Они свергли Святого Духа и поставили людей руководить.
Вечную Жизнь как Личность они отставили в сторону, сделали из этого добрые дела или, скорее, соответствие церкви, чем добрые дела.
Но Бог требует иного рвения. Рвения, чтобы закричать: “Я НЕ ПРАВ”. А кто собирается признаться, что он не прав? На чём основаны все эти деноминации? — они претендуют на оригинальность, на то, что Божье, — они заявляют, что они правы. Но ВСЕ они не могут быть правы. Фактически НИ ОДНА из них не права. Они — гробницы побелённые, полные человеческих костей. У них нет жизни. У них нет подтверждения. Бог никогда не обнаруживал Себя ни в какой организации. Они говорят, что они правы, потому что они так утверждают, но утверждать — это не значит быть. Им нужно подтверждённое Богом “Так говорит Господь”, но они этого не имеют.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Это не путь говорить: «Семь Громов проговорили голосами своими. Они произвели Семь Добродетелей. Семь Добродетелей перепроизвели Невесту. Абсолют сошел на атрибут или наоборот». Это хорошие лозунги, чтобы произносить их, как Ленин с броневика, но это не путь. Это не то, что совершил Соломон, в прообразе символизирующий Иисуса Христа Седьмого Периода. Он привел всех к главному жертвеннику. Вы скажете, что вы уже это прошли, а теперь Послание прямиком ведет вас в Небеса. Вы скажете, что вам это не нужно, потому что вы пскопские, вы «в Послании», а не в деноминации. Вы скажете, что это только для паствы, а пятикратному служению это не надо. Но в Библии сказано, что он привел всех, приказал собраться всему Израилю.
И приказал Соломон [собраться] всему Израилю: тысяченачальникам и стоначальникам, и судьям, и всем начальствующим во всем Израиле - главам поколений.
(2-я Паралипоменон 1:2)
Как видите, тысяченачальники, стоначальники, судьи и начальствующие выделены отдельно, потому что им это нужно в первую очередь. Поэтому это в первую очередь дело пятикратных служителей, всех доморощенных епископов, доморощенных громоносцев и раздавателей добродетелей, пасторов, песенных лидеров, попечителей и прочей руководящей братии. Это также дело каждого рядового члена. Соломон собрал весь Израиль. Он должен был их собрать.
Посланнику Седьмого Периода дано собрать Израиль в духовном смысле. Если вы верите, что есть какой-то восьмой период церкви, где вы в «волнах духа» и в золотой прослойке между Пирамидой Семи Периодов и Христом, пожалуйста, идите к своим посланникам, но не утверждайте тогда, что вы «в Послании». Идите за своими «посланниками» и получите согласно вашей вере. Вы можете, в таком случае, не собираться к жертвеннику суда, не проходить через судилище Христово.
Но Соломон, который символизировал бога Аминь, Свидетеля Верного и Истинного, сказал в прообразе:
Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться…
(Откровение 3:18)
Огонь символизирует суд, как и медь медного жертвенника.
…и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть.
(Откровение 3:18)
Он собрал их не в городе Давидовом, не под Семью Громами и Семью Добродетелями. Вы понимаете, о чем я говорю? Он собрал их у жертвенника суда. Брат Бранхам сказал:
А что это за возвращение назад? Это путь покаяния. Если грешник должен прийти к Богу путём покаяния, то тем более должен каяться тёплый или отступник. Покайтесь! Принесите плоды покаяния. Докажите это вашей жизнью. “Если не покаешься, — сказал Бог, — Я сдвину светильник твой”. Это точно. В таком состоянии церковь не может дать свет миру. Её свет обратился в темноту. Тогда Бог уберёт Своего верного посланника и Своих верных пастырей и предоставит их самим себе, и они дальше будут продолжать рассказывать о христианстве, будучи лишены его. (Разве не это происходит сейчас «в Послании»? Бог убрал Своего верного посланника, убрал от них Своих верных пастырей (они выставили их), и они продолжают вещать со своих кафедр и каналов на Ютубе о Послании, будучи лишены его.)
Покайтесь немедля! Решайтесь! Очевидно, Ефесская церковь не решилась, потому что её жизненный отрезок не был очень длинным. Слава Божья оставляла их очень быстро, и вскоре этот город превратился в руины. Его прославленный храм стал бесформенной грудой развалин. Эта земля превратилась в болото, населённое водоплавающей дичью; население исчезло, осталось только несколько неверующих в запущенной деревушке. Не осталось даже ОДНОГО христианина. Светильник был сдвинут с того места.
Так вот, это не значит, что она не могла покаяться. Это не значит, что мы не можем покаяться. Мы можем. Но это должно произойти быстро. Это должно быть верное сердце, в скорби взывающее к Богу, и тогда Бог восстановит. Слава явится вновь.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Это не путь судачить, как кумушка на лавке, о Семи Громах и Седьмой Печати. Это путь признать, что ты неправ. Какая из наших сегодняшних посланнических деноминаций и организаций скажет, что она неправа. Громовцы скажут, что они неправы? Вы можете себе это представить? Шестипечатники скажут, что они неправы? Парузия скажет, что они неправы? «Харьковское послание» скажет, что они неправы? Вильнюсский епископат скажет, что они неправы? Ведь каждый из них до сих пор претендует на правоту и оригинальность. Франковцы скажут, что они неправы? Скиния Бранхама призна́ет, что они неправы, или Библейские верующие? Или скиния в Нью-Йорке? Какой из держателей посланнических сайтов, как русскоязычных, так и за границей? Кто из них? Ведь у каждого из них «чистое место». Какая из сегодняшних деноминаций и организаций, собирающая свои съезды и прочее, скажет, что они неправы? Какое из поместных собраний? Кто из них исповедует свои ошибки и протянет руку другому? Кто из них каждый день будет брать крест и следовать за Иисусом Христом? А ведь это означает также каждодневное признание своей неправоты и каждодневную корректировку Словом. Кто из них каждый день не будет ставить точку, а поставит запятую, будучи готов к корректировке Словом?
И мы не должны очерчивать линии границ. Мы должны говорить: “Мы верим этому”, но заканчивать не точкой, а запятой. “Мы верим этому плюс столько, сколько Бог изольет в сердца наши”. Это… это… “Мы верим этому”.
(«Где, как я считаю, потерпела провал пятидесятническая церковь», перевод Гродно)
Если у вас есть организация, и вы пишете устав, и если вы заканчиваете его запятой: “Мы верим во всё это плюс во всё то, что Господь нам откроет”, — это отлично. Но когда вы заканчиваете его точкой, вы тут же умираете. И покажите мне такую, у которой не заканчивается точкой.
(«Клеймо зверя и Печать Божья (часть 2)», Вильнюсское издание)
Если бы организация сказала: «Мы верим этому», с запятой, все было бы в порядке. Но если: «Мы верим этому, точка», – все это неправильно. Видите, видите? Если конец вашей доктрины с запятой: «Мы верим этому плюс столько, сколько Бог пожелает к этому прибавить»; но когда вы говорите: «Мы верим этому, точка, и на этом все», тогда вы сразу же отгораживаете от этого Бога. Видите? И это способ, которым поступают организации. Они заканчивают это точкой.
(«Почему?», 25 января 1961 года, перевод Гродно)
Видите, заканчивать точкой – это один из характерных признаков появления организации. Нам необходимо быть готовыми к коррекции пред Богом.
И сказано:
А медный жертвенник, который сделал Веселеил, сын Урия, сына Орова, [оставался] там, пред скиниею Господнею, и взыскал его Соломон с собранием.
(2-я Паралипоменон 1:5)
Смотрите, Соломон взыскал медный жертвенник со всем собранием, которое представляет Израиль, имя искупления.
Павел никогда не говорил, что спасутся все евреи. Он сказал: “Весь Израиль спасётся”. Почему? Имя Израиля, это имя искупления, ещё оттуда. Видите? И весь Израиль спасётся, но не вся Иудея — не весь Иудаизм спасётся. Видите?
Подобно и Язычники, будут… Там тысячи тысяч людей, да, буквально миллионы, в тех организациях, и они называются “Христиане, церковь Христова”, и подобные названия. Это ничего не значит. Не… Это не значит, что они спасутся.
Люди говорят: “Вот, вам надо принадлежать к этой или к той организации, к определённой организации. Если ваше имя не находится в нашей книге, то вы погибли”. Так вот, это культ. Видите? Это культ. Понимаете?
(«Вопросы и ответы по Печатям», Издание VGR, РПУ)
Поэтому те, кто в Невесте, будут собраны именно там, у жертвенника суда. Остальные не придут. Это путь, подлинный путь Семи Громов, потому что каждый из Посланников своим Голосом вел людей к Голгофе. Каждый из них вел людей к кресту.
Для того, чтобы тебе попасть в это Тысячелетнее Царство, чтобы тебе попасть в Вечность, чтобы ты через откровение попал в ту сферу, где ты во Христе находишься в небесных местах, будучи в Иисусе Христе, где твой Ангел видит перед собой лицо Отца нашего Небесного, где действительно открывается Бог (а ковчег в городе Давидовом символизирует именно Вечность), ты должен пройти через медный жертвенник.
В 1994-м году я слушал одну проповедь Бенни Хина, в которой тот рассказывал, как правильно зайти за внутреннюю завесу. После прослушивания я начал в виде картинки представлять, как я это делаю. Но когда я дошел до того, как захожу за внутреннюю завесу, Нечто вмешалось в мои представления, и я перестал их контролировать. Внезапно два Херувима, которые на внутренней завесе, вылетели из нее, подхватили меня под руки и головой вперед (хорошо, что не ногами) вынесли меня из скинии и плюхнули прямо в середину медного жертвенника, сказав при этом: «Побудь пока тут». В последующие годы, повзрослев духовно, я понял, что это было от Бога. Мы должны сгореть на нем, как грешники, до конца, а только затем пытаться прорываться к Шехине.
В этой скинии уже не было ковчега. Ковчег стоял в городе Давидовом. И в этом городе Давидовом для него была приготовлена другая скиния.
И принесли ковчег Господень и поставили его на своем месте посреди скинии, которую устроил для него Давид; и принес Давид всесожжения пред Господом и жертвы мирные (заметьте, не жертвы за грех).
(2-я Царств 6:17)
Точно таким же образом нас уже ожидает новая скиния.
Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный.
(2-е Коринфянам 5:1)
На небесах искупление давно завершено. На небесах Печати давно открыты. Вопрос в том, пока на землю не дошел Свет, нам от этого знания на земле нет никакого толку. Если бы Первая Печать не была открыта, те, которые под Первой Печатью: Павел, Иоанн, Петр, Ириней, Поликарп, все верующие Ефесского и Смирнского Периодов, не были бы спасены. Как они могли бы быть спасены, как они могли стать искупленными, если бы Первая Печать не была открыта?
Поэтому Иоанн, не завершивший еще свой жизненный путь, видел именно Агнца, хотя на Небесах уже давно был Лев. Его труд был завершен. Павел сказал:
Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых.
(К Евреям 10:14)
Таким же образом обстоит дело и со Второй, Третьей, Четвертой Печатями. Когда Свет дойдет до нас и мы будем восхищены, Свет дойдет и до находящихся под Пятой Печатью, и им будут даны белые одежды. Мы пока еще не дожили до этого момента. Тогда вопрос: о чем говорят люди? Понимают ли они, о чем проповедуют?
Да, на Небесах все уже произошло. Но должен быть путь, которым это должно быть реализовано на земле. Именно поэтому Соломон, который в этом прообразе символизирует Иисуса Христа Седьмого Периода Церкви в период открытия всех Семи Печатей, собрал все собрание к медному жертвеннику, который соорудили именно те люди, которым это было первоначально, в то время, в которое была сооружена скиния. Он был построен по оригинальному Божьему плану. Его сделал Веселеил, сын Урия, сын Ора. И он все еще оставался там, перед скинией Господней.
Смотрите, уже есть скиния в городе Давидовом, прообраз вечной Скинии. Уже потом это будет объединено в Тысячелетнем Храме, когда земное тело и духовное тело вместе составят прославленное тело, в котором будет далее, начиная с Миллениума, обитать человек. И что говорит Слово?
Соломон вознес тысячу всесожжений. Тысяча – это очень много. Никогда ранее до Седьмого Периода не происходило столько публично явленных чудес и знамений. За Седьмой Период чудес и знамений Божьих произошло намного больше, чем за все шесть предыдущих Периодов вместе взятых, даже если приплюсовать к ним служение Самого Господа Иисуса Христа. За одно служение Уильяма Бранхама исцелений произошло больше, чем за все шесть периодов, которое по Библейским часам, начиная от Звезды на реке Огайо, если пересчитать годы в Библейские годы по 360 дней в году, составило ровно тридцать три года, а если брать от первого исцеления, совершенного Господом через брата Бранхама, то ровно 33 с половиной года.
Бог этими всесожжениями привлекал народ. Таким образом Иисус Христос вышел на сцену, показывая и доказывая, что Он больше Соломона – именно этими тысячей всесожжений. Тысячи исцелений, тысячи пророчеств, тысячи изгнаний бесов и т.д. Бог привлекал народ к этому медному Жертвеннику.
И там пред лицем Господа, на медном жертвеннике, который пред скиниею собрания, вознес Соломон тысячу всесожжений.
(2-я Паралипоменон 1:6)
Как пред лицом Господа, если Господь должен открываться поверх крышки ковчега, между двух Херувимов? Круто, да? Очень круто. Очень тяжело для понимания, особенно если мы застряли на уровне трехлетних младенцев, как подавляющее большинство называющих себя сегодня христаианами, и неспособны расти дальше и питаться твердой пищей. Ну как же, у них же Бог Тысячелетнего Царства. У них же все завершено. У них же проговорили все Семь Громов. У них же стали открыты все Семь Добродетелей. У них же Абсолют сошел на атрибут. У них же восьмой церквопериод с восьмым церквопосланником. У них же Седьмая Печать стала открытой, и они, в отличие от всех других, спасаются уже не под Четвертой Печатью, как написано в Слове, а именно под Седьмой. Они же Невеста, а не хухры-мухры. У них же сильный Ангел сошел и поставил ноги на море и землю. Им же сказано: «Идите к Ангелу!»
А Соломон, прообраз Аминь, Свидетеля Верного и Истинного, привёл их не туда, а к Голгофе. А Руфь покоящаяся, открывшись у ног Вооза, пришла к Голгофе.
Инна Белл приходит, как Руфь в те древние времена. Чего бы это ни стоило, она пришла уплатить цену. Неважно, что… как над ней будут смеяться или высмеивать, она встаёт сейчас здесь, на этом месте, и исповедует свои грехи, склоняется на колени, узнавая то место, где великий Господин жатвы лежал на кресте, чтобы там получить Его Духа, Его благодать, которая проговорила к ней, когда звучало Слово, как Ноеминь в древности, давая наставление. И Оно попало к кому надо, куда надо. И теперь она приходит, чтобы занять место верующего, склоняясь на колени у креста, там, где она исповедует свои грехи, откладывает в сторону всю прежнюю жизнь и становится новым творением во Христе Иисусе.
(«Родственник Искупитель», Вильнюсское издание)
Руфь отдыхает, ждёт, когда Вооз вернётся, закончив дело.
Так вот, наш Вооз закончил дело на Голгофе. Но прежде чем Он придёт забрать нас к Себе Домой, Он сначала уходит Домой (в Иоанна 14), чтобы приготовить нам место. Слава!
(«Откровение, глава пятая, часть 2», Вильнюсское издание)
Она пришла к Голгофе, чтобы успокоиться под его крылами. И только потом, когда она прошла через Голгофу на 100 %, ей было сказано через Ноеминь, старую еврейскую Церковь, у которой мы постоянно консультируемся:
Та сказала: подожди, дочь моя, доколе не узнаешь, чем кончится дело; ибо человек тот не останется в покое, не кончив сегодня дела.
(Руфь 3:18)
Об Иисусе сказано:
не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда, и на закон Его будут уповать острова.
(Исаия 42:4)
Люди любят говорить: «Теперь мы – Руфь покоящаяся. Мы уже были Руфью трудящейся в Филадельфийском периоде». Но прошли ли они через Голгофу, чтобы иметь право это говорить?
Почему Соломон был пред лицом Господним? Что мы находим на Голгофе?
И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому,
дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
(От Иоанна 3:14,15)
Уильям Бранхам говорил и призывал к этому медному змею.
Но там перед их глазами был Могучий Бог, Престол Милости! Он умер, когда Его Собственные дети говорили… Его Собственные дети там говорили: “Нам Он не нужен! Уберите Его!” Плевали на Него.
(«Раскрытие Бога», издание VGR)
Змей говорил о грехе; медь говорила о суде, у-… о уже [свершившимся] суде; медный змей представлял медный жертвенник: грех, уже осуждённый и подвергшийся суду.
Как Илия поднялся и посмотрел, и Гиезий сказал: “Небо как медь”, суд. Медь всегда говорит о суде. Медный змей, змей говорил о грехе. Он был пригвождён к шесту, показывая, что однажды грех будет пригвождён к шесту, к дереву, по составной причине.
(“Когда вернусь, найду ли Я веру”, из сборника “Вера”, Рижское издание)
Им хочется срезать путь на Небеса, набирают столько мирского, сколько могут унести. Оттуда вообще ничего нельзя брать. Кратчайшего пути нет! Нужно приходить путём Голгофы! Нужно приходить путём медного жертвенника! Нужно приходить путём медного змея. Нужно умереть! Ты на самом деле умираешь! (О Боже, почему я не могу этого высказать так, как надо?) Ты умираешь, в буквальном смысле умираешь для самого себя! Ты умираешь для мирских вещей и рождаешься заново. Аминь! Ничего мирского, мирские вещи мертвы. Этот путь никак не укоротишь. Хм! Понимаете? Им хочется быстренько прийти, они не хотят расти. В Господе мы растём. Необходим рост и опыт.
(«Вы должны родиться заново», Вильнюсское издание)
Нужно было, чтобы жить, буквально находиться перед лицом медного змея и буквально смотреть на медного змея.
И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив.
(Числа 21:9)
Поэтому и Соломон находился именно перед лицом Господним. Иов, придя в видении к отождествлению с Иисусом Христом, сказал:
Ты поднял меня и заставил меня носиться по ветру и сокрушаешь меня.
(Иов 30:22)
Когда это было с Иовом? Никогда. Но Иисус на Голгофе был поднят и трепетал по ветру, подобно знамени. Это Престол Милости, медный жертвенник. Иов пророчествовал о Христе, видя Его во дворе первосвященника:
Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим.
Так как Он развязал повод мой и поразил меня, то они сбросили с себя узду пред лицем моим.
С правого боку встает это исчадие, сбивает меня с ног, направляет гибельные свои пути ко мне.
(Иов 30:10-12)
Никто не сбивал Иова с ног, но с Иисусом это было. Там, где мы лицом к лицу встречаемся с Иисусом, Он трепещет по ветру, как знамя, перед нами. Его руки были подняты, Он не опускал рук, подобно Моисею. Он не сошел с креста. Ему не нужны были Аарон и Ор, чтобы поддерживать руки. Два разбойника, что висели возле Него, не могли поддержать Его руки.
Его руки были подняты. Они были прибиты к кресту. Ему кричали: «Сойди с креста». Он не сошел.
Моисей поднимал руки – и одолевал Иисус Навин, опускал руки – и одолевал Амалик. Но руки Иисуса на Голгофе были подняты все время, не давая места дьяволу, чтобы он одолевал. Поэтому сатана не может одолеть, у него нет ни одного шанса. Именно поэтому результаты Голгофы так мощно были проявлены в служении Уильяма Марриона Бранхама. Брат Бранхам призывал к медному Жертвеннику.
И если мы хотим увидеть результаты Голгофы, если мы хотим увидеть Третий Рывок, Семь Добродетелей и как Абсолют сходит на атрибут, мы должны прийти к Голгофе и укрыться во Христе. Мы должны смотреть на нашего Медного Змея. Всякий, взглянувший на него в Ветхом Завете, оставался жив. Как бы его ни ужалил змей, какой бы болезнью он ни заболел.
Не имеет значения, как нас жалит сатана, какой болезнью мы болеем, какой страшный грех совершили, какой бес нами обладает, какие у нас неприятности.
Много скорбей у праведного, и от всех их избавит его Господь.
(Псалтирь 33:20)
Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
(От Иоанна 3:16)
И Бог явился ночью Соломону и спросил: «Чего ты хочешь?»
Он ответил: «Мудрости».
Именно поэтому Иисус Христос употребил дар премудрости, которым пользовался Соломон. Именно поэтому бра Бранхам, указывая на Присутствие Иисуса Христа в откровении Аминь, Бога Тысячелетнего Царства демонстрировал этот дар и говорил: «Здесь Больший, нежели Соломон».
Теперь мы молим, чтобы Ты благословил каждого человека в Божественном Присутствии. Каждый, слушающий эту плёнку, Господь, по всему миру: пусть они уйдут от этих старых вероучений и прочего, придут и служат живому Богу, придут и сделают в это свой вклад, поступят, как царица южная. Она приехала, целых три месяца добиралась туда, где человек представлял Иисуса Христа или Бога Небесного — Соломон. Иисус сказал, что она приходила от пределов земли послушать мудрость Соломона, и вот, здесь больше Соломона! А мы знаем, что здесь больше Соломона, здесь находится Сам великий Святой Дух (это тоже откровение Иисуса Христа Седьмому периоду – Иисус как Свидетель), действующий через людей. Как мы благодарим Тебя за это, Отец. Я молю, чтобы благословения…
(«Достойна ли твоя жизнь Евангелия?», Вильнюсское издание)
Люди учат Парузии, т.е. Пришествию с непрекращающимся Присутствием, и они правильно учат тому, что в дни служения Уильяма Бранхама было открыто именно Присутствие. Но оно было открыто для чего? Для того чтобы не закрыться.
О-о, самое большое из известных мне удовольствий — это быть… молиться до осознания того, что я в Присутствии Божьем и распознаю это. Я считаю, что именно это должно быть удовольствием Церкви — Присутствие Святого Духа, видеть, как Бог, давший обетование, стоит среди нас, чувствовать Его Присутствие и видеть Его Слово, и видеть Его подтверждённым. Это должно дать веру, чтобы калеки стали ходить, слепые прозрели, глухие услышали, немые заговорили.
(«Нераспознанное Присутствие Божье», Вильнюсское издание)
Если мы пришли к этому медному Жертвеннику, туда, в Его Присутствие, пред лицо Господне, Аминь, Бог Тысячелетнего Царства, становится для нас видимым, понятным и проявленным, и тысяча всесожжений становятся нашими всесожжениями и результатами благодати Божьей. Тысяча всесожжений – это знамение премудрости. Не зря брат Бранхам говорил в проповеди «Христос открыт в Своем Слове, что есть нечто выше глаз.
Так вот, выше глаз нет больше ни одной движущейся способности тела. Верно? Следующее — это разум, а это Сам Христос, который управляет всем телом.
Но это не наш разум, а Его.
Начало мудрости - страх Господень, и познание Святого - разум;
(Притчи 9:10)
Не зря все девицы в дни Артаксеркса просили все, что они хотели. Так и сегодня. Кто просил Семь Громов, кто просил Семь Добродетелей, кто просил Парузию - они это получили. Кто просил всесожжения, конференции, страйк-болы в молодежных и семейных лагерях, дары, пророчества и т.д. и т.п. – люди все это получают. Они просят то, что нравится им, что, по их мнению, украшает их. Но все эти девицы приходили к царю, а потом уходили и больше его не видели. Их больше не приглашали. Но Есфирь просила именно то, что нравилось царю. Соломон попросил то, что понравилось Царю. Этот тот же самый Дух Есфири. Он попросил мудрости.
Наша смерть не меняет нас как людей.
О-о, брат, сестра, смерть не меняет человека. Смерть только меняет ваше место жительства. Понимаете?
(«Будущий Дом Небесного Жениха и земной Невесты», Рижское издание)
Показывая то, что когда вы умираете или ещё как оставляете этот мир, ваша природа не меняется. Если ты сейчас лжец, то ты будешь и там лжец. Если ты здесь “горячая голова”, то ты и там будешь “горячая голова”. Если ты здесь сомневающийся, ты и там будешь сомневающийся. Мужчины и женщины, сейчас время встряхнуться и проверить себя, и посмотреть, где мы стоим, ибо смерть не меняет этого.
Они ушли на две тысячи лет. Моисей где-то на двадцать пять столетий, а Илия на… Больше чем двадцать пять столетий, как Илия ушёл и Моисей ушёл, и сюда они приходят с тем же характером и делают те же вещи.
Смерть только меняет место обитания человека и больше ничего. Не меняет вашего нрава. Не меняет вашей веры. Ничего не меняет в вас, кроме вашего места обитания.
Итак, какая натура у тебя в это утро! Если ты сомневающийся в Слове Божьем, то ты будешь сомневающийся и там. Меня не беспокоит, насколько ты святой, как ты живёшь и как хорошо ты живёшь, в смерти это не переменит тебя нисколько, но только твоё место обитания. И если ты не можешь принять полное Слово Божье так, как Оно написано, то ты не сделаешь этого и Там; так, не беспокойся, не сделаешь и Там.
Ты должен принять Это в его полноте, в силе Его доказательства и откровения того, что Это есть, тогда ты становишься частью Этого. Только Его Слово есть то, что Он воскресит, как Он сделал с Его Словом в первое утро Пасхи. Только Его Слово вышло, и те, кто умер в Его Слове, веруя Его Слову, и доказав Его Слово.
(«Распознай твой день и Его Послание», издание VGR)
Если мы не обретем мудрость и понимание Слова, если мы не будем способны сознательно и просто применять Слово на практике, а не только на словах с кафедр. Откровение Семи Громов, которому учат и к которому призывают ,- это всего лишь распознать Голос (даже не Голоса), звучащий в Семи Посланниках. Иоанн слышал Голос посреди Семи Золотых Светильников. Нужно распознать Голос, единственный Голос, распознать, что было общего у Посланников.
Брат Бранхам Посланников выявлял по одному общему признаку: соответствию первоначальному Голосу, первоначальному Евангелию. Именно поэтому Патрик при всех его сорока с лишним воскрешениях был отвергнут из-за его «Исповеди», ставшей кельтским догматом троицы. Колумба в такое не верил. Колумба был признан Посланником, а Патрик, у которого воскрешений было больше, отвергнут.
Свет Христа, проявленный как цвета радуги в Посланниках, сливается в один белый и принимается тобой как Тот Самый Христос, Которому учили Семь Посланников. Человек распознает этот Свет (не Громы). Громы звучат потом. Это Свет. Это не производить, не орать, не греметь сковородками, не шуметь, как пустая телега.
Недавно слышал одно наблюдение, которое кто-то сделал относительно одной повозки. Один человек сказал, что у них было большое собрание и не было там в достаточной мере Духа Святого, потому что было слишком мало шума. На это тот старый проповедник сказал: «Я жил в одном крестьянском хозяйстве, каждый раз, когда я выезжал с пустой повозкой и при этом проезжал по той неровной дороге, тогда эта повозка скрипела, трещала, тряслась, и продолжалось». Он говорил дальше: «Но когда я загружал повозку хорошей едой и плодами земли и возвращался назад по тем же самым неровностям, ничего не скрипело и не трещало. Хорошо загруженная повозка!» Поэтому сегодня мы нуждаемся в хорошей солидной повозке, чтобы знать, куда мы едем, ведомые Духом Святым.
(«Нежеланный Христос», 11 сентября 1955 года, перевод Гродно)
Нужно быть полной телегой, не производящей шума, не устраивающей духовный стриптиз на Ютубе, но просто, незаметно и бесшумно исполняющей Слово, даже если никто тебя не видит.
Эти тысяча всесожжений, которые происходили в дни Уильяма Марриона Бранхама, – и кажется, что эпоха тысячи всесожжений ушла, – они должны были привести эту Церковь к мудрости, к пониманию того, что она делает. На протяжении предыдущих шести, исключая Апостолов, и начала Седьмого Периода до Седьмого Посланника люди применяли Слово отчасти бездумно. Они не знали, почему оно действует. Они просто пробовали. Один раз получалось, а второй раз – нет. И никто не мог объяснить, почему сегодня получается, а вчера не получилось, хотя все делали вроде бы одинаково. Они что-то раскапывали. Раскопали, что освящение – это получается. Но пришли другие и попытались жить свято – у них это не получилось, потому что они упустили самое важное в освящении – Христа.
Кто-то попробовал дары – и у них получилось. Другие с теми же самыми дарами – и у них не получилось. Никто не знал, почему.
Не зря же Бог сказал Павлу Павловичу Пецевичу в 1940-м году через пророчество: «Слушай, раб Мой. Теперь говорю к народу Моему Духом Моим, но скоро умолкну и говорить так не буду, а суды Мои буду совершать по Слову Моему через уста твои». Видите, опять Слово, как его применять и куда его применить.
Подождите, когда эти Семь Громов проговорят своими голосами к той группе, которая действительно сможет взять Слово Божье и держать (более точный перевод в данном случае «применять», «владеть») Его, Оно будет рубить и резать. И они смогут закрывать небеса, они смогут затворить это или сделать вот это — всё, что захотят. Слава! [Собрание радуется— Ред.] Он будет убит Словом, исходящим из Его уст, Которое острее обоюдоострого меча. Они смогли бы вызвать сто миллиардов тонн мух, если бы захотели. Аминь. Что они скажут, то и произойдёт, потому что это Слово Божье, исходящее из уст Божьих. Верно. Аминь. Бог всегда… Это Его Слово, но Он всегда использует человека, чтобы привести Его в действие.
(«Четвёртая Печать», Вильнюсское издание)
Смотрите, «владеть», т.е. знать, что с ним делать. Люди не знают, что делать со Словом. Люди говорят о том, что им открыты Семь Громов, но когда в собрание приходит пророчество, они не знают, что с ним делать. У них нет духовного различения. Никто не может, доказав Словом, сказать и показать, от Бога это или от дьявола. Они не могут объяснить, почему это от Бога.
Люди кричат о том, что у них появился «апостол» новоефесского церквопериода, и не могут сделать то, что делала первая Церковь, которая была образцом. Первая церковь различала Апостолов.
“Ты испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашёл, что они лжецы”. Ого, какое резкое утверждение. “Ты испытал тех, которые называют себя апостолами”. Разве это не бесцеремонно? Какое право имеют люди испытывать тех, которые называют себя апостолами? И как они испытывают их? О, я люблю это. Об этом сказано в Послании к Галатам 1:8: “Но если бы даже мы или ангел с неба стал проповедовать вам иное Евангелие, а не то, что мы (уже) проповедали вам, да будет он проклят”. Это был апостол, который принёс народу оригинальное Слово. Это оригинальное Слово не могло измениться, не могла измениться даже буква или точка. Павел знал, что это Бог сказал ему, поэтому и сказал: “Даже если я приду и попытаюсь дать вам второе откровение, попробую внести одно маленькое изменение в то, что я дал вам вначале, да буду я проклят”. Вы видите, Павел знал, что это первое откровение было точным. Бог не может дать первое откровение, а потом второе откровение. Если Он так сделал, значит, Он передумал. Он может дать откровение и затем добавить к нему, как Он это сделал в Эдемском Саду, когда Он обещал Семя женщины, и затем позже указал, что это Семя должно прийти через Авраама, и затем позднее сказал, что оно придёт по линии Давида. Но это было то же самое откровение. Оно только давало людям больше информации, чтобы помочь им принять и понять это. Но Божье Слово не может меняться. Семя пришло в точности, как было открыто. Аллилуйя. А посмотрите, что делали те лжеапостолы. Они пришли со своим собственным словом. Ефесяне знали то Слово, которому учил Павел. Они были наполнены Святым Духом через возложение рук Павла. Они смотрели тем лжеапостолам прямо в глаза и говорили: “Вы не говорите того, что сказал Павел. Поэтому вы ложные”. О, от этого возгорается сердце моё. Вернитесь обратно к Слову! В действительности не вы испытываете апостола, и пророка, и учителя, СЛОВО ИСПЫТЫВАЕТ ИХ.
(«Изложение Семи Периодов Церкви»)
Как видите, брат Бранхам учит, что Церковь обязана различать апостолов. Если вы говорите, что где-то появился «апостол», то вы обязаны прошерстить этого «апостола» от корки до корки на предмет соответствия Писанию, соответствия тому, что уже утверждено, как Истина, сравнить его с образцом Периода, сравнить его с остальными Посланниками. Если Христос в нем выдерживает сравнение с Посланниками всех Семи Периодов, и он проповедует абсолютно то же учение, он внешне, по характеру, по своему отношению к Слову и результатам соответствует Павлу и Уильяму Бранхаму – вы его принимайте. Это даже не Ириней, не Колумба, не Лютер, не Мартин, не Уэсли. Но если он живет хуже и грязнее Уэсли, можете его выбрасывать. Если перед тобой «апостол», ты должен знать, что делать. Ты должен взять Слово и проверить каждую его цитату, каждый его поступок. Нет, ты не должен сомневаться, как сатана. Нет. Но ты должен проверить духовным откровением все то, что он говорит.
Если перед тобой «пророк», ты должен сверить его с известным тебе настоящим пророком. Если перед тобой евангелист, ты должен проверить его как евангелиста. Это мудрость. Мы должны знать, что делать со Словом.
Если у нас болезнь, мы должны знать, как ее лечить, иначе от нашей помощи толку не будет. Мы должны знать, что делать. Не наше дело играть в «собачку» с сатаной, когда сатана с мячиком, а ты – собачка, которая бегает, надеясь схватить мячик, от одного врача к другому, от одного проповедника к другому, от съезда к съезду, от конференции к конференции, от служителя к служителю.
Тысяча всесожжений была для того, чтобы заставить сатану играть по нашим правилам. Он должен быть собачкой. Он должен бегать за нами, пытаясь отобрать у нас мяч Святого Духа, и всегда оказываться с носом. Почему?
Ибо, кто вошел в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих.
(К Евреям 4:10)
Я не призываю что-то форсировать. Уже дофорсировались, сокращая Путь. Уже «Невесту» Седьмого Периода, или «церквопериода», или еще чего-то столько напроизводили. Уже столько сект и жеребцов-производителей было в Послании, что люди не знают, чего еще желать. Они уже набегались за всякого рода учениями, вместо того чтобы верить и ожидать обетования.
Если бы люди могли знать откровением обетование, просто прийти к Голгофе, именно туда, куда созывал Соломон и куда призывал брат Бранхам, прийти к медному жертвеннику!
Не думайте, что люди и проповедники в Послании не понимают этого. Они об этом говорят. Но когда доходит до реальных дел и прихода к Голгофе, то они в самый последний момент сворачивают в сторону.
Если ты придешь путем медного жертвенника, тогда тебе не придется ничего производить. Тогда ты, как Авраам, будешь называть несуществующее существующим. Тогда Жертва будет действовать, тогда эта седьмая Полоса Крови будет действовать (наносили именно семь, а не восемь полос). Люди, вводя восьмой «церквопериод» и отделяя себя тем самым от Пирамиды Церкви, сами не понимают того, что они отвергают Кровь Христову и остаются без Жертвы. Тогда ты будешь иметь представительство в «Городе Давидовом», т.е. в Вечности, как в городе Давидовом стоял ковчег, на этой горе Сион, выше Тысячелетнего Царства, зная, что вечно будешь там жить. Ты будешь отождествлен с Ангелом, который видит лицо твоего небесного Отца. Ты не будешь сам, обитая в этой плоти, видеть Его лицо, но будешь отождествлен с тем Ангелом, который Его видит. Ты будешь получать информацию прямо с Престола, и тебе ничего не надо будет производить. Это придет само собой.
Тебе не нужно будет производить братолюбие, как попытались громовцы и потерпели крах. Вам не надо будет собираться по два города или по пять городов в город, чтобы провести конференцию с Богом, а затем разбежаться в разные стороны и даже перейти в ряды хулителей Бога или убегать от овец, подобно наемнику, которому овцы не свои, при виде приходящего волка, так и не прислушавшись к тому, что говорил Бог на этой конференции, исполняя тем самым слова Амоса:
И сходились два-три города в один город, чтобы напиться воды, и не могли досыта напиться; но и тогда вы не обратились ко Мне, говорит Господь.
(Амос 4:8)
Они не знают, куда идти. Люди не знают, что ловить.
Но когда ты придешь к Богу Путем медного Жертвенника и будешь идти по нему до конца, тогда Он не успокоится, пока все не совершит. Он это обещал. Это Его обетование. Периоду. Его обетование реализовано у этого медного Жертвенника, где мы, подобно Руфи, открываемся пред лицом Его. Это Его обетование: все произвести, все это сделать. Не производить самим. Не производить «Глас Архангела», не производить «Семь Громов», не производить «Парузию». Когда Парузия приходит, все происходит само собой.
Когда мы придем этим Путем, тогда исцеление будет для нас естественным, простым и понятным делом. Нам не придется тужиться и пыжиться бульдожьей верой, извращая самих себя и томя душу, чтобы «родить» одно исцеление и на этом построить доказательство своей правоты и исключительности. Тогда чистая жизнь становится естественной и простой. Не надо выдерживать «искушения» и томить душу, потому что тебе совсем не захочется грязи. Ничего не надо производить. Семь Громов заживут прямо внутри тебя. Семь Добродетелей в тебе будут просто умножаться.
Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа.
(2-е Петра 1:8)
Ты не будешь слепым, ты не закроешь глаза.
А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих.
(2-е Петра 1:9)
Почему? Потому что ты получил глазную мазь. Ты получил белую одежду, очищенную огнем.
Христос прошел испытание и победил. И в одном из Периодов Он сказал, что Его ноги подобны халколивану. В Четвертом Периоде Он уже был подобен халоколивану. Поэтому, если Он в тебе, сатана будет бояться связываться с тобой. Тот Самый Дух, Который выдержал испытание во всех предыдущих Периодах, выдержал испытание в тех, которые были прежде нас в этом Периоде, соединившись во всех Своих откровениях как Победитель и войдя в нас как Свидетель, находится в нас. Почему у Невесты не будет нового Смирнского Периода? Потому что тот Дух, Который победил в Смирнском Периоде, живет в ней. Он уже победил.
Моя жена, например, довольно слабый физически человек. Но в Смирнском Периоде была одна точно такая же женщина. Евсевий Кесарийский пишет о ней:
Весь неистовый гнев и толпы, и легата, и солдат обрушился на Санкта, диакона из Виенны; на Матура, недавно крестившегося, но доброго борца; на Аттала, пергамца родом, всегда бывшего опорой и оплотом здешних христиан, и на Бландину: на ней Христос показал, что ничтожное, незаметное и презренное у людей у Бога прославлено за любовь к Нему, проявленную не напоказ, а в действии. Боялись за нес все: и мы, и ее земная госпожа, сама бывшая в числе исповедников, считали, что у Бландины, по ее телесной слабости, не хватит сил на смелое исповедание. Она же исполнилась такой силы, что палачи, которые, сменяя друг друга, всячески ее мучили с утра до вечера, утомились и оставили се. Они признавались, что побеждены, и не знали, что еще делать; они удивлялись, как Бландина еще живет, хотя все тело у нее истерзано и представляет собой сплошную зияющую рану. По их утверждению, пытки одного вида достаточно, чтобы человек испустил дух,- не надо стольких и таких. Но блаженная, как настоящий борец, черпала новые силы в исповедании: она восстанавливала их, отдыхала, не чувствовала боли, повторяя: "Я христианка, у нас не делается ничего плохого".
<…> Бландину решено было подвесить к столбу на съедение зверям. Вид ее, словно распятой на кресте, ее горячая молитва внушали много рвения состязавшимся: благодаря сестре телесными глазами увидели они Распятого за нас; да убедятся уверовавшие в Него, что каждый пострадавший за Христа находится в вечном общении с Богом живым. Так как ни один зверь не прикоснулся к Бландине, то ее сняли со столба и опять отправили в тюрьму. Она сохранялась для другого состязания: да одержит победу во многих схватках и сделает неизбежным осуждение коварного змия; да одушевит братьев она, маленькая и слабая, ничтожная - и великий непобедимый борец за Христа, одолевшая врага во многих схватках и за эту борьбу увенчанная венцом бессмертия.
<…> После всего, в последний день травли, вывели опять Бландину с Понтиком, мальчиком лет пятнадцати. Их приводили каждый день поглядеть на мучения других и заставляли поклясться именем языческих идолов - а они пребывали в пренебрежительном спокойствии. Толпа озверела; не пожалели ребенка, не устыдились женщины: их обрекли на все пытки, провели по всему их кругу, неизменно заставляли поклясться, но ничего не добились. Понтика ободряла сестра: язычники видели, как она убеждала и укрепляла брата. Он, мужественно выдержав все мучения, испустил дух.
(55) А блаженная Бландина, последняя из всех, убеждавшая, как благородная мать, своих детей и проводившая их, победителей, к Царю, прошла через все страдания своих детей и поспешила к ним, ликуя о своем отходе и радуясь ему, словно приглашенная на брачный пир, а не брошенная на съедение зверям. (56) После бичей, встречи со зверями, раскаленной сковороды ее, наконец, посадили в ивовую корзину и бросили быку. Животное долго подбрасывало ее, но она уже ничего не чувствовала в надежде обетованного и в общении со Христом. Ее тоже закололи. Сами язычники сознавались, что у них ни одна женщина не смогла бы выдержать столько таких мучений.
Смотрите, ей говорили укрыться, потому что боялись, что Бландина не выдержит и отречется. Но она выдержала дольше всех. Поэтому, если моя жена получит тот победивший Дух Бландины, ей не надо уже будет выдерживать эти испытания, потому что победила та слабая женщина, точно такая же женщина, тот же Самый Дух в точно такой же женщине уже выдержал и победил. Невеста в Седьмом Периоде не проходит через скорбь и уходит в Восхищение благодаря победе Бландины. И для того чтобы не оставить их без плода, людей, подобных Бландине и Понтику, этот Дух через Голгофу должен не успокоиться в нас, пока не довершит Своего дела до конца. Тот Дух, Который давал исцеление другим. Все, что нам нужно, - просто Его принять, тот Самый Дух, Который собрал их единодушно вместе в День Пятидесятницы. Кричать, что ты «в Послании» и не иметь Того Духа, Который был в Бландине, - это плевок в лицо всем мученикам христианства. Бог такое не простит.
Если мы придем к той же самой Голгофе, к которой приходили они, придем к тому же самому Жертвеннику, если мы распознаем тот же самый Дар, который был проявлен пере Саррой, то тот же Самый Дух, Который дал Сарре родить обетованного сына, даст нам достичь обетования, в стремлении к которому мы спотыкались до сих пор.
Этот Путь – Путь покаяния. Это Путь прихода к Голгофе, чтобы через покаяние в нас открылась вера. Это не путь производства чего-либо, это не путь теорий. Нужно съесть Книгу, чтобы она стала тобой. Книга – это Христос, Слово. Принять Христа внутрь себя, пройдя судилище Христово. Подлинный Христос внутри тебя – вот съеденная Книга. Христос внутри тебя как Аминь – Он теперь твое завершенное исцеление, Он теперь твое завершенное спасение, Он теперь твое завершенное освобождение, твое полное избавление. Он теперь мое завершенное освобождение и спасение. Он являет то подлинное братолюбие, о которое преткнулись громовцы и все остальные «в Послании». Люди производят, сами не зная что. Этот Дух Седьмого Периода автоматически включает в себя те Добродетели и все то, что было прежде. Это было в самом начале, когда тот период Соломона пришел к главному жертвеннику, пришел к лицу Господа, потому что через ту Голгофскую Жертву Иисуса Христа  мы приходим в единственное усмотренное Богом место поклонения: в крещение Святым Духом, чтобы Бог обонял идущее от нас приятное благоухание.
потому что мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих:
для одних - запах от смерти и к смерти, для других - запах от жизни и к жизни. И кто на это способен?
Ибо мы не размениваем поторгашески, как многие, слова Божия, но ведь от чистого побуждения, но ведь от Бога, пред Богом, во Христе мы говорим.
(2-е Коринфянам 2:15-17, перевод Кассиана)
Человек не хочет быть исцеленным, человек не хочет быть спасенным, человек не хочет положиться на Бога. Он хочет делать сам. Человек не хочет умирать во Христе. Он хочет оставаться самим собой, прикрывшись от Бога смоковными листьями вероучений, длинных юбок, чтения проповедей пророка и т.д. и т.п. Ведь Голгофа – это смерть для твоего собственного «Я».
Поэтому, как Соломон созывал весь Израиль, всех начальников, старейшин и прочих, Иисус Христос ходит сейчас вне Своей Церкви, вне «церквей Послания», вне всех остальных деноминаций, вне всех этих «конференций с Богом» и т.д. и т.п., ходит незамеченным среди всех криков и лозунгов. Когда приходит время практического применения Голгофы и Послания – люди отказываются от Христа. На лозунгах, на словах все кричат: «Аминь! Аллилуйя!» - все радуются, все восклицают, все плачут, все готовы это принимать. Но когда приходит время делать это практически, и тебе нужно умереть, – человек останавливается.
Тысяча всесожжений, тысяча благословений и все остальное – никуда не ушли. Но если бы не было этого медного Жертвенника, все эти тысяча благословений, тысяча всесожжений были бы абсолютно бесполезными.
Иоанн, обернувшись, чтобы увидеть Льва, увидел Агнца. Если бы он не увидел Агнца, он не увидел бы открытие Семи Печатей, не услышал бы голоса Семи Громов. Только после этого он увидел, как Агнец снял Первую Печать, Вторую Печать и так далее, включая Седьмую. Видя раскрытие Печатей, он постоянно видел Агнца. И только когда Агнец снял Седьмую, он увидел Христа не у медного, а уже у золотого Жертвенника как иного Ангела, Первосвященника, завершившего Жертвоприношение и стоящего у золотого Жертвенника в Присутствии, потому что внутренней завесы в скинии иного устроения уже не было.
Седьмая Печать – это Краеугольная Печать, которая есть Христос – открытая Тайна Божья, Христос, Который объединил все те Имена искупления, Который был Тайной всего того, что происходило во времена открытия шести Печатей. Это не добавленное, как учат не прошедшие через Голгофу проповедники «в Послании», а Краеугольное откровение. Это когда наше упование зиждется на вере отцов Пятидесятницы и Ефеса, на добродетели периода Иринея, когда они сохранили силу Евангелия, на познании и рассудительности дней Мартина, когда монахи «анатолии» в тех церквях, в которых следовали Мартину, не проходили, в отличие от остальных мест. Люди, наученные Мартином, распознали этот лживый дух, а точно такой же «анатолий» в Испании имел успех. В дни Мартина его церкви находились в нормальном состоянии, а о других Сульпиций Север пишет в самом конце своей «Хроники», которая у нас выходила под названием: «Сульпиция Севера Священная и церковная история»:
А между нашими вспыхнула война постоянных раздоров, которая вот уже 15 лет, раздуваясь безобразными разногласиями, никак не может прекратиться.
И ныне, когда ясно видно, что несогласиями епископов все взбаламучено и перемешано и все из-за них исполнено ненавистью, страхом, непостоянством, злобой, мятежом, произволом, жадностью, надменностью, бездействием, извращенной праздностью, наконец, тем, что многие против немногих, правильно советующих, с упрямым усердием и безумными мыслями воюют, - среди всего этого народ Божий и всякий лучший подвергается поношению и насмешкам.
Разве это не то, что происходит и происходило «в Послании»? Разве это не нынешнее состояние Войса, Библейских верующих, которые уже несколько десятилетий ведут братоубийственную войну между собой, вынося сор на суд тех, кто ничего не значит в Церкви, судясь у неверных? Разве этого нет у громовцев, утверждающих, что у них есть Семь Добродетелей? А ведь это всего лишь Третья Добродетель, без которой не будет всех остальных.
Это давало воздержание в темные века Средневековья, это давало терпение ожидать обетование в дни Лютера. Это давало благочестие людям в дни Уэсли, чтобы в эпоху Открытой Двери перейти к силе благочестия в дни улицы Азуза. И мы зиждемся на том Самом Святом Духе, Который в предыдущие Периоды проявил веру, добродетель, рассудительность, воздержание, терпение, благочестие – проявил и доказал, что в Нем это есть. Сейчас Он в спасенном человеке доказывает братолюбие.
С самого начала Периода Он начал излияние на улице Азуза, которое просто невозможно было бы без этой предыдущей подпорки. Братолюбие, утверждая, вытачивая и оттачивая Церковь, умножает все это в ней до тех пор, пока она не станет полностью тождественной Ему, чтобы Он мог войти.
Они все ищут Краеугольный Камень, гоняются за сенсациями и в духовной слепоте не смотрят на природу, на ДНК. Все клетки разные в человеческом теле, но ДНК – одно и то же. Добродетели Периодов – разные, но Христос один и тот же. Служения в Теле, дары и призвания разные – но Христос, Тайна Седьмой Печати, вовеки тот же. Тайна искупления, вызывающая имена, под каждой из Шести Печатей разная, но Христос – Тайна Седьмой Печати, тот же. Это не так, как учат громовцы, что все спасаются под шестью Печатями, а Невеста, имея в виду самих громовцев, под Седьмой. Невеста сегодняшнего дня спасается под Четвертой Печатью, под помазанием Орла, потому что она обращена через орлиное Послание из Малахии 4. Кто утверждает обратное, отрицает, что пришел к Богу через Послание. Он лжесвидетель и находится под проклятием раскрытого свитка, о чем я писал раньше. Под Седьмой Печатью находятся имена всех спасенных всех веков и народов, в первом ли воскресении они получают жизнь, или во втором. Посему мы спасены под Четвертой Печатью благодаря Краеугольному Откровению всех Шести Печатей, которое называется Седьмой Печатью. Оно общее для всех Шести предыдущих.
Христос в ней, в Невесте, неизменный. Он всегда был сокрыт в ней. Это Зерно, Которым Он был, чтобы принести много плода.
Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода.
(От Иоанна 12:24)
Оно ожило и принесло много плода, сформировав Дерево Невесты. Та же самая ДНК, тот же самый Краеугольный Камень. Этот Краеугольный Камень все Семь Периодов формировал ее. Сейчас Он просто доводит дело до завершения ,чтобы осталось только одно Тело, которого не хватает этому строению, – Тело Самого Иисуса Христа, ради Которого мы живем, к Которому приходим, Которого мы любим, под крылами Которого укрываемся.
Он не успокоится. Он дал обетование:
Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно; и всякий язык, который будет состязаться с тобою на суде, - ты обвинишь. Это есть наследие рабов Господа, оправдание их от Меня, говорит Господь.
(Исаия 54:17)
Положитесь на Него. Он Утешитель, в Нем есть утешение. Он сможет это сделать. Он не только Аминь. Он также Свидетель Верный и Истинный, чтобы быть всегда с нами и завершить Свой труд в нас до конца.
Соломон в прообразе совершал все приготовления к тому, чтобы Храм Тысячелетнего Царства стоял на земле. Дух Христов, уже успокоившийся от дел Своих Дух, совершает последние приготовления в тех, кого Он любит, кто был в Нем, как Ева в Адаме, когда Он висел на Голгофском кресте, и когда Бог наводил на Него смертный Сон, чтобы затем явить Ему Невесту – плоть от Плоти Его, Дух от Духа Его и кость от Костей Его, когда Он был этим знаменем из Иова, что носилось по ветру, когда Он поднял руки – и не отпустил до самой Своей победы.
Когда Он победил, Он уже был Львом из колена Иудина. Но, пока мы в плоти находимся на этой земле, Он для нас по-прежнему Агнец. Пока у нас есть малейший насморк, зубная боль, или мы совершаем хотя бы самый незначительный проступок, или нас укусил комар, пока мы стареем, пока у нас неприятности, пока мы плачем от горя – Он все еще Агнец.
Он победил, Он снял Печати. Он все завершил. Но пока мы на земле, давайте Его видеть Таким, Какой Он на земле, все еще покрытой покрывалом Его Крови. Давайте приходить туда, где Он явит нам Свое лицо: к медному Жертвеннику суда, к медному Змею. Время начаться суду с дома Божьего, и всем нам должно явиться пред судилище Христово. Только здесь, у Голгофы, мы находимся пред лицом Божьим, пред лицом победившего Иисуса.
Мы стоим на плечах тех, в ком Иисус побеждал прежде нас. Когда мы просто это  поймем, мы воздадим должное тем, кто был до нас, воздадим должное Святому Духу, Который был прежде в них, а теперь – в нас. Тогда мы воздадим должное тем тысячам всесожжений, которые были в дни Уильяма Бранхама, а до него – у первых пятидесятников и так далее.
Христос в нас в Седьмом Периоде – это Дух, уже победивший в Церкви. Тогда мы получим откровение, что сатана и все его бесы – это уже пораженные духи, и их некому подкрепить.
Дух человека переносит его немощи; а пораженный дух - кто может подкрепить его?
(Притчи 18:15)
Кто подкрепит сатану, если в нас Тот, Кто победил?
Он победил, но для нас Он остается и останется Агнцем, потому что в Нем, как в Агнце, заключена наша жизнь. Давайте этого не забывать. У Него будет новое Имя, но на горе Голгофе Бог обонял приятное благоухание, потому что Он сам усмотрел для нас именно Агнца. Сейчас это благоухание находится между нами и Престолом, который для нас по-прежнему остается Престолом милости.

Микроблоги и любимые цитаты

©2010 7Gromov Catalog hristianskih saytov Dlya Tebya